Самара дом со слонами

Константин Павлович Головкин – история жизни

К.Головкин был одним из самых популярных людей Самары конца 19 — начала 20 столетий — успешным купцом, художником и меценатом. Выходец из купеческой среды, испытывающий тягу к рисованию, он не получил специального художественно образования, если не считать частных уроков у художника Ф.Бурова.

К.Головкин на пленэре на волжском берегу

Да и общее образование у него было всего 7 классов самарского Реального училища, которое закончил и писатель А.Толстой, чей Музей-усадьба является сегодня архитектурно-литературным памятником.

Оставаясь художником-самоучкой и придерживаясь традиций реализма в живописи, Константин Павлович был активным организатором культурной жизни любимой Самары. Он собирал вокруг себя местных художников, организовывал выставки картин не хуже передвижников, выступал инициатором по организации создания городского Художественного музея, проведя для этого гигантскую организационную работу. Правда, в те времена Художественный музей представлял собой просто отдел, выделенный в краеведческом музее, но это было уже большим достижением.

Кроме того, К.Головкин увлекался спортом и проводил в городе велозабеги, был яхтсменом и конькобежцем. Занимался фотографией и издавал открытки с видами города и окрестностей, разработал концепцию организации идеального краеведческого музея. Он проектировал здания, занимался археологическими исследованиями, увлекался краеведением и астрономией. Его энтузиазма и любви хватало на все.

Видовая открытка, изданная К.Головкиным

Считается, что первый автомобиль, проехавший по улицам Самары в 1904 году, принадлежал Головкину, который став азартным автомобилистом, приобрел дорогущий немецкий «Опель». Он был любителем во всем, но Любителем с большой буквы, а это значит, что всем он занимался глубоко, вдумчиво, с азартом и большим желанием.

Автомобиль К.Головкина. 19 век

И все это он делал параллельно с ведением торговых дел, допоздна засиживаясь с финансовыми документами в конторе своего магазина, торгующим художественными принадлежностями. Торговые дела он вел тоже легко и талантливо, создав огромное состояние в два миллиона рублей! На свои деньги он мечтал построить в Самаре публичный Дом науки и искусств, который должен был украсить город и повысить его культурный потенциал, и даже создал архитектурный проект этого трехэтажного дворца, но увы..эти мечты, из-за бюрократических проволочек, остались на бумаге.

После революционных событий семья Головкина вынужденно перебирается в Иркутск, где, находясь в статусе беженца, Константин Павлович продолжает заниматься археологическими исследованиями в местном регионе. В конце 1918 года он побывал в Монголии, Китае и Японии, где собирал восточные редкости, покупая их в многочисленных антикварных лавках. Считается, что все эти экспедиции съели последние финансы бывшего купца.

К.Головкин с женой. Дореволюционное фото

В начале 20-х годов, Головкин возвращается в родной город с ценными экспонатами, найденными им во время археологических экспедиций и путешествий. Большинство привезенных экспонатов он отдает в Самарский краеведческий музей. В это же время он предлагает построить уникальное здание для краеведческого музея, проект которого он разрабатывал несколько лет, продумывая каждую мелочь – от организации витрин с сигнализацией до создания научных лабораторий и проведения экскурсий. Увы, этот проект тоже был неосуществлен.

В новой советской жизни места бывшему купцу и меценату не нашлось. Тем не менее, Константин Павлович и в этих условиях, работая архивариусом в городском архиве, продолжал предаваться своему «любительству» на альтруистской основе. До конца своих дней Головкин занимался краеведением, собирая и систематизируя материалы по истории самарской области.

Картина К.Головкина

Умер он в 1925 году от болезни в страшной нищете, находясь в городской больнице, где даже на смертном одре продолжал рисовать виды из больничного окна. Похоронен он был на Всесвятском кладбище, которое впоследствии было снесено и на его месте организован парк. Так что даже могилы этого достойнейшего жителя Самары не сохранилось.

Зато любимому городу от Головкина навсегда остался Художественный музей, в котором можно увидеть пять его картин, его дневник о путешествии по восточным странам, восточные редкости, привезенные им в 20-х гг. из далекого Иркутска; Дом со слонами и светлая благодарная память потомков.

