Жизнь в грозном отзывы

Продолжение. Начало на сайте kp.ru.

А так как я — мигрант, за кровом и работой пора идти к своей диаспоре. К самым высокопоставленным русским — сотрудникам мэрии.

Они единственные в округе, кто имеет право появляться на улице без платка. Об этом мне дамы сообщили гордо. Дескать, прерогатива русских.

Чечня их пока терпит.

«Правда, я ношу его на всякий случай в сумочке, — заметила одна из чиновниц. — Для совещаний. Мне ничего, конечно, не скажут, но моему начальнику может влететь. Зачем мне его подставлять?

Это уже трудно представить, но когда-то Гудермес был славянским городом. Теперь русских здесь несколько сотен человек.

Как считается — из-за войны.

Одна из этих русских женщин уехала, но вернулась — из-за отношения в России к беженцам.

«Нас называли «русские чеченцы», — хмурится она, — там, в России, кому мы нужны?

Война из города ушла неожиданно.

Это уже трудно представить, но когда-то Гудермес был славянским городом.Фото: Владимир ВОРСОБИН

«Иду с работы, меня боевик останавливает, ну думаю, все. Они ж обычно местных не задирали, люди идейные, но кто их знает. А бородач грустно улыбается. Ах, господи! — оказалось, давний мой знакомый. Не узнать! Сказал, что ночью уйдут. Что будет мир. Я до сих пор помню этот переломный момент… А потом, через несколько дней, приехал Чубайс и поклялся перед жителями, что на следующий день дадут электричество. И ровно в полночь лампочки зажглись…

И вот мы сели с гудермесскими русскими и призадумались — а стоит ли вообще нам сюда возвращаться?

«Кто не жил здесь, вряд ли, — решается одна из чиновниц, — отношение к русским здесь нормальное. Да, у чеченцев есть чувство, что им что-то недодали, что их обидели.

В центре города великолепная мечеть-гигант, притом, что их в окрестностях целый сноп — маленькие, средние, большие.Фото: Владимир ВОРСОБИН

Но война выбила из них сепаратистскую дурь, отрезвила. Они не против русских специалистов. Но! “Посторонние” русские не выдерживают здесь и пары месяцев».

— Почему?

— Не объяснить. Впрочем,- задумывается, — вот одна из причин. Приходит русский на совещание, слушает-слушает и понимает — пора писать заявление об уходе.

— ?!

— Они говорят по-чеченски. Не со зла. Просто привыкли… А это значит, что ты никогда до конца ничего не поймешь.

И потом — представьте здесь наших голоплечих девушек и наших веселых парней, не понимающих ни местных правил, ни чеченских традиций. Представили? А теперь ответьте на вопрос — что будет?

МОЙ АУЛ

Семью Заура, Седы и ставшее почти родным село N я встретил чудом (другие объяснения еще более невероятны).

Разговорился с сотрудницей гостиницы, она вдруг:

«А хотите пожить в доме моего брата в N? Это недалеко — в сорока километрах».

И уже под вечер я стоял с рюкзаком у дома Заура, тревожно озираясь.

Потом я часто подтрунивал над Зауром: «Заур, в селе дома как дома. Нормальные крепости с гигантскими воротами и стенами для осады. А у тебя все как на ладони. Ворота прозрачные, двор открытый, ну разве это по-чеченски?»

— А что мне скрывать? — улыбается своей деревенской улыбкой Заур…

Ну да, сравнительно скромный, по местным меркам (и вполне респектабельный по российским), шестикомнатный одноэтажный дом, где меня и поселили, несмотря на протесты, в самую лучшую, «родительскую» комнату.

И я долго привыкал к этим «местным меркам».

Болезненно.

Чуть ли не на каждом шагу “подрываясь” на местных традициях.

Например, из-за излишнего любопытства.

Например, я долго не мог взять в толк — скромный дом честного сотрудника местной нефтебазы Заура окружали прекрасные новенькие виллы, фазенды, особняки, родовые имения — крепкие, каменные.

Глядя на все это, я вспоминал поросшие борщевиком русские деревни в Тверской области. С полуразрушенными церквями. С грустным очарованием упадка.

Дома все — крепости с гигантскими воротами и стенами для осады.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но мои вопросы вызывали у местных аллергию.

«Никогда не интересуйся в Чечне — откуда люди берут деньги!» — шутливо учил меня начальник местной нефтебазы, — не нарушай вековых традиций!

— Но как людям удается строить такие дома на зарплаты в 20-30 тысяч рублей, — не унимался я.

