Замки лифляндии

На замки Лифляндии смотришь еще, как на представителей феодального ее быта, дикого и романического. Это ветераны некогда знаменитого и более не существующего войска, ветераны, изувеченные, отдающие уже дань времени и засыпающие сном вечным на изломанных трофеях своих. Они имели также свое великое время. Разбудите их, вопросите с терпением и уважением, должным их сединам и заслугам, — и они, в красноречивом лепете младенческой старости, расскажут вам чудеса о давно былом; и гигантские тени их полководцев, прислушавшись из праха к словам чести и красоты, встанут перед вами грозные, залитые с ног до головы железом, готовые, при малейшем сомнении о величии их, бросить вам гремящую рукавицу, на коей видны еще брызги запекшейся крови их врагов.
Лажечников, «Последний новик»
Хотя сия романическая цитата взята из художественного произведения, этот пост о том, как появились орденские и епископские замки в регионе Балтийского моря, кто их строил и для чего, по какому принципу их сейчас подразделяют. Давно нужно было сделать такую краткую обзорную запись. Речь пойдет о средневековой истории, о тех временах, что отстоят от нас на целых 800 лет назад. За это время успело родиться и умереть около тридцати двух поколений людей. Какая-то информация о тех событиях сохранилась в исторических документах, какая-то безвозвратно пропала в природных и человеческих катаклизмах. Мы зачастую не знаем, как многие замки выглядели первоначально, и лишь археологические исследования позволяют примерно установить это.

Как я уже упоминала ранее в своем журнале, мною была сделана карта средневековых замков, построенных рыцарскими орденами и епископами на территории стран в регионе Балтийского моря. На приложенных к карте фотографиях, сделанных нами с 1999 по 2015 год, видны средневековые замки или места, где они находились в Эстонии, Латвии, Польше, России и частично в Литве. На карте показано их местоположение и территориальная принадлежность к концу 14 — началу 15 века.

Отдельно показываю фрагмент с эстонскими замками.

Сразу хочу отметить то, что точного количества замков никто назвать не может. Наиболее крупные, которые были замками магистра Ордена, его заместителей — ландмаршала и комтуров, а также епископов — назвать можно. Более маленькие хозяйственные, вспомогательные и вассальные замки могут иначе классифицироваться. Иногда это замок, а иногда укрепленное поместье, и градация тут очень тонкая. Но о двух с половиной сотнях замков региона можно говорить с определенностью.
В поисках объединяющего эти замки названия пришлось упомянуть Тевтонский орден, хотя, как вы знаете, в Эстонии и Латвии был Ливонский орден. Тем не менее, очень многие историки используют единое название — Немецкий или Тевтонский орден. Давайте разберемся, почему так, и что на самом деле происходило.

Хронологически Тевтонский орден возник раньше, во время третьего крестового похода в 1190 г. Первоначально это были немецкие рыцари, основавшие под эгидой другого крестоносного ордена — Госпитальеров (Иоаннитов), близ сирийской крепости Акра госпиталь для больных и раненых соотечественников. Поскольку немцы предпочитали держаться особняком от других народов, вскоре больница попадает под патронаж церкви св. Марии в Иерусалиме, а годом спустя папа римский Климент III официально учредил «братство Святой Марии Тевтонской в Иерусалиме».
Одиннадцатью годами спустя, в 1202 г. в Риге был основан другой духовно-рыцарский орден — Братство воинов Христа, более известное под названием орден Меченосцев или орден братьев меча. В качестве учредителей называются монах Теодорих из Турайды (впоследствии первый епископ Эстонский) и рижский епископ Альберт Буксгевден, иногда историки считают основателем кого-то одного из них. Но это длинная история, поэтому сейчас ее опустим.

В отличие от тевтонцев, меченосцы получили свой устав на основании другого рыцарского ордена — тамплиеров. Католической церкви нужны были военные силы, чтобы держать местных язычников в повиновении и распространять свое влияние вглубь новых земель.

Латвийский историк Эдгар Дунсдорф составил такие карты-схемы, показывающие продвижение меченосцев вглубь Ливонии. К 1208 г. дальше ливской земли Метсеполе рыцари не продвинулись:

Следующие три года идет покорение земель вокруг Даугавы:

К 1214 г. покорена латгальская земля Талава, замки местных жителей используются как форпосты для дальнейших завоеваний. Впереди — эстонские земли:
Это карта эстонских земель, какими они были в начале 13 в., с основными центрами:
К 1222 г. происходит раздел Эстонии между меченосцами и датчанами, интересы Ордена теперь обращаются на юг, в Земгале:
После восстания эстов в 1223 г. Эстония временно потеряна для завоевателей:
Но в 1232 г., через 10 лет непрестанных сражений и дипломатических переговоров меченосцы контролируют большую часть Ливонии:
Чтобы было проще представить, через какие дебри и родо-племенные образования рыцарям приходилось пробираться — вот для примера карта латвийских городищ — их здесь без малого пять сотен.
На некоторых городищах были поставлены немецкие замки, вернее, использованы деревянные замки местных жителей, т.к. собственных строительных ресурсов у завоевателей еще не хватало. Такой деревянный замок был, например, на городище в Айзкраукле. Назывался он Ашераден:
Впрочем, в Ливонии каменные замки начали строить уже в конце 13 в., а в Восточной Пруссии еще в 14 в. известны случаи строительства Тевтонским орденом деревянных форпостов.
В начале 13 в. каждый из орденов был занят своим богоугодным, как они полагали, делом — о меченосцах уже рассказала. Перейдем к тевтонцам. Опустим деятельность Тевтонского ордена в Венгрии, Венеции, и отправимся к тому, что нас наиболее интересует на данный момент — к этапу борьбы против прусских язычников. В 1217 г. папой римским Гонорием III был объявлен поход против пруссов, захвативших земли польского князя Конрада I Мазовецкого.
Князь пробовал справиться с пруссами самостоятельно, потом объединился с другими князьями, с которыми прежде враждовал, и уже будучи в полном отчаянии, попросил помощи у тевтонских рыцарей, обещав им владение городами Кульм (ныне Хелмно) и Добжинь, а также сохранение за ними будущих захваченных территорий. Тевтонские рыцари прибыли в Польшу в 1232 г., вначале основав на левом берегу Вислы напротив современного Торуня замки Фогельзанг и Нешава (Нессау). Ныне на месте последнего остатки Дыбовского замка, построенного польским королем.
Затем, перебравшись через реку, основали Старый Торн. Причем в исторических источниках утверждается, что эти укрепления были на дереве. Историки до сих пор спорят, правильно ли переведен этот фрагмент хроники — был ли то наблюдательный пункт на дереве или под деревом, или же вообще имелась в виду дубовая роща. Кстати в истории об основании польского замка Бежгловского также фигурирует пресловутый дуб.
Дальше все развивалось по сценарию: коготок увяз — всей птичке пропасть. Вот карта основных направлений тевтонских завоеваний:
Кстати, если вы посмотрите на большую карту (в начале поста), то увидите, что завоевание Восточной Пруссии происходило медленнее, чем в Ливонии, контролировалась меньшая территория. Объясняется это многими факторами — и природными условиями и воинственностью местных жителей. Древнелатышские феодалы, которые не были покорены, пошли на сотрудничество с немцами. Земгалы ушли в Литву, а вот эстонцы и пруссы бились до последнего. В Пруссии потребовалось больше укрепленных форпостов с запасами амуниции и провианта. Когда мы говорим о завоеваниях Ордена, то одновременно видим порядок возникновения замков.
До сих пор Меченосцы и Тевтонцы действовали независимо друг от друга, но географически неуклонно приближались друг к другу. Разделяло их уже сформировавшееся к этому времени сильное государство — Великое княжество Литовское. Дальше побережья рыцарям закрепиться не удалось. Были отдельные удачные походы, так, например, на территории Литвы появился тевтонский замок Георгенбург (ныне — Юрбаркас):
Князья Литовские то вступали в союз с Тевтонским орденом, то разрывали его. Тот же Витовт проделывал это неоднократно. В период сотрудничества Орден построил свой замок в Каунасе. Но нынешний замок строился уже Великим князем Литовским:
Пока Тевтонский орден мало-помалу укреплял свои позиции в Польше, находясь здесь в начале своего пути, орден Меченосцев был на пике своего могущества. И в одночасье все переменилось: объединенное войско жемайтов и земгалов разгромило Орден в битве при Сауле 22 сентября 1236 г. В ознаменование 750-летней даты со дня этой битвы в 1986 г. в литовском городе Шауляй была построена площадь Солнечных часов:
Орден меченосцев фактически перестал существовать, потеряв в битве своего магистра и примерно треть рыцарей. В Риме появилась идея объединить остатки меченосцев с Тевтонским орденом. Великий магистр тевтонцев Герман фон Зальца пошел на это весьма неохотно — ему хватало проблем и в Польше. Памятник ему можно увидеть ныне в замке в Мальборке среди прочих великих магистров:
Общий вид памятников. Крайний слева — Герман фон Зальца, за ним Конрад фон Фейхтванген, Винрих фон Книпроде и последний магистр Альбрехт Гогенцоллерн:
В итоге достаточно длительных переговоров в 1237 г. произошло слияние меченосцев с Тевтонским орденом, но с особым статусом — как Ливонское отделение ордена — Братство рыцарей Христа Ливонии. Глава ливонцев не мог быть назначаем без санкции верховного магистра тевтонцев, многие военно-политические вопросы также решались с ним. При этом в остальном Ливонский орден был достаточно самостоятелен и даже комтуры — администраторы замковых округов, имели право самостоятельно проводить переговоры, вести войны и т.п. Подчеркиваю — право еще не значит, что это происходило постоянно. Но отдельные набеги к литовцам или русским комтуры устраивали. Впоследствии ливонцы еще более освободились от опеки старшего брата.
Столица Тевтонского ордена была в Мариенбурге (ныне — Мальборк):
Столица Ливонского ордена — в разное время в Риге или в Цесисе (в зависимости от военной ситуации):