Архитектура Дома со слонами

Особую славу К.Головкину и городу Самаре принесла дача художника, построенная им на высоком волжском берегу в стиле модерн. Это была собственная архитектурная разработка Константина Павловича, которому оказывал помощь архитектор В.Тепфер. Константин Павлович собственноручно делал множество макетов будущей дачи, для уточнения внешнего вида и пропорций. В результате получилось совершенно нетипичное для русского модерна сооружение.

Дом со слонами со стороны входа

Архитектурные специалисты находят здесь отголоски венского сецессиона (модерна). Во всяком случае, необычность архитектуры дачи Головкина сразу бросается в глаза. Монолитность и строгость фасадов, узкие бойницы окошек, ассиметричность составляющих частей здания – все слишком фундаментально, непривычно и таинственно.

Интерьерным дизайном хозяин тоже занимался сам. Для каждой комнаты он создавал отдельный дизайн проект в определенной цветовой гамме. Узкие окна создавали в комнатах таинственную и приятную затененность.

Комната второго этажа

А широкие, оригинальной формы окна с внутренний стороны открывали отличный панорамный вид на волжские просторы.

Стены центрального зала были покрыты авторскими холстами Головкина с летящими женскими фигурами в развевающихся легких одеяниях. К сожалению, на сегодня эти полотна утрачены. Женские фигуры на утраченных полотнах олицетворяли образ протекающей внизу Волги. Считается, что образ Волги воплощен Головкиным и в выполненной им женской скульптуре, украшающей лестницу, ведущую в сад.

Скульптура девушки в саду

Но самая главная часть скульптурного украшения монументальной дачи – это, конечно же, скульптуры двух огромных слонов. Эскизы этих массивных животных были нарисованы самим художником, который активно участвовал и в их изготовлении. Установили скульптуры в ракурсе, отлично просматривающемся с проплывающих речных судов.

Вид из окна дачи на слонов и на Волгу

По воспоминаниям современников, слоны и девушка – это скульптурные части ансамбля из фонтанов. Водяные струи изливались с двух сторон от девушки из находящихся там ваз, а слоны стояли в проточной воде. Также сохранилась версия, что в полых внутренностях одного из гигантов хранятся документы и фотоматериалы, относящиеся к проектированию и сооружению дачи.

Слон дачи К.Головкина хранит свою тайну

Уезжая в Иркутск, Головкин оставил свое любимое дачное сооружение новым властям, мечтая, чтобы там разместился детский дом. Но в Доме со слонами сначала организовали госпиталь, затем отдали его детскому саду. К концу 20-х гг. 20 столетия Дом со слонами стал клубом «Водоканала». В нем было оборудовано отопление, что отрицательно сказалось на состоянии фундамента.

Сцена Клуба «Водоканала» в бывшем зале Дома со слонами

Из-за постоянной смены владельцев Дом со слонами утратил свой великолепный интерьерный дизайн, его фундамент дал усадку, по стенам пошли трещины.

В 90-е годы 20 столетия в течение 4 лет велись реставрационные работы, которые помогли спасти здание от полного разрушения, но полностью обстановка дома и сады восстановлены не были.

Дача К.Головкина — в ожидании ремонта

Сегодня Дом со слонами, который продолжает находиться в собственности Водоканала, огражден забором, одичавший сад занял всю дачную территорию, прорастая сквозь дорожки, ступеньки и стены. Здание, к сожалению, продолжает разрушаться. В плачевном состоянии находятся и гигантские слоны, которых в 30-х гг. даже планировали взорвать.

Легенды и мифы Дома со слонами

Дом со слонами на протяжении своей более чем столетней истории оброс различными мифами и легендами. Это связано и с самим месторасположением дома на окраине в малозаселенной зоне, и с его внешним непривычным, несколько мрачноватым видом. Отсутствие больших дачных окон также наталкивает на мистические мысли, а в акустике дома, которая образуется за счет полых кирпичей стен, слышатся потусторонние голоса.

Внутри Дома со слонами

Одна из легенд рассказывает о девушке (считалось, что она была дочерью Головкина), которая решилась на самоубийство, утопившись в Волге из-за безответной любви. На самом деле, дочь Головкина прожила долгую жизнь и еще при своей жизни отрицали мистическую подоплеку Дома со слонами.

Другая версия приписывает смерть любовнице художника, которая также решила покончить с собой. Для сохранения памяти об умершей любимой Головкин якобы и построил эту дачу, воплотив ее образ в печальной девичьей скульптурной фигуре.