— Работаем, не пьем, помогаем друг другу, — задумался начальник.

— Кто-то на двух-трех работах работает, — предположил Заур за ужином.

— А как же безработица…

— Какая безработица? — Заур с такой печалью посмотрел на меня (угораздило же приютить журналиста, наверное, думал он), — что я зарекся говорить дома о политике.

И все свои злодейские вопросы — например, а правда ли, что соседний участок в пять соток у старой серной бани, как утверждают сельчане, принадлежит кадыровцам (так здесь называют окружение главы Чечни — В.В.) и продается за миллион рублей? Или от чего жители села принципиально не берут кредиты в банках (здесь это считается неприличным), но строятся практически все? — пока запихал в разряд “риторических”.

Нет, ну, правда, к черту журналистику.

Надо расслабиться и пожить, как русский человек в чеченском ауле. Спокойно, внимательно, несуетливо…

АДАТЫ

Хозяйка Седа осторожно посвящала меня в правила местной жизни, хотя со мной было дико тяжело.

Я, конечно, не вел себя так разнузданно, как фотокорр «КП» Витя Гусейнов, ворвавшийся в мой аул в шортах и, кажется, с банкой пива в руке (из-за чего в изумленном N замолчали петухи, закричали дети и гром не поразил Гусейнова только по причине традиционного кавказского гостеприимства).

И все-таки были проколы.

— Какие красивые у вас девушки, — брякнул я однажды, вернувшись с поиска работы.

Зулай нахмурилась.

Я тогда не придал этому значения. Мне тогда казалось, что чеченцы иногда ведут себя странно.

Я был у Руслана, местного мастера по ковке. Просился в подмастерье.

Тот сначала изумился — «да мне и своих (показывает на подручных) из-за кризиса выгонять пора, а вьетнамскую работу мне предлагать тебе стыдно.

— Вьетнамскую?

— А мы всем селом год назад вьетнамцев выгнали. В Бога не верят, живут грязно, кошек наших съели. Ну, мы собрались всем селом, погрузили их в автобус — и до свидания. Но русские не будут же ямы копать…

И вдруг разговор “съехал” на религию.

— А ты, я вижу, верующий, — замечает крестик. — Это очень хорошо. Значит, думаешь о душе… Хотя, знаешь, почитай Коран…

И я разозлился.

— Господи, опять “миссионерят”, — проворчал я. Чеченцы как сговорились. Вчера старший сын Седы Ваха рассказал поучительную историю — как с помощью инета успешно обратил в ислам одного москвича…

Долго пришлось привыкать к этим «местным меркам».Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но Бог с ним, с Ваха. Самую наглую попытку обратить православного в ислам я наблюдал в станице Наур.

Заехал к благочинному Наурского округа иеромонаху Амвросию (Марченко), гуляем по станице. Батюшка все хвалит чеченцев, что сохранили национальные традиции. Что не хватает многим православным их отчаянной веры…

— Даже обращение Кадырова ВСЕМ жителям Чечни «Пример Пророка Мухаммада — фундамент для каждого из нас» священник не готов осудить…

И тут мой скучающий таксист-чеченец вдруг влезает в разговор, как раз обнаруживая веру отчаянную, размашистую.

Он обращается к Амвросию, причем грубовато, на “ты”:

— А ты читал Коран?

Священник мрачнеет, пожимает плечами.

— Может, прочтешь, и будет тебе яснее? — продолжает религиозное наступление мусульманин.

— А ты приходи в церковь, и поговорим, — улыбнулся батюшка, пытаясь как-то закруглить разговор.

Но таксист не сдается, зачем-то вытаскивает листок бумаги, складывает его, режет и, приговаривая, что этот фокус очень популярен на ютубе, снова разворачивает бумагу.

Получается слово «АД» и крест. Дескать, одно и то же.

“Как это объяснить?” — улыбается победоносно.

“А если — или ад, или крест”, — возмущенно срезаю его я…

СВИДАНИЕ ПО-МУСУЛЬМАНСКИ

Но по дороге домой остываю, вижу трогательную картинку — у портрета Ахмата Кадырова свидание по-мусульмански. Девушка и парень. Оба на почтительном расстоянии друг от друга. А за спиной у девушки подруга — слушает. Иначе позор.

Вот тогда я и поделился с хозяйкой дома Седа наблюдением:

«Красивые у вас девушки», — говорю я.

Качает головой.

— Пожалуйста, не говори это здесь моим сыновьям Ахмеду и Ваха, — мягко говорит она.