Так что теперь понятно, почему в исторической литературе порой о Тевтонском ордене и Ливонском говорят под единым названием. Но как видите, только в сравнении заметны особенности их развития. В результате образовалась уникальная историческая ситуация — 400 лет к востоку и югу от Балтийского моря существовало церковное, клерикальное государство. Феодалом здесь был не король, не граф, не иной вельможа. Военно-монашеский орден устанавливал здесь свой орднунг — порядок. Орденская территория (ок. 67 тыс. кв. км) была разделена на ряд областей с комтурами и фогтами во главе, в центрах областей находились сильно укрепленные замки. До XV в. таких областей управления было от 30 до 40, а в XV в. — 20 (9 комтурий и 11 фогтств). В Восточной Пруссии были также пфлегерства, которых в Ливонии не отмечено.
Пара слов о епископствах, которые на карте в начале поста выделены любыми цветами, кроме серого. Изначально таким образом святой престол в Риме хотел контролировать деятельность Орденов, раздел территорий между Орденами и епископствами регулировался многочисленными договорами, но в итоге расстановка сил изменилась, и епископства стали контролироваться Орденом. Даже рижские архиепископы порой бывали пленены. Ливонский магистр, например, сообщал великому магистру Тевтонского ордена, что архиепископ Сильвестр Стодевешер взят в плен и не будет отпущен на волю. Архиепископ умер в заточении в замке Кокнесе в 1479 г.
Общая площадь четырех ливонских епископств составляла около 41 тыс. кв. км., включая владения рижского архиепископа. Рижское архиепископство было второй по величине территорией Ливонии — ок. 18 400 кв. км. Архиепископ имел резиденцию в Риге (до 1420 г.), а позже и в Рауне (Ронненбург). Следует указать, что в Рауне архиепископы подолгу не жили — трудности с доставкой припасов вынуждали их переезжать из одного крупного замка в другой.
В управлении территорией архиепископства наряду с рижским архиепископом важную роль играли 12 высших священников — капитул соборных каноников. Капитулу одновременно принадлежало 2 или 3 замка — во второй половине 13 в. это были Вецдоле и Дундага, в 14 в. — Доле, Кримулда и Дундага, а в 15-16 вв. — Доле, Кримулда и Сунтажи. Замки капитула в случае войны использовали как военные опорные пункты, однако главными для них были хозяйственные функции.
Из трех остальных ливонских епископских территорий две находились в Эстонии: Тартуское (Дерптское) епископство площадью в 9600 кв. км и Сааремаа-Ляанемаское (Эзель-Викское) площадью в 7600 кв. км. У ревельского епископа не было своей территории, он владел лишь несколькими имениями, выделенными для его содержания (около 80 кв. км ). Курземское епископство насчитывало 4500 кв. км с резиденцией епископа в Пилтене. Т.к. владения Ливонского ордена раскололи территорию курземского епископа на три части, то она скоро подпала под влияние Ордена. Магистру удалось добиться в Риме постановления, что епископом Курземе может быть только член Тевтонского ордена. Тем самым епископство политически было подчинено Ордену.
На землях епископов действовало более выгодное для вассалов право наследования ленов, а в принадлежавшей датчанам Северной Эстонии вассалы получили право низшей и высшей судебной власти над своими крестьянами. Со временем такие же судебные права получили и вассалы епископов. Лишь в орденских владениях высшая судебная власть («дела о жизни и смерти») сохранялась исключительно за орденским судьей, или фогтом. Не удивительно, что на епископских территориях возникло больше вассальных замков, чем на орденской. Одним из наиболее известных и сохранившихся является замок епископского вассала — влиятельного рода фон Розенов в Лиелстраупе:
Хотя известны и орденские вассальные замки, вроде латвийской Шлокенбеки:
Теперь о самих замках. Эстония в этом плане слегка отличается от остальных орденских земель. Во-первых, в терминологии. Наука, изучающая замки, называется кастеллология, в плане изучения замков Ливонии одним из наиболее важных исследователей был эстонский историк искусства Армин Туулсе. Его книга, изданная в 1942 г., до сих пор принимается во внимание исследователями разных стран:
Ранее архитекторы и историки искусства выдвигали классификацию замков по принципу планировки укреплений замка. Тот же Туулсе классифицировал каменные замки ливонского периода следующим образом:
1) замки, соответствующие природному рельефу местности,
2) замки типа башни или дома,
3) замки типа кастеллы,
4) конвентские дома,
5) монастырские замки.
С точки зрения планировки такое подразделение замков достаточно правильное, однако уже сами исследователи понимают, что это отражает главным образом конечную фазу застройки замка, а первоначально замок мог соответствовать совсем другому типу.
Кроме того, конвентским домом со дня выхода в свет книги Туулсе, называли те орденские замки, у которых планировка была правильной формы или близкой к квадрату, и вокруг внутреннего двора сгруппированы четыре многоэтажных корпуса с угловыми башнями.
Что такое конвент? Конвент (по латыни — собрание) был обществом братьев рыцарей Ордена из одного замка. В Тевтонском ордене в один конвент входили двенадцать братьев-рыцарей и их начальник — комтур. Конвентский дом — место расположения конвента. Название пошло с легкой руки немецкого искусствоведа К.Х. Клазена, который так в 1927 г. перевел с латинского словосочетание domus conventuales.
Однако правильной формы в плане, с внутренним двором и корпусами, также является замок Курессааре, который местом собрания конвента не мог быть — это епископская резиденция.
Ныне исследователи отказались от применения названия «здание конвента» и замки с полной регулярной планировкой называют «кастелла», как уменьшительное от латинского слова castrum (замок). Употребление слова кастелла в научной литературе введено по аналогии с древнеримскими, регулярными, укрепленными лагерями. А фактически наши замки это и есть военные лагеря.