Скульптура девушки, выполненная К.Головкиным для дачи

Есть еще миф об убийстве неизвестной девушки, которая была похоронена в саду Дома со слонами. Во всяком случае, все легенды приписывают Дому печальную участь, связанную с чьей-либо смертью и с жизненной трагедией.

Таинственный Дом со слонами

Некоторые склонны видеть опасность, исходящую от каменных слонов, другие видят в скульптуре девушки отголоски гоголевской Паночки, которая может увезти в мир мертвых. Теперешнее полуразрушенное состояние Дома со слонами способствует поддержанию подобных мистичных домыслов и легенд.

Головкин Константин Павлович

17 декабря 1871 года в Самаре, в семье купца 2-й гильдии П.И.Головкина, родился первенец Константин, будущий известный художник, краевед, меценат.
В начале ХХ века многие жители Самары знали этого подтянутого, стройного молодого человека с лихо закрученными усами — Константина Павловича Головкина. Он был купцом и очень обеспеченным человеком, состояние которого оценивалось двумя миллионами рублей. Замечательный художник-любитель, непременный участник художественных выставок. Фотограф, первым в Самаре продававший открытки с видами города и окрестностей. Архитектор, астроном-любитель,краевед, археолог, благотворитель… Заядлый велосипедист, один из первых самарских автомобилистов, организатор первого в городе яхт-клуба… Все это Константин Павлович Головкин. Человек, которого смело можно назвать самарским Леонардо начала ХХ века.
Он родился 17 декабря 1872 года в семье купца второй гильдии Павла Ивановича Головкина,бывшего коробейника, пришедшего в середине позапрошлого века в Самару пешком. Дом, где он родился, на Вознесенской улице (теперь это улица Степана Разина, 55), сохранился до сих пор.
Отцу было в то время уже 36 лет, и женат он был вторым браком на Елизавете Степановне Колодиной, внучке купца Михея Шихобалова. Мать Константина Павловича была почти на двадцать лет моложе своего мужа, боялась его и во всем ему подчинялась. Павел Иванович прошел тяжелый путь от коробейника до владельца нескольких магазинов и, самостоятельно выбившись в люди, стал человеком скупым и властным. Елизавета Степановна, получившая образование в первой Самарской гимназии, занималась только детьми и домашними делами. Костя любил мать: она, в отличие от сурового отца, была ласковой и доброй женщиной.
Впрочем, о детских годах Константина Павловича известно немного. Сам он, будучи человеком сдержанным, неохотно вспоминал о своем детстве. Однако известно, что Константин начал рисовать, еще не умея говорить. Он умудрялся рисовать на всем, что попадалось под руки, — на полу, на стенах, на заборах, на земле — мелом, углем, карандашом, красками…
Учился Костя в Самарском реальном училище. В 1887 году, когда он уже заканчивал обучение, в училище появился новый преподаватель рисования, черчения и чистописания — Николай Андреевич Храмцов. В Самару он переехал из Вятки. Перед этим окончил Петербургскую Академию Художеств и получил звание «классного художника 3-й степени». Храмцов и стал первым профессиональным учителем будущего художника Головкина. Много позже, уже после его смерти, Константин Павлович Головкин с художниками Синягиным и Холявиным купят у вдовы его три картины для художественного отдела Публичного музея.
В семье Константин был старшим сыном, и отец готовил его к купеческой деятельности. После получения шестиклассного образования, что по тем временам считалось достаточным, Костя стал работать «мальчиком» в магазине отца. Он был обычным рассыльным, затем — помощником приказчика, приказчиком. В 22-летнем возрасте Константин стал управляющим в магазине. Находиться на службе у своих родителей, получая жалованье, считалось в то время делом обычным.
И только гораздо позднее, в 1903 году, когда Головкину исполнился 31 год, он получил в наследство от отца магазин и объявил себя самарским второй гильдии купцом. Вплоть до самой революции 1917 года Головкин успешно занимался торговой деятельностью. В фирменном магазине Константина Головкина на Панской (ныне Ленинградской), 32 было все необходимое для рисования и живописи. К 1917 году состояние Головкина оценивалось в 2 миллиона рублей — огромной, по тем временем, суммой. Однако его коммерческая деятельность, требовавшая немалых усилий, знаний, изворотливости, была лишь небольшой частью жизни Головкина. И не самой важной для него.