— Почему? – сосредотачиваюсь.

— Не надо. А то подумают о тебе что-нибудь…

— ?!

В таинственный мир аула я погружался камнем — все быстрее и быстрее.

Некоторые имена героев материала и названия населенных пунктов изменены.

Продолжение следует.

Путевой дневник. «Русский островок» в Чечне.Не имея ни друзей, ни знакомых в Чечне, наш обозреватель Владимир Ворсобин купил билет на самолет и вылетел в Грозный

Форум Винского

Я давно хотел съездить в Чечню, но как и многих из нас что-то меня останавливало. Когда я заикался об этом, большинство знакомых крутили пальцем у виска. Переломным решением стал день, когда авиакомпания Азимут объявила о начале полетов в этот регион и в честь данного события предложила билеты по 888 рублей в одну сторону. Мне удалось купить такие билетики как раз на День России 10-12 июня. И так 10 июня в 12.00 из а/п Внуково на современном самолете Сухой СуперДжет 100 я вылетел в город Грозный аэропорт Грозный-Северный. Время в пути составило чуть более 2 часов.
ДЕНЬ 1 (половина дня)
Первое что запомнилось после приземления это жара на улице в 30 градусов и самолет Египетских авиалиний стоящей на летном поле (это как раз прилетела сборная Египта на ЧМ2018). Фото самолета нет, потому что не успел(( Зато вот пожалуйста фото аэропорта. В отчёте все фото будут без обработки.
Далее дорога в город. Яндекс-такси хоть и есть, но машин не много, а у аэропорта их вообще не отыскать, но так как я жил в самом центре, то в принципе добраться до него проблем быть не должно. Выйдя из аэропорта я обнаружил маршрутку номер 111, в котором сидел один пару человек. Я погрузился в неё, но буквально через пару минут к водителя подошел пассажир и спросил где тут останавливаются такси! Водитель спросил куда ему надо и задумчиво и рассудительно заявил что такси туда будет стоить 600 рублей, но за 400 он готов отвезти! Пассажир согласился, после чего водитель попросил всех выйти из машины и укатил с этим пассажиром) Правда тут же подъехала ещё одна маршрутка и всех нас забрала. Оказалось что 111 маршрутка идёт как раз туда куда мне нужно и минут через 20 я был уже на месте. Затраты на проезд 15 рублей (расстояние 12 км). Практически все, а даже и не практически, а все маршрутки либо едут до центрального рынка «Беркат», либо проезжают мимо него. Центральный рынок он и есть центральный рынок, и если вы окажитесь в Грозном, то неприменно посетите его. На фото стоянка маршрутных такси. О самом рынке чуть позже.
Выпив кофе и быстро приняв душ около 15 часов я вышел из дома в сторону центра (200 метров от снимаемой мною квартиры). Времени было мало, а планов много, но так как примерный маршрут уже был, то я начал его реализовывать. Погода менялась стремительно от палящего солнца до сильного ливня, который я пережидал в одной из аптек). Кстати в Грозном все организации расположены как-то кучками. Т.е. если вам нужно аптека то надо идти на улицу аптек, где аптеки будут идти одна за одной, а обувные магазины расположены на улице обувных магазинов) Вот как-то так. И так на небе замоячило солнышко и я принял решение пойти на смотровую площадку комплекса «Грозный Сити». На фото комплекс зданий. Самое правое это смотровая площадка, а чуть левее отель 5* и ресторан «Купол».
Недалеко от небоскребов расположена мечеть «Сердце Чечни». Те кто бывал в Стамбуле сразу же вспомнят «Голубую мечеть» и правильно! Именно она была выбрана прототипом Грозненской мечети.
И так смотровая площадка находиться на последнем 29 этаже (вход 100 рублей), имеет 4 стороны, фотографировать из которых можно только в 3-х. В четвертую сторону фотографировать нельзя, так как там расположена резиденция Кадырова. В общем такое правило: в сторону резиденции фотографировать нельзя! Спасибо что хотя бы можно смотреть! Несколько фото с видами с площадки (НЕ В СТОРОНУ РЕЗИДЕНЦИИ):
