Шопинг в сиене

Базилика святого Доминика (Basilica di San Domenico) (Сиена)

Является одной из важнейших храмовых построек Сиены. Грандиозное здание базилики хорошо видно издалека, и отсюда тоже открывается замечательный вид на Дуомо и Башню Обжоры.
История базилики тесно связана со святой Екатериной Сиенской, большая часть жизни которой прошла в ее стенах. В базилике есть капелла, посвященная святой, где хранятся голова святой Екатерины Сиенской.
Базилика была основана доминиканцами в 1226 году на холме Кампореджо, подаренном ордену семьей Малавольти. Основные работы продолжались до 1265 года. В XIV веке здание было расширено, и окончательно достроено лишь в 1465 году.
Базилика святого Доминика, выстроенная целиком из красного кирпича и практически лишенная внешнего декора, являет собой образец строгой и суровой готической архитектуры, характерной для нищенствующих орденов. Ее грандиозная апсидная часть напоминает строгие цистерцианские сооружения. Колокольня XIV века, увенчанная зубцами, была значительно укорочена в 1793 году после землетрясения.
Базилика лишена главного фасада, оставшегося лишь на стадии проекта, и вход в нее осуществляется сбоку, со стороны северного фасада.
Интерьер церкви с одним просторным нефом, вдоль стен которого устроены монументальные алтари, и пересекающим его не менее просторным трансептом с шестью апсидными капеллами и центральным хором, освещается высокими бифориями – готическими двухчастными стрельчатыми окнами. Примечательно деревянное стропильное перекрытие базилики, сохранившееся до наших дней.
Под базиликой находится готическая крипта, полностью отреставрированная в 1935 году. Она поделена на три нефа, перекрытых крестовыми сводами и завершающихся тремя апсидами. В главном алтаре крипты находится крест-Распятие работы Сано ди Пьетро и «Распятие» работы Вентуры Салимбени (1600).
В верхней базилике справа от входа расположена капелла делле Вольте, в которой представлены картины и фрески, иллюстрирующие эпизоды из жизни святой Екатерины Сиенской. В первом пролете находится «Канонизация святой Екатерины» работы Маттиа Прети и «Святая постригается в монахини и получает от Христа крест» работы Крешенцо Гамбарелли (1602). Гамбарелли является также автором двух картин, «Смерть святой» и «Святая служит службу с Христом» (1602), расположенных на прилегающей стене по сторонам от «Явления святой Екатерины святой Розе Лимской» работы Дейфебо Бурбарини. В алтаре капеллы делле Вольте находится фреска работы Андреа Ванни (1332-1414), современника святой Екатерины, которую можно считать единственным прижизненным портретом святой.
В алтарях, расположенных вдоль левой стены нефа, находятся: «Мадонна с младенцем» Франческо ди Ваннуччо; «Мистическое бракосочетание святой Екатерины Александрийской» Себастьяно Фолли; «Святой Гиацинт спасает из пожара статую Девы Марии и ковчег» работы Франческо Ванни (1600).
На правой стене нефа следует отметить «Явление Девы Марии блаженному Галлерани» Стефано Вольпи (1630), «Рождество Богоматери» Алессандро Казолани (1585).
Капелла святой Екатерины, тоже расположенная с правой стороны нефа, была создана в 1466 году специально для хранения мощей святой Екатерины. Голова святой находится в реликварии, установленном в центре алтаря работы Джованни ди Стефано. С двух сторон алтарь обрамляют фрески работы Содомы (1477-1549) – «Обморок» и «Экстаз святой Екатерины». Напротив алтаря находится фреска «Святая Екатерина излечивает бесноватого», выполненная Франческо Ванни (около 1596). Довершает облик капеллы мраморный пол 15 века с изображением Орфея с животными, приписываемый Франческо ди Джорджо.
Далее правую стену нефа украшают фрески работы Пьетро Лоренцетти («Мадонна с младенцем», «Иоанн Креститель и всадник»; XIV век) и Франческо ди Джорджо Мартини («Поклонение пастухов»; конец XV века), а также картина «Маэста и поклонение волхвов» работы Маттео ди Джованни (в люнете, конец XV века).
Трансепт базилики также содержит множество художественных ценностей. В глубине правого рукава трансепта находится алтарь, посвященный блаженному Амброджо Санседони, запечатленному на холсте Франческо Рустичи (1611-1612).
Среди прочих капелл правого рукава трансепта следует выделить пятую капеллу (от большого алтаря), жемчужиной которой является «Маэста» работы Гвидо да Сиена (1265-1270). Там же находится «Священное собеседование» Бенвенуто ди Джованни, «Святая Варвара, святая Мария Магдалина и святая Екатерина Александрийская» (в люнете «Поклонение волхвов») Маттео ди Джованни (1479).
Левый рукав трансепта заканчивается алтарем святого Доминика и памятником Джузеппе Пьяниджани работы Энеа Бекерони и Тито Саррокки.
Главный алтарь украшает киворий и изображения двух ангелов работы Бенедетто да Майано (1475-1480). В апсиде интерес представляет «Мученичество святого Петра» Арканджело Салимбени (1579).