Еще работая «мальчиком» в магазине, каждую свободную минуту Костя с разрешения старшего приказчика Ивана Андриановича — добрейшего человека — убегал на Волгу рисовать. К волжским пейзажам он обращался в течение всей своей жизни. К двадцати годам Константин Головкин уже слыл неплохим живописцем, а в зрелом возрасте стал признанным мастером, одним из крупных художников Самары. За свою не очень долгую жизнь он написал более двухсот крупных полотен и сделал около двух тысяч рисунков и эскизов. Головкин перепробовал почти все известные способы живописи. Рисовал карандашом, пастелью, акварелью, тушью, маслом, делал гравюры, увлекался художественной чеканкой по металлу, занимался художественной аппликацией и моделированием, создал уникальный альбом виньеток. С карандашом и альбомом он не расставался никогда.
…В 1889 году в Самаре случилось событие большой важности: открылась первая художественная выставка Товарищества передвижников. Ее огромное значение заключалось не только в самом факте приезда в провинцию большого искусства, но и в том, что самарские художники стали, по примеру столичных собратьев, организовывать свои выставки. В 1890 году свою персональную выставку в доме Петра Семеновича Субботина устроил Храмцов. А уже начиная со следующего года такие выставки стал ежегодно устраивать кружок самарских художников во главе с Константином Головкиным. Отныне вся его жизнь была связана с творчеством.
Картина Константина Головкина
Осень на Волге. 1894 год
В начале 1890-х годов в Самаре открывает свои «Курсы рисования и живописи» выпускник Академии художеств Федор Емельянович Буров. Знакомство с ним и возможность учиться у него дали Головкину очень многое. Хотя он и впоследствии продолжал именовать себя художником-любителем (что говорит о его требовательности к себе), но его пейзажи были написаны профессионально и с душой. В них всегда было настроение. Работал Головкин в русле традиций русского реалистического искусства второй половины XIX — начала XX века. Он легко улавливал цветовые оттенки воды, неба, зелени. Вот только сетовал иногда, что передавать солнечный свет ему не удается — серые дни на картинах получались у него намного лучше.
С 1891 по 1916 год Головкин устроил 19 своих персональных выставок, на которых продемонстрировал 170 произведений.
Работа Константина Головкина
Рожь. 1897 год
В 1897 году Городской публичный музей в Самаре получил отдельное помещение и возможность развернуть солидную экспозицию. Но у музея не было художественного отдела. Инициатором его создания стал Константин Павлович Головкин. По его инициативе участники проходившей в том году городской художественной выставки подарили музею 21 картину. Три картины подарил сам Головкин. А в последующие три года он совместно с городским головой Петром Александровичем Араповым разослал сотни писем наиболее известным русским художникам с просьбой подарить самарскому музею свои работы.
Константин Головкин
Мельница. 1895 год
На эти письма откликнулись около двадцати живописцев, приславших в дар музею свои полотна и рисунки. Коллекция художественного отдела уже к 1911 году насчитывала более сотни произведений искусства, в том числе — картины замечательных мастеров Бориса Кустодиева, Василия Перова, Михаила Нестерова, Константина Юона. Со временем передал сюда свои новые картины и этюды сам Головкин. А кроме того, позднее он передал сюда свою уникальную коллекцию монет и множество других предметов.
Константин Головкин
Волжский вид. 1890 год
В 30-х годах XX века художественный отдел выделился в самостоятельный Самарский художественный музей, основателем которого по праву можно считать Константина Павловича Головкина.
Сейчас в музее — пять картин Головкина и несколько его этюдов. А судьба большинства его картин так же, как и судьба многих вещей, приобретенных им, до сих пор неизвестна.
Любовью к технике Константина заразил учитель математики и механики Иосиф Александрович Щепанский, создатель первой в Самарские открытки. Константин ГоловкинСамаре метеорологической станции с телескопом, автор описания полного солнечного затмения 1887 года. Увлечение техникой на всю жизнь стало подлинной страстью Головкина. Он с азартом мастерил макеты лодок, пароходов, лихо носился по волжским просторам на моторной лодке. На своей даче (речь о ней еще впереди) Головкин собственными руками оборудовал громоотвод, провел электричество, собрал и установил телескоп.