УПС! Одна в сторону….. Угадайте какая))) Кстати на площадке стоит охранник наблюдающий чтобы никто в сторону резиденции не снимал. Однако при мне произошёл забавный случай: турист из Ростова снимал на камеру, к нему подошёл охранник и попросил не снимать в сторону резиденции, а турист подумал что резиденция это здание с куполом и давай снимать как раз в запрещенную сторону, периодически втихую наводя камеру на ресторан (купол) и комментируя шепотом (ре-зи-ден-ция). Кстати по поводу резиденции у меня был небольшой нюанс на следующий день с местными властями, но об этом опять же попозже.
Вид Грозного с высоты мною был изучен и вовремя, так как на следующий день на площадку я не попал бы в виду позднего прибытия из Ангурского ущелья, а 12 числа в День России она не работала в целях безопасности. Спустившись с небоскреба я отправился гулять по цветочному скверу (на фото выше его хорошо видно у подножия башни).
А далее проследовал на обзор мечети «Сердце Чечни».
Посмотрев мечеть я отправился поесть, так как кухня это часть экскурсионной программы, да и кушать хотелось, а на вечер были большие планы. Недалеко от мечети я нашел замечательно кафе «Магия» с национальной кухней Чечни. Ну и разумеется я нашёл там что искал: Жижиг-Галнаш.
Что такое Жижиг-Галнаш для тех кто не знает. Кусок сваренной говядины подается на тарелке с кусочками теста и соусом: чеснок в бульоне. Помимо этого подается чашка с бульоном. Мясо отрезается, макается в соус и запивается бульоном. Очень вкусно.
После сытного обеда или ужина я отправился немного отдохнуть, так как вечером планировал поехать на «Грозненское море» посмотреть самый большой на юге или в Европе музыкальный фонтан, который включают каждый вечер в 21.00 в субботу и воскресенье.
«Грозненское море» это искусственный водоём на окраине Грозного на создание которого было потрачено около 60 млн. рублей, но к сожалению мне все прелести фонтана, да и «моря» увидеть не удалось. В 21 час было уже довольно темно, а фонтан в этот день почему-то не включили, хотя посмотреть на него собралось довольно большое количество желающих, преимущественно местных жителей.
Фото не сработавшего в этот вечер фонтана:
Но всё что не делается, всё к лучшему, так как во время ожидания я познакомился с 2 такими же туристами, которые успели заказать машину до «города мертвых» в Аргунском ущелье и мы решили поехать троём, что существенно расширяло мой маршрут и при этом экономило бюджет.
Так и не дождавшись фонтана я отправился обратно в центр гулять по ночному городу.
Грозный ночью абсолютно безопасный город. Народу на улицах очень много, как и людей с оружием и в военной форме. Кстати говоря местные жители очень доброжелательные и радушные. Человеку с зеркальным фотоаппаратом будет в Грозном сложно, потому что все подходят, спрашивают откуда ты, нравиться ли тебе у нас и пытаются дать номер телефона, чтобы ты звонил если вдруг какие-то проблемы. 30% времени тратишь на разговоры и взаимные комплименты. Один раз ко мне подъехал мальчик лет 12 на велосипеде, спросил откуда я! Узнав что из Москвы укатил, но через 3 минуты вернулся с 2 друзьями и вопросом: можно с Вами сфотографироваться?
-Зачем?
-Ну Вы же с Москвы))))
В общем гулять вечерами абсолютно безопасно!
Кстати в Грозном нет пьяных людей вечерами, как и алкоголя в целом. Алкоголь в Грозном можно найти легально в 2-х местах: ресторан «Купол» (цена на бутылку водки от 1000 рублей) и гипермаркет на окраине Грозного «Лента» (продажа алкоголя с 8.00 до 10.00 УТРОМ).
Погуляв по вечернему Грозному я отправился домой спать, так как утром в 9 у меня должна была стартовать экскурсия по Аргунскому ущелью.
ДЕНЬ 2
В 8 часов я вышел из дома в точку Х, где меня должна ждать экскурсионная машина. На улицах было безлюдно. Воспользовавшись моментом, пофотографировал мечеть без толп туристов.