Анна Каренина Часть пятая. Глава IX

IX.

Старый, запущенный палаццо с высокими лепными плафонами и фресками на стенах, с мозаичными полами, с тяжелыми желтыми штофными гардинами на высоких окнах, вазами на консолях и каминах, с резными дверями и с мрачными залами, увешанными картинами, — палаццо этот, после того как они переехали в него, самою своею внешностью поддерживал во Вронском приятное заблуждение, что он не столько русский помещик, егермейстер без службы, сколько просвещенный любитель и покровитель искусств, и сам — скромный художник, отрекшийся от света, связей, честолюбия для любимой женщины.

Избранная Вронским роль с переездом в палаццо удалась совершенно, и, познакомившись чрез посредство Голенищева с некоторыми интересными лицами, первое время он был спокоен. Он писал под руководством итальянского профессора живописи этюды с натуры и занимался средневековою итальянскою жизнью. Средневековая итальянская жизнь в последнее время так прельстила Вронского, что он даже шляпу и плед через плечо стал носить по-средневековски, что очень шло к нему.

— А мы живем и ничего не знаем, — сказал раз Вронский пришедшему к ним поутру Голенищеву. — Ты видел картину Михайлова? — сказал он, подавая ему только что полученную утром русскую газету и указывая на статью о русском художнике, жившем в том же городе и окончившем картину, о которой давно ходили слухи и которая вперед была куплена. В статье были укоры правительству и Академии за то, что замечательный художник был лишен всякого поощрения и помощи.

— Видел, — отвечал Голенищев. — Разумеется, он не лишен дарования, но совершенно фальшивое направление. Всё то же Ивановско-Штраусовско-Ренановское отношение к Христу и религиозной живописи.

— Что представляет картина? — спросила Анна.

— Христос пред Пилатом. Христос представлен Евреем со всем реализмом новой школы.

И, вопросом о содержании картины наведенный на одну из самых любимых тем своих, Голенищев начал излагать:

— Я не понимаю, как они могут так грубо ошибаться. Христос уже имеет свое определенное воплощение в искусстве великих стариков. Стало быть, если они хотят изображать не Бога, а революционера или мудреца, то пусть из истории берут Сократа, Франклина, Шарлоту Корде, но только не Христа. Они берут то самое лицо, которое нельзя брать для искусства, а потом…

— А что же, правда, что этот Михайлов в такой бедности? — спросил Вронский, думая, что ему, как русскому меценату, несмотря на то, хороша ли или дурна его картина, надо бы помочь художнику.

— Едва ли. Он портретист замечательный. Вы видели его портрет Васильчиковой? Но он, кажется, не хочет больше писать портретов, и потому может быть, что и точно он в нужде. Я говорю, что…

— Нельзя ли его попросить сделать портрет Анны Аркадьевны? — сказал Вронский.