А еще он увлекался фотографией. В 1900 году в Самаре было создано общество фотографов-любителей. Инициаторами его создания стали владельцы фотографических магазинов Франц-Мориц Нейман, Петр Николаевич Арефьев и Константин Павлович Головкин, который стал казначеем общества. Незадолго перед этим, в июне-июле 1900 года, Головкин совершил путешествие за границу, о котором давно мечтал. Посетил Италию, Германию и Францию.
Побывал он и на Всемирной Парижской ярмарке 1900 года. Увидев за границей много нового, Головкин, со сметливостью купца, решил кое-что перенять у европейцев. Так он решил издавать открытки с видами Самары — они сохранились до сих пор. Первый выпуск открыток с видами Самары, Волги и Жигулей состоялся летом 1901 года. Вплоть до 1909 года вышло девять изданий. Видимо, за границей ему впервые пришла в голову идея перевода в открытки и собственных картин.
На берегу Волги. 1890-е годы
Учитель физкультуры и гимнастики — бравый отставной поручик Лев Петрович Борисов — сумел привить ребятам из реального училища любовь к спорту. В детстве Костя Головкин хорошо плавал, бегал на коньках, ездил на велосипеде.
В возрасте 20-30 лет он был неплохим конькобежцем, велогонщиком, участвовал в состязаниях. Позднее увлекался соревнованиями на моторных лодках и яхтах, хотя своей яхты у него не было.
В 1895 году 35 самарских энтузиастов велосипедного спорта объединились в общество велосипедистов-любителей. Во главе организаторов общества стали коммерсант Франц-Мориц Нейман и двадцатитрехлетний Константин Головкин. Он был не только участником многочисленных велопробегов, соревнований, но и членом комитета общества — сначала в качестве помощника командора, затем председателя гоночной комиссии.
Немногим позднее, в 1899 году, в Самаре появился яхт-клуб. Под таким скромным названием в то время скрывалось весьма солидное спортивное общество, объединявшее легкоатлетов, гимнастов, конькобежцев, пловцов, гребцов, яхтсменов. Одним из организаторов и руководителей этого общества снова был Головкин. По его инициативе при яхт-клубе открылся гимнастический зал. Сам страстный и разносторонний спортсмен, он не только участвовал в соревнованиях, но и в многочисленных обращениях призывал самарцев заниматься спортом.
Спорт повлиял на становление характера Константина Павловича. Он редко болел, не курил, почти не пил спиртного и неукоснительно соблюдал строгий режим дня, им же самим выработанный.
Василий Николаевич Николаев, преподававший в реальном училище русскую литературу и словесность, приобщил «реалистов» к книге. Многих — на всю жизнь. В доме Константина Павловича книги составляли неотъемлемую часть быта. К 1915 году, по свидетельству его дочери Евгении Константиновны Овчинниковой, библиотека Головкиных насчитывала около 2000 томов. Книги стояли в огромном, от пола до потолка, шкафу и были доступны всем членам семьи. Отдельно, в кабинете самого Константина Павловича, хранились пользовавшиеся особым почётом хозяина книги по живописи и художественные альбомы.
Несмотря на свое богатство, жил он довольно скромно, на втором этаже дома на Панской, где размещался его магазин писчебумажных принадлежностей.
«Комнаты его блистательного дома на Панской внутри были мрачными и темными, — вспоминала его дочь Евгения Константиновна. — Для вдохновения и творчества Головкину нужно было уединение».
Однако в долгие зимние вечера за большим столом, вспоминает со слов своего отца Всеволода Головкина внучка художника Татьяна Черносвитова, в столовой собиралась вся семья Головкиных — он с женой Екатериной и трое детей. Все вместе под руководством главы семейства делали модели судов и волжских пароходов из картона и клея, макеты своей будущей дачи. Иногда Константин Павлович играл на пианоле — она стояла тут же.
Чаще всего исполнял своего любимого Листа. А еду, вспоминает внучка, он предпочитал простую — щи, ботвинью. Детей он никогда не наказывал, говорит Татьяна Черносвитова. При этом он не был религиозен и не выносил ханжества.
Еще в 1907 году по инициативе Головкина в Самаре была создана группа по сооружению в Самаре Дворца культуры, в котором могли бы разместиться библиотека, читальни, музей, выставочный и гимнастический залы. В течение года эти люди пытались доказать властям необходимость этого строительства, но городская управа отклонила их ходатайство.