В словаре средневековых замков, изданном международным комитетом по истории искусства, «кастелла», которой как синонимы даны обозначения «замок кастелла», «квадратный замок», «четырехугольный замок», переводится как замок, имеющий квадратную планировку и угловые башни — от одной до четырех. Насколько я знаю, термин «конвентский дом» применительно к замку употребляют в наши дни только в Эстонии.
Второе отличие — в Эстонии в отдельную категорию выделены т.н. укрепленные церкви, всего их ныне известно более двух десятков. Карта из экспозиции замка в Хаапсалу:
В других странах этот вопрос исследователями еще досконально не проработан. В Латвии подобного рода известна лишь одна церковь — в Буртниеки:
В Эстонии таких церквей много на бывших епископских территориях. Например, на острове Сааремаа. Вот фото церкви в Вальяла, сделанное мной в 2005 г. Эти церкви строились как места, где немецким завоевателям можно было укрыться от нападения местных жителей. Возможно то, что эстонцы позже других народов покорились иноземцам, вызвало к жизни подобный тип сооружений, в то время как в других местах в этом не было нужды.
На орденских территориях необходимость убежища регулировалось расстояниями между замками. Кроме того, согласно уставу, брат-рыцарь не мог проводить ночь за стенами монастыря. То есть все эти замки располагались не более чем в дневном переходе друг от друга, чем и вызвана также их высокая плотность на карте. Например, дорога от Мальборка до замка Христбург (Дзежгонь) занимала 7-9 часов, а вот в Кенигсберг почти 35 часов, поэтому между ними имеется несколько замков, где можно было заночевать по пути.
Строительные мастера — выходцы из Германии и Скандинавии ввели в практику новые строительные материалы (кирпич, известь, стекло) и методы конструкции, присущие романскому стилю (арка, свод, кладка на известковом растворе). Если в Эстонии каменная кладка была знакома местным жителям, то латвийские ливы попытались первый каменный замок обвязать канатами и стянуть в реку, наивно полагая, что эта куча камней рассыплется.
В связи с этим вернемся к еще одному отличию прибалтийских замков — их строительному материалу. В Восточной Пруссии для замков использовался кирпич из-за бедности месторождений камня (например, замок Рагнит в городе Неман Калининградской области России):
В Латвии — полевой камень и доломит с известняком, позднее также кирпич.
После того, как в Ливонии было налажено производство кирпича, ливонские замки также строились из него. И увидев кирпич на фасадах, можно датировать основание замка не ранее, чем концом 14 века. Как замок в Лудзе:
Особенно наглядна экспозиция в замке Боркхольм, ныне Поркуни, где выставлены образцы эстонского известняка, фотографии построек из этого камня, схемы и карты, рассказывается о геологии. Надо заметить, что в Поркуни никогда не было недостатка в строительных материалах как в средние века, так и в более поздние эпохи. Известняк добывался здесь с самого начала истории человеческих поселений в этих местах. Известны захоронения в каменных гробах. Окрестные здания были построены из известняка, производилась также известь.
Одним из самых красивых эстонских замков, построенных из местного камня, я считаю замок Пайде. Красиво, но сурово:
Но как уже говорилось, первоначально немцы строили в некоторых местах деревянные замки, в 13 в. и в начале 14 в. В условиях тяжелых сражений 13-14 вв. с местными народами не имелось возможности сразу же организовать трудоемкое строительство каменных замков. Наиболее доступным и удобным строительным материалом было дерево. Надо сказать, что в Западной Европе также не сразу перешли к строительству только каменных замков. В Германии, Польше и других землях переход от деревянных укреплений к комплексам жилых и хозяйственных помещений, ограниченных каменными стенами, являлся ступенчатым процессом, занявшим время с 11 до 13-14 вв., местами даже до 15 в.
Недостаток ресурсов приводил к строительству сначала каменных дозорных башен — донжонов (французский термин) или бергфридов (немецкий). Между этими терминами есть небольшие различия, но в данном контексте это не столь существенно. Характерный пример донжона восстановлен в латвийской Турайде. Остальные постройки там появились позже.
Позднее донжоны окружали дополнительной линией защиты — крепостными стенами.
Затем со временем к этим стенам пристраивались дополнительные корпуса. Нужны они были для бытовых и для хозяйственных нужд.
В результате планировка замка приобретала следующий вид. Прочитайте надписи на плане. Капелла в переводе не нуждается, ремтер — это трапезная. Зал капитула использовался для собраний братьев-рыцарей. Отдельно стоящая башня могла быть встроена в основное ядро замка, как на этом плане:
Кройцганг — это крестовый ход, крестовые галереи. В те времена не было привычных нам лестниц внутри, сообщение с корпусами проходило по таким галереям, пристроенным к стенам по периметру внутреннего двора. Чаще всего она была деревянной — примерно такую частично восстановили в замке Нове:
В Лидзбарке-Варминьском была роскошная каменная галерея с крестовыми сводами:
Примерно такая же, только поменьше, в замке Курессааре:
А вот данцкер ныне обычно вызывает живой интерес со стороны посетителей замков. Ибо эта санитарная башня — не что иное, как средневековый туалет и мусоропровод. Рыцари уже давно обратили внимание на то, что нечистоты не способствуют здоровому образу жизни и старались выводить данцкеры за периметр замковых стен. Наиболее выдающийся такой данцкер сохранился в замке Мариенвердер, ныне польский Квидзын.
Вот пример средневекового туалета изнутри, в замке Мальборк (фото bench1968). Как видите, вместо бумаги тогда были капустные листы.