— Зачем мой? — сказала Анна. — После твоего я не хочу никакого портрета. Лучше Ани (так она звала свою девочку). Вот и она, — прибавила она, взглянув в окно на красавицу Итальянку-кормилицу, которая вынесла ребенка в сад, и тотчас же незаметно оглянувшись на Вронского. Красавица-кормилица, с которой Вронский писал голову для своей картины, была единственное тайное горе в жизни Анны. Вронский, писав с нее, любовался ее красотой и средневековостью, и Анна не смела себе признаться, что она боится ревновать эту кормилицу, и поэтому особенно ласкала и баловала и ее и ее маленького сына.

Вронский взглянул тоже в окно и в глаза Анны и, тотчас же оборотившись к Голенищеву, сказал:

— А ты знаешь этого Михайлова?

— Я его встречал. Но он чудак и без всякого образования. Знаете, один из этих диких новых людей, которые теперь часто встречаются; знаете, из тех вольнодумцев, которые d’emblée воспитаны в понятиях неверия, отрицания и материализма. Прежде бывало, — говорил Голенищев, не замечая или не желая заметить, что и Анне и Вронскому хотелось говорить, — прежде бывало вольнодумец был человек, который воспитался в понятиях религии, закона, нравственности и сам борьбой и трудом доходил до вольнодумства; но теперь является новый тип самородных вольнодумцев, которые вырастают и не слыхав даже, что были законы нравственности, религии, что были авторитеты, а которые прямо вырастают в понятиях отрицания всего, т. е. дикими. Вот он такой. Он сын, кажется, московского камер-лакея и не получил никакого образования. Когда он поступил в Академию и сделал себе репутацию, он, как человек неглупый, захотел образоваться. И обратился к тому, что ему казалось источником образования, — к журналам. И понимаете, в старину человек, хотевший образоваться, положим, Француз, стал бы изучать всех классиков: и богословов, и трагиков, и историков, и философов, и понимаете весь труд умственный, который бы предстоял ему. Но у нас теперь он прямо попал на отрицательную литературу, усвоил себе очень быстро весь экстракт науки отрицательной, и готов. И мало того: лет двадцать тому назад он нашел бы в этой литературе признаки борьбы с авторитетами, с вековыми воззрениями, он бы из этой борьбы понял, что было что-то другое; но теперь он прямо попадает на такую, в которой даже не удостоивают спором старинные воззрения, а прямо говорят: ничего нет, évolution, подбор, борьба за существование, — и всё. Я в своей статье….

— Знаете что, — сказала Анна, уже давно осторожно переглядывавшаяся с Вронским и знавшая, что Вронского не интересовало образование этого художника, а занимала только мысль помочь ему и заказать ему портрет. — Знаете что? — решительно перебила она разговорившегося Голенищева. — Поедемте к нему!

Голенищев опомнился и охотно согласился. Но так как художник жил в дальнем квартале, то решили взять коляску.

Через час Анна рядом с Голенищевым и с Вронским на переднем месте коляски подъехали к новому красивому дому в дальнем квартале. Узнав от вышедшей к ним жены дворника, что Михайлов пускает в свою студию, но что он теперь у себя на квартире в двух шагах, они послали ее к нему с своими карточками, прося позволения видеть его картины.

Примечания

Сиена

Сиена – один из самых прекрасных городов провинции Тоскана, сохранивший в себе величайшее культурное и историческое наследие Средневековых времен. Находящийся под защитой Юнеско, этот центр некогда существовавшей могущественной Сиенской республики, в современное время остается уникальным хранилищем художественных творений и архитектурных шедевров эпохи треченто.

Все культурные объекты Средневекового времени здесь отлично сохранились, а весь город буквально пропитан готическим духом и тайнами истории 12-15 веков.

Всё дело в том, что после средневекового периода строительство домов в Сиене осуществлялось уже за пределами старинного города. Таким образом, центр Сиены практически полностью сохранил свой первоначальный облик.

Конечно, такое богатое наследие неизменно привлекает в Сиену тысячи туристов, которые приезжают сюда побродить по бесконечным узким улицам, скорее напоминающим средневековый лабиринт, прерываемый небольшими площадями, полюбоваться готической архитектурой и погрузиться в незабываемую атмосферу прошлого времени.

Как добраться до Сиены

Хотя Сиена расположена в центральной части Тосканы, город не имеет прямого сообщения с основными туристическими маршрутами.