https://kiarioclub.ru/forums/uploads/mo … d35ef8.JPG
Переходя мост сделал пару фото самого моста и реки Сунжи
НО не успев дойти до конца моста дорогу мне перегородил здоровенный чеченец в военной форме и с автоматом. Дальше между нами произошёл небольшой диалог, суть которого свелась к тому, что ему передали что я что-то фотографировал и возможно сделал несколько фото в сторону резиденции. Он попросил показать ему фото и парочку удалить, после чего мы с ним расстались на позитивной ноте. ХОТЕЛОСЬ БЫ ВЫРАЗИТЬ БЛАГОДАРНОСТЬ РАЗРАБОТЧИКАМ ПРОГРАММ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ УДАЛЁННЫХ ФАЙЛОВ )))))))))))) Хотелось бы отметить что разговор с охранником шёл в позитивном ключе, он 100500 раз извинился, вел себя учтиво и не оставил никакого негатива.
В общем в 9 часов утра я и 2 моих новых знакомых отправились в Цой-Педе (город мёртвых) в 111 км от Грозного.
Ехали мы не торопясь с остановками для фотосессий. Гид, а он же водитель мужчина по образованию историк и журналист, поэтому рассказывал всё очень интересно и знал куда лучше заехать.
Первая остановка у нас была около родников, где местные набирают воду «оптом» заливая сразу 10, а то и 20 баклах по 5 литров.
«Боевая башня» — такие сооружения в большом количестве стоят в республике. Многие восстановлены, но есть и уцелевшие неизвестно с каких годов. К сожалению историки не знают даты возникновения этих башен, но то что их историческая нить пересекается с историей Грузии это не отрицает никто.
Спустя какое-то время мы въехали в Аргунское ущелье
Сказать что там красиво, это не сказать ничего!
С туризмом в Чечне пока дела обстоят плохо. ЗА все время нашей поездки мы встретили только 4 туристов и то 1 был одиночка и 3 семья. Республика активно пытается привлечь туристов, тем более у них есть на что посмотреть.
Несмотря на ощущение что в ущелье никого нет, по факту это далеко не так! Каждый участок дороги контролируется со скрытых где-то в горах военных пунктах Российскими военными, поэтому вы всегда находитесь «на мушке».
За время нашей поездки нас проверяли на 3 блок-постах: на первом стояли чеченские войны и записали только паспортные данные, даже не сличив личности. На втором было уже всё серьезно, как на пересечении границы: выход из машины, запись, беседа с пропускающим, досмотр машины. Далее второго поста без предварительного согласования с ФСБ пройти могут только граждане РФ, поэтому частенько бывают случаи в туристических группах, что люди забывшие паспорт или имеющее гражданство соседних государств, остаются дожидаться своей группы на втором посту. На третьем посту записали наши паспортные данные и разрешили пройти в «Город мертвых» (он находиться в 100 метрах от него). Вся эта безопасность связана с тем, что дорога по ущелью является переходом в Грузию и изначально была проложена боевиками в Чеченскую войну. Официального перехода границы нет, но по факту это возможно.
Небольшие эксперименты с зумом объектива. Фото лошадок на горе вблизи и с максимальным увеличением:
Далее на пути средневековый замок Пхакоч (ныне Историко-архитектурный комплекс Пхакоч) расположенный в чеченском селении Итум-Кал. Вход с небольшой экскурсией и бесплатной фотосессией в местной одежде 50 рублей.
Замок был восстановлен на 80% но на первом фото левое строение осталось с давних времен. Разница кладки прошлого и современная заметны.
И фото «на память». Кстати такую шапочку я себе прикупил после на местном рынке за 1300 рублей.
Через некоторое время мы добрались до «Города Мёртвых»
«Город Мёртвых» это место с кучей небольших сооружений, в которых лежат человеческие останки. По одной версии так боролись с чумой: если человек заболевал, ему строили небольшой каменный домик и замуровывали его там, оставляя для него небольшое окошко, куда подавали еду. По другой версии это всего лишь склепы, куда носили умерших. На сегодняшний день домики вскрыты и то что внутри можно спокойно увидеть. Но добраться к ним не так уж и просто! Надо преодолеть подъем метров 200.
«Убранство» домика
Сверху открываются очень красивые виды на Кавказский хребет и долину.
Также на вершине расположена башенка, на которую можно подняться
Но вскоре заморосил неприятный дождик и мы поспешили вниз в обратную дорогу
На обратной дороге также делали остановки для фотосессий
Так как дождик затянулся, а световой день заканчивался мы поспешили в город, заглянув по дороге в город Аргун (16 км от Грозного), чтобы полюбоваться мечетью «Сердце Матери». Мечеть выполнена в стиле Хай-Тек и построена в честь матери Рамзана Кадырова. Так как лил дождь, то снаружи много фото сделать не удалось, поэтому смотрите внутреннее убранство:
По возвращению в Грозный стемнело и дождь утих. И вот теперь время поговорить о чеченском гостеприимстве. А народ это очень гостеприимный. Вернувшись с поездки я попал на мусульманский праздник Ид аль-Фитр. В этот день прекращается пост. На центральной площади города были выстелены прямо на асфальте скатерти и разложена еда. Люди из мечети шли, усаживались и ели. Я пришел на площадь, когда всё действие почти завершилось.
И вот пока я стоял и смотрел на происходящее ко мне постоянно подходили чеченцы и спрашивали кушал ли я плов и почему нет. Когда уже отказываться было некрасиво меня проводили до казанов с пловом и как только чеченец сказал что я гость, тут же все засуетились! Не смотря на толпу у чанов, тут же мне передали тарелку с пловом, помидоры, зелень, огурцы и т.п. В итоге около казанов я простоял часа 2! Скушав 3 порции плова + к тому же мне его дали с собой, так что голодным я не был даже на следующий день.
Хотелось бы отметить небольшой инцидент. Когда я снимал как некоторые чеченцы (в основном женщины) устраивают чуть ли не драки за оставшуюся еду, ко мне подошел какой-то чеченец, видимо «товарищь из органов» )))) и спросил для кого я это снимаю! Но получив ответ что турист и для себя, пожелал хорошего отдыха и растворился в ночи.
Видимо не совсем нравятся управленцам региона «не очень красивые картинки». Ну а я после такого сытного ужина с несколькими тарелками вкуснейшего плова пошёл домой отдыхать!
ДЕНЬ 3 (половина дня)
12 июня — День России, а Чечня входит в состав РФ, хотя постоянно преследовало ощущение, что это не так. Утро было решено начать с центрального рынка Беркат. Несмотря на то, что в 9 утра вещевая часть рынка ещё не работала, продуктовая его часть гудела во всю.
Голодным я не был, так как утром нашёл силы съесть не успевший даже остыть вчерашний плов, но перед черешней устоять не смог.
Вернувшись с рынка, съев килограмм черешни я собрал вещи и выселился из апартаментов. Кстати вот фото (2700 за 2 ночи):
Я отправился на центральную площадь на митинг в честь Дня России. А теперь интересный момент: подходя к площади, на подъездных дорогах, я заметил большое количество ПАЗиков в которых привезли на митинг людей. Им раздали флаги и началась официальная часть церемонии, во время которой местной прессой активно велась фото и видеосъемка. Через полчаса красивых речей официальная часть закончилась, флаги шустро собрали, а народ с площади так же шустро исчез. Ещё через полчаса, после выступления русских и чеченских ансамблей с площади разошлись все. Создалось ощущение что данное мероприятие носило какой-то показушный отчетный характер. Вот несколько фото с митинга.
Ну а после митинга я пошёл просто гулять по городу.
Ну а далее я поймал Яндекс-Такси и за 72 рубля доехал до аэропорта.
Вот пожалуй и ВСЁ! Если у кого-то есть вопросы — спрашивайте! Если обзор понравился, ставьте ЛАЙК теме))) И ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЧЕЧНЮ!!!