Теперь о военных аспектах, влияющих на архитектуру замков. Обратите внимание на зубцы на башне замка. В старину они играли не только декоративную роль. Это стрелковые галереи — т.н. машикули.
На этой схеме показано их примерное устройство — через отверстия в полу между зубцами можно было стрелять и поливать нападающих кипящей смолой.
В европейских замках нередки случаи устройства в стенах бойниц различной формы, крестообразной и прочей. В Ливонии это встречается реже, но у замка в Цесисе есть такая бойница, есть и в Вяэне:
Делалось это для того, чтобы максимально сузить отверстие для стрельбы, защитив тем самым стрелка. Иногда в прямоугольную бойницу вставляли поворотное бревно с выдолбленным отверстием, что увеличивало возможный сектор обстрела:
С появлением огнестрельного оружия замковые башни начали утолщать, делать их круглыми или строить новые круглые башни. Вот сравните толщину стен таких башен, например, замка Розула в Латвии, с рядом стоящим человеком:
С усовершенствованием артиллерии новые башни отодвигались все дальше от основного замка, утолщаясь и уплощаясь, перевращаясь в бастеи, а затем и бастионы.
Переходная форма наблюдается в замке Курессааре.
Мы говорили об орденских замках с их типовой планировкой кастеллы. Надо упомянуть и о о замках нерегулярной планировки. Это обычно епископские или вассальные замки, которые строились соответственно рельефу местности. Вы уже видели такой замок в Турайде. А вот его план, на котором заметно, что очертания стен следуют рельефу местности.
Наглядно заметно отступление от тевтонской архитектуры в застройке Соборной горы во Фромборке — здесь в единый комплекс входит замок Домского капитула, собор, надвратные башни, дворец епископа и хозяйственные постройки. К слову сказать, именно здесь служил каноником знаменитый астроном Коперник, чей дядя Лукаш Ватценроде был епископом Вармийским (на большой карте это епископство самое большое по территории среди тех, что внизу).
С усовершенствованием техники ведения войн замки постепенно утрачивали свое оборонительное значение, превращаясь в светские резиденции. Их перестраивают, пробивают широкие окна вместо узких бойниц, достраивают новые залы. Замок Лабиау в городе Полесск Калининградской области:
Замок Колувере в Эстонии:
Замок курляндских герцогов в Бауске пристроен к средневековому объему:
Многие замки не дошли до нашего времени, будучи разрушенными в многочисленных войнах.
Но и 20 век оказался к ним безжалостен. Так выглядел замок в Мальборке после II мировой войны. Поляки его постарались восстановить в прежнем историческом облике.
С другими, менее значительными замками они обращались достаточно вольно, пристраивая к средневековым стенам современные сооружения. Как в замке в Дзялдово.
В Калининградской области замки просто разбирали на кирпичи, как это случилось с королевским замком в Кенигсберге:
В лучшем случае приспосабливали под завод как в Гурьевске:
Или под тюрьму в Гвардейске:
Впрочем, в польском замке в Элке тоже была тюрьма.
Отличилась и Латвия. В связи со строительством каскада гидроэлектростанций, на берегах Даугавы в 60-70 гг. ХХ в. развернулись обширные исследовательские работы территорий каменных замков на больших площадях, т.к. более десятка замков предполагалось затопить. Если ранее археологические исследования замков ограничивались зондажем или вырытыми вдоль каменных стен траншеями, то теперь в нескольких объектах было исследовано до 60% от всей территории. Еще более объемные работы были произведены в зоне затопления Рижской ГЭС, где отдельные замки, бывшие, кстати, первыми каменными сооружениями в Ливонии — Мартиньсала и Икшкиле были раскопаны полностью. Часть замка Мартиньсала иногда видна, когда уровень воды в водохранилище Рижской ГЭС понижают:
Фундаменты замка в Икшкиле ныне находятся на острове посреди реки и засыпаны землей для лучшей сохранности. На поверхности земли лишь остатки церкви, входящей в комплекс замка:
Сам комплекс можно увидеть на этом макете:
Кстати, к вопросу о сохранности замков — в старину их вообще не считали чем-то уникальным и не всегда изучали. Тот же средневековый замок комтура Ливонского ордена в Елгаве был взорван по приказу курляндского герцога Эрнста Иоганна Бирона, чтобы расчистить место под новый дворец.
Средневековых замков на территории Латвии было полторы сотни, а таких бароккальных ансамблей всего два в стране. Оправдана ли замена замка на шедевр работы самого Растрелли?
В 21 в. вопросами восстановления занялся Евросоюз. Оттуда выделяется часть денег в помощь местным реставраторам. Так реставрировался замок в польском Члухове, например:
Или замок и бастионы в Нарве:
Но до малых замков очередь, наверное, не дойдет никогда, даже и памятных табличек могут не сделать…
Еще есть один аспект — при восстановлении замков решается вопрос — на какой момент времени лучше восстановить его облик. И не всегда это оказываются орденские времена. Замок в Бауске получил тот облик, который был при курляндских герцогах, замок в Вентспилсе вообще воссоздан в стиле 19 в. — ампире:
Историю, как известно, пишут победители. Поэтому крестоносцы сейчас — псы-рыцари и оценка их деятельности резко негативная (это спорное утверждение, конечно, но мы сейчас говорим о восприятии в обществе). Разумеется, захватнические войны и использование ресурсов покоренных земель достойны осуждения даже в наши дни.
Но вот, например, именно у духовно-рыцарских орденов впервые в истории были так называемые фирмари — замковые помещения, специально приспособленные для ухода за ранеными и престарелыми рыцарями. Причем условия их жизни были получше, чем у молодых братьев.
В завершение покажу карту замков Тевтонского ордена за пределами Прибалтики — как видите, есть что еще изучать и сравнивать с нашим наследием:

Виленские замки

В самом центре Вильнюса у слияния рек Вильни и Вилии стоит одинокий холм, известный как Замковая гора или холм Гедимина. На самом его верху когда-то стоял Верхний замок — главная цитадель города, разрушенная в середине XVII века во время одной из войн между Россией и Речью Посполитой. С тех пор замок не восстанавливали, а остатки разбирали на стройматериалы в последующие века. Все что осталось от некогда неприступной крепости — одинокая башня в западной части холма.
Согласно легенде, замок, а вместе с ним и город в 1323 году основал великий литовский князь Гедимин. В один из дней он охотился в долине у слияния двух рек, охота была удачной и князь решил заночевать на холме. Во сне ему приснился железный волк который выл на вершине горы, как сотня волков. Наутро Гедимин обратился к жрецу с просьбой растолковать сон, и тот объяснил, что железный волк символизирует неприступную крепость, которую князь должен построить на холме, а громкий вой — славу, которая пойдет о ней по всем городам и весям.
Реальность немного расходится с легендой, Гедимин действительно любил охотиться в этих местах и именно он перенес столицу из Тракая в Вильнюс в 1323 году, однако первые деревянные укрепления на холме появились еще в IX веке, деревянный замок построили в X, а ко времени, описываемом в легенде, на Замковой горе уже стояла каменная крепость. Сегодня от нее практически ничего не осталось, все видимые постройки — результат реконструкции середины XX века:

Лучше всего сохранилась западная башня, построенная во времена правления великого князя Витовта, однако сегодня она почему-то носит имя Гедимина — его деда, который к постройке этой башни никакого отношения не имел:

На ее крыше сегодня оборудована смотровая площадка, а внутри работает музей:

Подняться на Замковую гору можно двумя способами — пешком, по каменному серпантину:

И на фуникулере:

За подъем на фуникулере до перехода Литвы на евро брали 1 лит, теперь — 1 евро, обратно большинство людей спускаются пешком, так что обратный билет за 2 евро покупают редко:

Кабина рассчитана на 16 персон, управляется двумя кнопками — «вверх» и «вниз»:

Едем вверх:
Внизу остается здание старого арсенала:
Подниматься на фуникулере одно удовольствие — 40 секунд и ты на вершине горы. В восточной части видны руины цитадели Верхнего замка:
В западной части — восстановленная башня Гедимина:
Изначально в ней было четыре яруса, однако до наших дней сохранились только нижние два, это хорошо видно на снимке 1912 года, сделанного изобретателем цветной фотографии Сергеем Прокудиным-Горским:
Третий ярус надстроили во время реконструкции башни в конце 1930-x. C тех пор ее облик существенно не изменялся, но реставрации проводят регулярно, последняя была в 2014 году:
Стоимость билета в башню на 2016 год составляет 5 евро, округление здесь провели по тому же принципу, что и на фуникулере, до перехода на евро попасть в музей можно было за 5 литов, то есть цена на ровном месте выросла почти в три раза. Внутри довольно посредственная экспозиция:

От яруса к ярусу ведет винтовая лестница:
Статуя железного волка, того самого, который, согласно легенде, явился во сне Гедимину:
Макет комплекса Виленских замков, каким он был в период расцвета ВКЛ в XV веке. На вершине холма — Верхний замок, игравший в основном оборонительную функцию, у его подножия — Нижний, в котором жил князь и его приближенные:
Поднимаюсь на смотровую площадку, отсюда открывается лучший вид на центр Вильнюса. Вдали, на правом берегу реки — небоскребы делового центра:
Даунтаун в Вильнюсе небольшой — всего несколько зданий, самое высокое из них — 148-метровая башня Европа, которая является высочайшим небоскребом не только Литвы, но и всей Прибалтики:
Здание вильнюсского Дворца спорта внешне напоминает наш минский, изображенный на доденаминационной купюре в 5000 рублей. В отличие от отреставрированного минского собрата, вильнюсский дворец заброшен с 2004 года:
Черный куб за осветительными мачтами стадиона — новое здание Генпрокуратуры Литвы, построенное в 2008 году:
Мост короля Миндовга — тоже относительно новый объект на карте Вильнюса, открыт в 2003 году к 750-летию со дня коронации Миндовга:
Вид на западную часть города, вдалеке видна вильнюсская телебашня, высота в 326 метров делает ее высочайшим сооружением Литвы:
На переднем плане — Белый мост через Вилию, слева — офисная стекляшка Green Hall, здание с колоннами в центре — педагогический университет, справа — ТРЦ «Панорама»:
Теперь перенесемся на левый берег в исторический центр. У северного подножия Замковой горы видна проекция фундаментов старого и нового костелов Св. Анны и Варвары. Внутри — фундамент первоначального костела, построенного в 1490 году и снесенного в 1551. Снаружи — фундамент нового костела, который начали строить сразу после сноса старого, но из-за войн XVII века полностью завершить не успели, в итоге костел был разрушен и больше не восстанавливался:
Удивительно, но примерно в то же время в городе был построен еще один костел св. Анны — готический храм начала XVI века, сегодня это одна из самых красивых и известных церквей Вильнюса:
Конкуренцию за звание самой красивой церкви столицы готическому костелу св. Анны составляет построенный в 1676 году костел св. Петра и Павла. Храм считается одним из самых выдающихся памятников барокко Литвы:
Комплекс «Три креста» на Кривой горе установлен на месте, где в XIV веке находился Кривой замок — один из трех построенных князем Гедимином. Это деревянное укрепление было сожжено крестоносцами в 1390 году, больше его не восстанавливали:
Зато восстановили здание Дворца великих князей литовских, входившее в комплекс Нижнего замка с XVI по XIX век. Для публики дворец был открыт в 2013 году, сейчас в нем расположен национальный музей:
К нему и направимся, спускаться будем пешком по проложенному еще в 1895 году каменному серпантину:
Отсюда видна река Вильня в паре сотен метров от впадения в Вилию, где-то на этом месте ночевал после охоты Гедимин:
Замковую гору в последнее время литовцы изрядно подпортили: на протяжении почти всей истории она была покрыта деревьями, но буквально несколько лет назад их все зачем-то спилили. О былой растительности теперь напоминают только высохшие пни:

Гора такого варварства не простила, без деревьев, корни которых укрепляли склоны, земля стала оседать, и на холме начались регулярные оползни:
Рабочие пытаются застилать склоны сетками, но толку от этого мало. Наглядная иллюстрация народной пословицы: «Дурная голова ногам (да и рукам) покою не дает»:
Ну, хватит о грустном, с Замковой горы через парк выхожу на Кафедральную площадь — самое сердце литовской столицы. У входа на площадь на высоком постаменте установлен памятник Гедимину:
К северу от площади у здания нового арсенала находится памятник Миндовгу — первому и последнему королю Литвы:
Именно Миндовг в 1251 году построил первый в Вильнюсе христианский храм. Десять лет спустя он отрекся от христианской веры, храм был разрушен, а Литва на последующие два столетия вернулась к язычеству. На месте первого христианского храма сегодня стоит Кафедральный собор, входивший в ансамбль Нижнего замка еще с середины XV века. С тех пор он многократно перестраивался и расширялся, последняя реконструкция была выполнена в 1801 году:
Перед главным фасадом собора находится 57-метровая колокольня, основой для которой послужила одна из башен Нижнего замка. Сегодня колокольня Кафедрального собора — один из самый узнаваемых символов литовской столицы:
Захожу внутрь собора, попадаю в центральный неф, вдалеке виден алтарь:
Перед алтарем — хор, во время одного из посещений застал его в действии. Красиво поют:
В боковых нефах обустроены картинные галереи:
Статуя основателя династии Ягеллонов Владислава II Ягелло, более известного как Ягайло:
Закончу рассказ на мажорной ноте: между Кафедральным собором и колокольней в площадь вмонтирована необычная плита, отличающаяся от всех остальных ярко-бордовым цветом и надписью «Stebuklas», что по-литовски это означает «чудо». На ней нужно повернуться три раза против часовой стрелки и загадать желание:
Ну, а сбудется оно ли нет — зависит только от вас 😉
Посты о Прибалтике:
01. Депрессивный Вильнюс
02. Повседневный Вильнюс
03. Детальный Вильнюс
04. Исторический Вильнюс
05. Виленские замки
06. Самая узкая улица Вильнюса
07. Рига. Московский форштадт
08. Осенняя Рига сверху и снизу
09. Рига вчера и сегодня
10. Рига. Архитектура и детали
11. Один день в старой Риге
12. Общественный туалет в Риге
13. Эстония. Пярну и Марьямаа
14. Новый Таллин
15. Таллин. Старый город
16. Паром Таллин-Хельсинки
Подписаться на обновления

Топ10

Лудзенский замок

Возведенный в XIV веке немецкий замок невольно принимал самое активное участие в политической жизни региона, многократно брался приступом, разрушался, восстанавливался, снова разорялся, и, в конце концов, было окончательно заброшен в XVII столетии. Его руины выглядят весьма живописно, и хотя осталось мало, позволяют оценить былой масштаб сооружения.

56.5488° N, 27.7291° E 9

Турайдский замок

Построенный в XIII веке на месте разрушенной крепости местных ливов силами крестоносцев, замок имел долгую историю развития, и даже успел послужить резиденцией рижского епископа. Сгорел дотла в XVIII столетии, и реконструкционные работы начались только в советское время. Восстановлено несколько элементов, и еще пара до сих пор в планах.

57.1822° N, 24.8503° E 8

Крустпилс

Основан в 1237 году как замок рижского епископа. В настоящее время служит административным зданием.

56.5112° N, 25.8588° E 7

Лиелстраупе

Ансамбль замка начал формироваться в XIII веке. Как и большинство других подобных сооружений в Латвии, сильно пострадал в результате войн в XVII и XVIII вв., однако в начале XX столетия его восстановили, придав барочные черты. К сожалению, помещения замка используются наркологическим заведением, и осмотреть можно только церковь.

57.3473° N, 24.9474° E 6

Рижский замок

Пестрое дитя нескольких эпох. Создавался в качестве базы ливонских рыцарей, выдворенных за тогдашние пределы Риги. В XVIII стал утрачивать свой грозный вид, и постепенно превратился в административный центр, с соответствующими перестройками. Сейчас это резиденция президента страны.

56.9489° N, 24.1064° E 5

Яунспилс

Замок создавался в самом начале XIV века, а мощная круглая башня была пристроена столетие спустя. В XVII веке был преобразован в усадьбу, а в советское время — в опытную животноводческую ферму; тогда же были утрачены оригинальные интерьеры. И, тем не менее, по некоторым помещениям вполне можно прогуляться.

56.7305° N, 23.0214° E 4

Эдоле

Замок основан в XIII веке, часто разрушался в результате военных действий, восстанавливался и перестраивался, и в результате от оригинального форбурга тут практически ничего не сохранилось. Впрочем, средневековый дух все равно не выветрился, а музей с усадебными интерьерами не так и плох.

57.0175° N, 21.6971° E 3

Вентспилс

Считается одной из наиболее хорошо сохранившихся средневековых крепостей, в основном из-за того, что ее практически не модифицировали с момента постройки. В интерьерах можно проследить влияние готики и более поздние наслоения ампира. Внутри работает музей.

57.3960° N, 21.5588° E 2

Бауский замок

Романтический вид этому сооружению придает интересное сочетание средневековых руин ливонских укреплений и изящного палаццо, построенного для герцога, одного из владельцев. Имеется возможность изучить руины изнутри и снаружи, а в дворцовой части расположен небольшой музей с несколькими экспозициями.

56.4036° N, 24.1736° E 1

Венденский замок

Выбор редакции — самый крупный орденский замок на территории Латвии, расположенный в городе Цесис. Его золотой век остался далеко позади, но даже во времена забвения он не терял внушительной привлекательности. Сейчас комплекс состоит из мощных руин и т.н. «Нового замка», дворца с мансардой, где расположен музей.