В Самарском областном государственном архиве есть уникальные документы. Это невоплощенный замысел Константина Павловича. Сам он папку с документами озаглавил так: «Моя мечта». Листаешь эти документы и поражаешься, как детально, вплоть до мелочей, Головкин продумал, каким бы должен был стать придуманный им грандиозный трехэтажный Дворец науки и искусства.
Он не только создал проект здания, но и сделал планировку местности, составил эскизы всех комнат. Десять лет Константин Павлович пробивал в Городской Думе идею создания Дворца науки и искусства — с библиотекой, художественным музеем, залами для научных занятий и даже обсерваторией. Вход сюда предполагалось сделать бесплатным. Головкин был готов передать на создание Дворца 600 тысяч рублей. С единственным условием — дать ему возможность занимать должность хранителя в художественном музее. Не удалось пробить идею. Более того, Константин Павлович попал под негласный надзор полиции за вольнодумство. А может быть, власти побаивались, что от этого странного, необычного человека можно было ждать чего угодно?
Он действительно всегда выбивался из общей картины. Вспомнить хотя бы историю с появлением в Самаре одного из первых автомобилей — «Ольдсмобиль» — «тонно», за который Головкин заплатил немалые по тем временам деньги — три с половиной тысячи рублей.
Константин Головкин и его жена (они слева) с друзьями в автомобиле. 1906 год
Жарким июльским днем 1904 года машину сгрузили с платформы железнодорожного вокзала. Толпа зевак с интересом рассматривала диковинку, гадая: поедет или не поедет? Десятилошадный мотор никак не заводился, несмотря на все старания Головкина и его механика. Тогда Константин Павлович предложил четверть водки тому, кто заведет двигатель. За дело взялись два здоровенных грузчика. После долгих попыток мотор затарахтел, и «безлошадная повозка» поехала по Самаре, распугивая лошадей и кур, вызывая смех и улюлюканье толпы.
Почти сразу же случилось происшествие. Шум мотора испугал лошадей во дворе пивоваренного завода. Лошади понеслись, повозки столкнулись, с телег упали ящики с бутылками, и пиво полилось по мостовой. Владелец завода подсчитал убытки, и на другой день полицмейстер принес Головкину бумагу с требованием оплатить убытки. И хозяин автомобиля был вынужден удовлетворить это требование.
Не только лошади боялись автомобилей, но и люди. Когда Головкин поехал с невестой Катенькой и двумя друзьями на венчание в загородную церковь, священник, увидев диковинную машину, спустил с цепи собак и заперся в доме. Пришлось ехать для свершения свадебного обряда дальше, в Семейкино.
Константин Павлович часто выезжал на автомобиле с друзьями-художниками на этюды. Ездили в Постников овраг, Серноводск. А чаще всего — поближе к Жигулевским горам.
Не все автомобильные поездки были спокойными. Дочь Головкина вспоминала, что в одной из загородных поездок отскочило переднее колесо, укатившись далеко вперед. Правда, тогда все закончилось благополучно. Автомобиль только сильно тряхнуло.
Любая поездка на автомобиле становилась целым событием. Водитель (или, как его тогда называли, «шоффер») надевал в дорогу комбинезон с капюшоном (машины были с откидной крышей), кожаную фуражку и защитные очки. Это сейчас достаточно повернуть ключ зажигания и мотор заработает. В то время, чтобы машина пошла, нужно было как следует крутануть изогнутую ручку, что помещалась впереди. Головкину и другим первым автомобилистам пришлось непросто.
Самара походила тогда на большую деревню. Дороги, естественно, не были покрыты ни асфальтом, ни бетоном. Только на центральных улицах — булыжные мостовые. По ним-то и ездили первые автомобилисты, умудряясь при этом развивать сумасшедшую по тем временам скорость — 55 километров час — и приводя в ужас прохожих и разную живность.
Ведь даже на центральной улице города можно было встретить свиней, кур, гусей, коров. Головкину и другим автомобилистам часто приходилось останавливаться на перекрестках и пропускать лошадей. Естественно, нередко возникали поломки. Свой автомобиль Головкин ремонтировал сам. Жена, Екатерина Дмитриевна, вспоминала, что Константин Павлович очень любил разбирать и собирать автомобиль. Разумеется, он был непременным участником автомобильных состязаний, которые проходили в Москве.