Александр Черкасов 251 Глава Правозащитного центра «Мемориал»

Причины — это с одной стороны объективные обстоятельства, а с другой – субъективные. В качестве причин и предпосылок называют обычно самые разные вещи: жуткие угрозы из Чечни, которые надо было срочно предотвратить; жуткое количество нефти, или наоборот – необходимость прокладывать нефтепровод, по которому жуткое количество нефти из Каспия надо было качать; защита прав русскоязычного населения. И много чего другого. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что ни одна из них в качестве побудительного мотива не работала.

Правами русскоязычного населения озаботились только когда во всю ввязались в войну. Прежде об этом никто не думал. Нефти в Чечне практически нет. Она был выкачена за век эксплуатации месторождения, сейчас там добывают порядка 2 млн тонн в год, это полная ерунда. Да, в Чечне была большая нефтепереработка, мощные заводы, но от них не осталось ничего: что-то разбомбили, а что осталось – порезали и сдали в металлолом чёрные металлурги. Трубопровод из Каспия что-то особенно большой популярностью не пользовался. Насчёт чеченской преступности – это миф, выстроенный из нашего современного далеко. Дело в том, что как раз на мафию чеченцы оказались неспособны. Вернее – способны в такой же степени, как и на государственность. Чеченское, анархическое устройство общества (примерно с XVI века) не предполагало выстраивание иерархических систем.

По состоянию на 92-93 год Чечня во многом устраивала всех в России. Устраивала спецслужбы как некий офшор, где через Северный аэропорт можно было переправлять оружие в страны третьего мира; как офшор, где можно было нанимать боевиков для выполнения самых разных задач. Например, в Абхазии воевали российским оружием с российскими инструкторами, но отряды конфедерации народов Кавказа под командованием Шамиля Басаева.

