Сием рип ангкор

Что стоит посмотреть в Сием Рипе?

То, что в Сием Рип едут для того, чтобы, в первую (и во вторую, и в третью) очередь, увидеть знаменитый храмовый комплекс Ангкор-Ват — ни для кого не секрет. Но что же еще там можно увидеть, на какие экскурсии съездить?

Сием Рип, что буквально переводится как «побеждённый Сиам», «победа над Сиамом» — один из трёх городов Кампучии (два других — Пномпень и Сиануквиль) с наиболее развитой туристической инфраструктурой, в которых, впрочем, и рекомендуется останавливаться туристам. Совсем не так далеко от Сием Рипа раскинулось огромное озеро Тонлесап / Тонле Сап, с которого и началось наше исследование Камбоджи. Озеро Тонлесап находится под патронажем ЮНЕСКО с 1997 года как биосферный заповедник. Местные называют Тонлесап Камбоджийским морем, ибо в сезон дождей оно, и без того бескрайнее, увеличивается в размерах в несколько раз и достигает аж 16 000 кв. км (обычная его площадь около трёх тысяч кв. км). Глубина же его варьируется от 1-2 м в сухой сезон до 12 м в сезон дождей. Название озера «Тонлесап» переводится с кхмерского как «большая свежая вода», что вызовет приступ истерического хохота у любого, кто видел озеро наяву. Иначе как местным юмором это не назовёшь — очень уж спорное название, честное слово. Вода в озере жёлто-коричневого цвета и имеет отчётливо нездоровый запах, так что говорить о свежести в данном случае, пожалуй, кощунственно. Деревенька, притулившаяся на озере Тонлесап, которую мы посетили, носит название Пном Кром и живут в ней этнические вьетнамцы уже бог знает сколько времени — похоже, ещё с времён вьетнамской войны. Оценить их количество не представляется возможным: по довольно приблизительным подсчётам на Тонлесап нашли приют от 100 000 до 2 миллионов нелегалов. Есть тут и одичавшие местные кхмеры, но у них несколько иное положение, обусловленное статусом коренных жителей: этим товарищам позволяется жить на земле, в отличие от вьетнамских беженцев. Дома камбоджийцев (кхмеров) тут стоят на высоких сваях практически в воде, но в прибрежной зоне. Причина? Смешна и банальна — уход от налога на землю, ведь земля не занимается, а значит, и платить не за что. Вьетнамцам же изначально было запрещено занимать землю Королевства Камбоджа, но было позволено жить в воде озера, что, согласитесь, выглядело как издевка. Факт остаётся фактом: в благополучной дополпотовской Камбодже по тогдашним законам чужестранцы никак не могли селиться на земле. Это позволялось лишь тем, кто здесь родился. Сколько раз я говорила, что законы надо хорошо знать, чтобы уметь грамотно их нарушать (читай: обходить) и никогда не попадаться. Вот и здесь иммигранты смекнули, что в законе речь шла о земле, а о водной поверхности в законодательстве не было и речи. Беженцам терять было нечего, кроме собственных цепей, и возвращение на историческую родину приравнивалось к самоубийству, а потому они согласились на выдвинутые условия, превратившись в перманентные «поплавки». На Тонлесапе — лодки, лодки, настоящие лодки!.. Здесь, на воде, расположились мэрия (или сельсовет?.. даже не знаю, как это назвать правильно), мобильная вышка, школа, лазарет, полицейский участок, рестораны и кафешки для туристов, бары, рынок, магазинчики, заправочные станции. Мы видели даже биллиардную, которая, видимо, выполняет роль своеобычного местного клуба. На земле, в пределах досягаемости, на высоченных сваях стоит только «домик духов», без которого не обходится ни одно поселение в Юго-Восточной Азии. Во время нашего пребывания на озере мы посетили крестьянскую крокодиловую ферму, буквально связанную веревочными канатами с местным плавучим магазинчиком и небольшим кафетерием. Крокодилы, я вам скажу, очень уж жирные тут, если сравнивать с теми, которых я видела на большой крокодиловой ферме в самом Сием Рипе и в Таиланде.

Большая (самая большая) крокодиловая ферма в Сием Рипе заслуживает куда большего внимания. Прежде всего отмечу, что крокодиловая ферма в Сием Рипе — не банальный туристический аттракцион, а реальное фермерское хозяйство с солидным по местным прикидкам стажем функционирования. 35 лет назад предприятие организовывалось по замыслу зоопарка, но спустя десятилетие перешло в частные руки и целенаправленно превратилось в коммерческое предприятие, целью которого является не разведение и преумножение крокодильего поголовья, а получение качественного конечного продукта — крокодиловой кожи. Также некоторую прибыль приносит ферме продажа крокодилов в другие страны — по большей части, для кулинарных нужд. Основным экспортёром молодняка на данный момент является Вьетнам. При этом крокодилы здесь именно разводятся и выводятся, под весь процесс «вызревания» крокодиловой кожи подведена некая научная база. Здесь не устраивают никаких шоу, да и туристов пускают поглазеть за чисто символическую плату, чтобы хоть как-то обогатить рацион и улучшить условия содержания рептилий, а попутно обеспечить расширение и развитие производства. Вот кормёжка животных вам обойдётся за баснословные деньги: в Камбодже вы на них проживёте не один день. На ферме проживает около тысячи сиамских крокодилов в не очень просторных вольерах с бассейнами, но всё же они пребывают в куда более выгодном положении и на порядок более комфортных условиях, нежели крокодилы Тонле Сапа.

Еще стоит побывать на фабрике шёлка в Сием Рипе, существующей при шёлковой ферме, на которой все те шёлкодающие твари терпеливо выводятся и заботливо выхаживаются. Нечего и говорить, я была премного озадачена примитивизмом как самого процесса производства, так и обстановки. И, опять-таки разумеется, фабрика была показная, что увеличивает мою озадаченность в несколько раз, ибо любая показуха в мире несколько приукрашивается. Открытие подобных совместных предприятий имеет своей целью отвлечь население от попрошайничества и привлечь к молодёжь к нормальному труду и зарабатыванию денег, но аборигены не очень охотно приобщаются к производственной деятельности. Шёлк, производимый в Камбодже, менее красив и значительно грубее, нежели шёлк Китая, Таиланда и Индии. Да и цена на шёлковые изделия в этих трёх странах на порядок ниже. Даже фабричный гид был вынужден признать, что шёлку Камбоджи крайне далеко до ведущих мировых производителей, что нить грубовата, а потому ткань на столь нежна, как хотелось бы, что красители не столь устойчивы, а потому линьки и потери цвета не избежать. Но сам процесс очень шелкопрядения весьма интересный.

Шоу-танцы апсар, или Apsara’s Dance. Апсары — нимфы или божественные небесные танцовщицы, персонажи индийской и буддистской мифологии. Фактически они — небесные девы изящной красоты. Движения танцующих девушек очень медленные и плавные, одеяния умопомрачительно роскошны, а каждый танец представляет собой некую сценку из жизни богов, почерпнутую из мифологии, или же сюжет из кхмерской истории. Очень много золота (золотого цвета) в убранстве исполнительниц: это и витиеватые головные уборы, и короны, и браслеты, и пояса, и золотые цветочки в руках, и бубенчики на босых ногах. Разумеется, девочки танцуют под национальную кхмерскую музыку, которая несколько утомляет в большом количестве. Вот что и впрямь восхищает, так фантастические изгибы рук и уму непостижимая гибкость пальчиков — этому мастерству девчонки учатся с самого детства, равно как танцу живота в арабских странах.

Вот краткий экскурс по основным туристическим тропам Сием Рипа.