В Сиене есть собственный аэропорт Ампунаньо, находящийся на расстоянии 9 км от города. Однако, в настоящее время он используется главным образом для частных полетов.

Тем не менее, сюда совершают рейсы самолеты из Вены, Мюнхена и Ольбии. Из аэропорта можно добраться до Пьяцца-Грамчи на скоростном шаттле.

Популярным маршрутом среди туристов является прилет самолетом в аэропорт Пизы, Болонью, Рим или Флоренцию, а оттуда уже переезд в Сиену на автобусе. Так, автобус из Флоренции в Сиену идет около полутора часов и прибывает на площадь Гарибальди, из Рима – около 3 часов, а путешествие на автобусе в Сиену из Пизы займет около одного часа. Кстати, автобус в Сиену отправляется прямо из аэропорта Пизы.

Можно также из Флоренции приехать в Сиену на поезде с железнодорожного вокзала Санта-Мария-Новелла. Поезда через Эмполи отправляются каждые 30-40 минут и прибывают на железнодорожный вокзал Сиены, который находится в 2 км от центральной части города.

От железнодорожного вокзала Сиены до исторической части города можно добраться на автобусах №3, 8, 10, 17, 77 или пройтись пешком около получаса.

Еще один вариант доехать до Сиены – это путешествие на машине по трассе из Флоренции или Рима.

Транспорт Сиены

Поскольку центральная часть Сиены представляет собой сохранившийся готический город со времен Средневековья с его узкими улочками-лабиринтами, то несложно представить, что для транспорта эта часть города закрыта. Исключение составляют такси, машины полиции и небольшие автобусы Pollicino.

По центру города можно удобно передвигаться на мотоциклах и скутерах, что не запрещено.

Хотя лучше всего просто гулять по этому прекрасному городу, любуясь каждым домом, каждой достопримечательностью. Тем более, что Сиена – не такой большой город, чтобы возникла потребность пользоваться транспортом.

Однако, кое-какой транспорт в Сиене есть – это небольшие автобусы Pollicino, курсирующие по городу с утра до позднего вечера. Стоимость проезда составляет 90 центов. Как и в других городах Италии, билеты на автобусы лучше приобретать заранее, т.к. у водителя они стоят дороже.

Конечно, всегда можно воспользоваться услугами такси. Вызывать такси принято по телефону. В городе действует единый тариф на проезд в такси, который повышается в праздничные и выходные дни.

Аренда авто в Сиене

Если вы предпочитаете не подстраиваться под расписание общественного транспорта, то лучше взять напрокат автомобиль в Сиене. Так вы сможете самостоятельно посмотреть все достопримечательности, составить свой маршрут по городу и легко добраться из одной части Сиены в другую. Особенно это удобно, если вы путешествуете семьей или дружеской компанией. Если вы возьмете машину в аренду, то вам не придется изучать расписание автобусов, искать остановки и покупать билеты.

Сравнить цены и арендовать машину можно на сайте www.rentalcars.com.

Кафе и рестораны Сиены

В Сиене очень вкусная кухня. Здесь множество кафешек и ресторанчиков с традиционной тосканской едой. И, как обычно, для трапезы выбирайте рестораны, находящиеся не в самом центре туристической жизни города, а немного в отдалении от основных площадей, где цены ниже, а качество блюд выше.

Если вам хочется выпить чашечку кофе, любуясь великолепным дворцом Публико или Кафедральным собором на другой площади, то, конечно, вы можете посидеть в одном из туристических кафе на главных площадях.

Но для вкусного обеда лучше отправить в другие места, где обедают сами итальянцы. Например, на Виа ди Читта и Виа Монтанини.

Не отказывайте себе в удовольствии попробовать изысканные сиенские сладости, испеченные по старинным средневековым рецептам, в многочисленных пекарнях и булочных. Поверьте, такие вкусные пряники, риччарелло (миндальное печенье) или панпепато, представляющее собой смесь меда, перца и миндаля, вы не попробуете больше нигде!

И, конечно, Сиена известна как родина знаменитого итальянского вина – кьянти, производимого в одноименной провинции.