Чечня как офшор устраивала крупные нефтяные (тогда ещё государственные) компании, потому что можно было гнать через неё нефть и врать о том, что там уплачены все налоги, и отправлять её дальше на экспорт.

Казалось бы, устраивает всех, но что случилось? А случилось у нас тогда вполне внутримосковское событие. К концу 1992 года обострилось противостояние президента Бориса Ельцина и парламента, где был Руслан Хасбулатов. При этом в ноябре 1992 года из Останкино убрали Егора Яковлева, человека, в общем, с совестью. А главным пропагандистом, так уже получилось, стал Михаил Полторанин (старый партийный кадр при Ельцине, известный своим пристрастным отношением к евреям). Но тут что делать: есть парламент, есть спикер, а он – чечен. И тут вся пропагандистская машина в рамках противостояния с Парламентом перестраивается на «ату этого чечена Хасбулатова!»

То есть, если мы вернёмся к текстам 1993 года, то окажется, что у нас там не парламент плохой, а Хасбулатов плохой и под ним 70 с чем-то объектов в Москве контролирует чеченская мафия. Оказывается, это департамент охраны Белого дома охранял ещё около 70-ти объектов, но при этом к чеченам они отношения не имели. К октябрю 93-го года это усилилось до такой степени, что если вы послушаете радиопереговоры в ночном эфире 3-4 октября, окажется, что готовящиеся к штурму милиционеры собирались брать то ли Грозный, то ли Кабул. Воевать собирались то ли с чеченами (потому что Хасбулатов), то ли с афганцами (потому что Руцкой имел несчастье побывать в плену в Афганистане, и ему это почему-то вменялось в вину). Так или иначе, кампания была поднята. И про чеченскую мафию именно тогда разговоры и пошли. Дальше случается неожиданность: Белый дом мы немножечко взяли и немножечко сожгли 4 октября, а 12-го – ба-бах! – и на выборах почему-то нет большинства. Много мест в парламенте заняли коммунисты и жириновцы. И тут у политтехнологов (которые тогда ещё так не назывались) родилась светлая идея: для того, чтобы перехватить электорат, надо перехватить лозунги оппонентов. Нужно сделать что-то национальное и патриотическое. Например, вернуть в лоно Империи отвалившуюся провинцию. Ничто так не поднимает рейтинг.

Во второй половине декабря у нас вдруг вынимают из-под сукна подписанный месяц назад (и под сукно положенный) план Шахрая в отношении Чечни: план переговоров на фоне силового давления, которое должно обеспечить решение проблем сепаратистского региона. Получилось так, что с переговорами было очень плохо, а с силовым давлением очень хорошо. Разного рода политтехнологи и аналитики от этого проекта были отсечены через полгода. Контролировался он силовиками (к которым тогда относились Миннац, МВД, ФСБ). Курировал этот проект отчасти Севастьянов, начальник московского управления ФСК (федеральная служба контрразведки). Но что-то пошло не так. Даём антидудаевской оппозиции деньги, деньги они берут, а Дудаева не свергают; даём оружие – тоже Дудаев не свергается; даём оружие с экипажами – 26-го ноября 1994 года происходит штурм Грозного (якобы оппозиция, а на самом деле в танках были нанятые ФСК в подмосковных частях офицеры). Гибридненько повоевали. Танки входят в Грозный. В Грозном думают: «Ого, нашёлся кто-то, кто смог построить в колонну 40 танков и дойти до Грозного! Мать моя! Да ему власть можно даровать!», потому что в тогдашней Чечне такого человека не находилось. Но неожиданно из-под брони полезли неместные, и всё поменялось. Их пожгли и позабирали в плен. Дальше, как всегда лис прячут в лесу, и малую кровь можно смыть только большой кровью. К анализу ошибок и возвращению на предыдущий этап никто в течение года не обращался. Дальше – начало войны. Что забавно, война эта рейтинг не подняла. К началу 96-го у Ельцина он был на фоновом уровне. И выборы были выиграны отчасти, потому что именно тогда его команда говорила: «Мир!», «Мир!». Назрановские переговоры, Яндарбиев прилетает в Москву переговариваться, его забирают на спецобъекте АВС в Тёплом стане. В это время Ельцин летит в Чечню, говорит: «Все, мир наступил». Ельцин избирается во втором туре, но при этом, он взял к себе в команду третьего (а третьим был тогда Лебедь), назначил его секретарём Совета безопасности. А Лебедь решил стать победителем. Своему бывшему заму по Приднестровью Тихомирову (который тогда командовал армейской группировкой в Чечне) дал картбланш на победу. И в июле 1996 года война возобновилась, как только были официально оглашены результаты второго тура выборов. Надо сказать, что победа не получилась, потому что за три дня до инаугурации Ельцина, чеченцы вошли в Грозный и город заняли. Не то чтобы превосходящими силами, их было около 800 человек. И никто не решался плохими новостями испортить настроение барина. Поэтому в течение трёх дней царил паралич, за это время чеченцы удивленно укрепились в городе и вышибить их было уже невозможно. После чего Лебедь, когда бои возобновились, прибыл на место, понял, что здесь ловить нечего и заключил Хасавюртовские соглашения. То есть здесь у нас движущая сила была одна, простая: ни нефть, ни деньги, ни что-то ещё. А власть, которая важнее нефти, денег и много чего другого.

Надо сказать, что после Хасавюрта про Чечню постарались забыть, как про страшный сон. Мы не вытащили своих пленных, хотя осенью 1996 года это вполне можно было сделать. Начались захваты заложников, ситуация была швах, а про Чечню пытались забыть. И так мы подошли к 1999 году. Зимой того года в Чечне был похищен представитель МВД, через год его останки найдут в горах. И это было последней каплей. Премьер Степашин заявил, что мы будем применять силу. Завертелась военная машина. Началось, например, формирование 77-й бригады морской пехоты в Дагестане (это не смешно, на то время морская пехота — это единственные части, которые имели хоть какую-то горную подготовку). Пошла переброска тактических ракет на юг. И здесь, уже даже помимо чьей-то воли, мы неудержимо шли к войне, потому что и с другой стороны машина завертелась. Почему? Переходим на ту сторону и замечаем, что в 97-м году у нас на выборах в Чечне победил Масхадов (убедительно победил), а второе место занял Шамиль Басаев. Было там жутко нестабильно, потому что у Басаева были отряды. Не то чтобы большие, но он умел объединять под собой очень неспокойных местных товарищей. В какой-то момент Масхадов дал ему порулить, на полгода (где-то на рубеже 97-98 г. Басаев возглавил правительство). Надо сказать, что он добился блестящих успехов: наполняемость бюджета упала в 20 раз. После чего, казалось, его карьера закончена. Уйдя, как и обещал, через полгода с этого поста, он тут же выступил на съезде конгресса народов Чечни и Дагестана, заявив о мощных целях экспансии. Началась подготовка к тому, что в итоге вылилось во вторжение в Дагестан.

Басаев, оказавшись политическим маргиналом, оказался на грани смерти не только политической, но и физической. Единственное, что избавляло его от такой перспективы – это начало войны, которая неизбежно привела бы к сплочению всех и избавила его от гибели (по крайней мере отсрочила эту гибель). Так и получилось.

В 1999 году, летом Басаев уже накапливал свои силы в Цумадинском районе в Дагестане. И то, что на рубеже июля-августа 1999 года там бабахнуло, могло бабахнуть чуть раньше, могло чуть позже. Так или иначе началась война, которая была объявлена контртеррористической операцией (хотя взрывов в городах ещё не было). Я не хочу сказать, что эти взрывы устроили спецслужбы, кроме «рязанских учений» роль спецслужб нигде не доказана. Но дело в другом. В том, что эта война была использована. Если вы посмотрите рейтинг Владимира Путина за август-ноябрь 1999 года, то вы увидите, что от ничтожных, фоновых значений стал вдруг расти. Каждую неделю какое-то брутальное заявление типа «мочить в сортире». И рейтинг хоп – 7% вверх скакал, пока не ушёл в заоблачные высоты. Собственно, это ровно та ситуация, когда мы можем утверждать примерно следующее: мы не знаем, кто устроил всё это, но мы точно знаем, кто это использовал.

По иронии судьбы, то, что не удалось в первую войну (использовать её как электоральный инструмент), отлично удалось во вторую. Дальше война, разумеется, была никому не нужна. Например, уже перед избранием Путина президентом, всячески старались заявить, что «Победа, ребята! Всё, уже победа! Там – в Комсомольском бои». Однако теракты всячески напоминали об обратном. Но они опять-таки были использованы для ещё большего укрепления власти. Но попытки утверждать, что последующие масштабные теракты были организованы спецслужбами, они тоже, на мой взгляд, несостоятельны. Тем не менее мы видим, что здесь причиной оказывается вещь намного более привлекательная, чем нефть и чем деньги. Власть. Бесконтрольная власть, которая не останавливается перед тем, чтобы поиграть с огнем, чтобы эту власть сохранить.