На молоденькой, красивой девушке Катеньке, с которой он познакомился на одной из аллей Струковского сада, Константин Павлович женился, когда ему было 36 лет. Говорят, что и автомобиль он приобрел, чтобы покорить ее сердце. Не будь этого счастливого брака, кто знает, возникла бы у Головкина идея построить в Студеном буераке удивительный Дом со слонами, который и по сей день является одной из главных достопримечательностей Самары.
Дом со слонами. Дача Головкина
Легендарный Дом со слонами
Сейчас к этому зданию можно спуститься по 4-й просеке, от ДК «Современник». Как будто видение, оно возникает внезапно за поворотом. Красивое светлое здание в стиле самарского модерна излучает тепло и словно зовет к себе путника. Подходишь ближе, и дом превращается в «крепость» с башней и узкими окнами-бойницами… Модерновые мотивы здесь сочетаются с неоклассическими и даже конструктивистскими.
Дача построена в 1909 году по проекту самого владельца. Правда, ему помогал профессиональный архитектор В. Тепфер. Трудно сейчас «измерить» долю его участия в разработке проекта. Однако же известно, что Головкин сам рисовал эскизы, делал из бумаги макеты, строжайшим образом выверяя пропорции.
Дом стал настоящим архитектурным чудом своего времени. Здание сложено из пустотелого кирпича и крупных бетонных блоков. Именно поэтому в доме уникальная акустика. В узкие и высокие (до трех метров) окна почти не проникал свет — приходилось зажигать свечи даже днем.
Зато речной запах и ароматы розария, фруктовых деревьев, елочек, берез — всего того, что посадил Головкин своими руками, — витали в комнатах постоянно. В доме было пять комнат. В правой его части располагалась гостиная, где во всю длину стен были вмонтированы написанные Головкиным широкие холсты с изображением летящей женской фигуры в развевающихся прозрачных одеждах. Кстати, и возле входа на веранду поднимается статуя одинокой девушки — предмет мистических историй, легенд и домыслов, рожденных самарцами. Ее руки напоминают крылья. Она словно бы пытается взлететь, оторвавшись от грешной земли.
…Стены в доме оживляли металлические квадратные пластины с выдавленным орнаментом, где на месте ягод вставлялись стеклянные полусферы. Все в доме — дубовая мебель, плетеные кресла, диваны — было изготовлено по эскизам самого Константина Павловича. Украшением «замка» служили его же картины. А узоры на портьерах вышивала жена Константина Павловича.
Здесь, за городом, перед дачей художника, в начале XX века любила гулять нарядная публика, здесь устраивались приемы и пикники. А в доме частенько собирались художники, вели беседы о творчестве, спорили, слушали музыку, которая звучала из граммофона.
К сожалению, до наших дней внутренние интерьеры здания не сохранились.
А слоны, к счастью, целы. Хотя время безжалостно «потрепало» их, и местами они «прохудились». Два слона, изваянные из камня в натуральную величину и обращенные друг к другу, по-прежнему стоят перед домом, вспоминая былые времена. Фигуры этих экзотических для Самары животных также были изготовлены по рисункам Головкина. Скульптуры эти пустотелые, и в одной из них, по воспоминаниям жены художника, были заложены документы и фотографии, относящиеся к постройке дачи.
После революции семья Головкиных покинула город. Осиротели слоны. Дача была передана новой власти. Сначала под госпиталь, затем там «поселился» детский сад.
А в 1929 году дача купца Головкина была передана на баланс предприятия «Водоканал»…
Во время революционной бури, не без оснований опасаясь репрессий, художник уехал сначала в Иркутск, где принимал участие в археологических раскопках. А в декабре 1918-го — январе 1919 года Константин Павлович совершил поездку в Монголию, Китай и Японию. Сохранился дневник Константина Павловича (он находится в фондах Самарского художественного музея), в котором он своим мелким, экономным почерком пунктуально описывает события своей жизни, и прежде всего — походы по антикварным магазинам.
На Востоке Головкин собрал уникальную коллекцию произведений искусства, которую собирался передать в дар художественному отделу Самарского Публичного музея. А собранную коллекцию восточного искусства, костюмов, археологических и этнографических находок — самарскому музею Общества археологии, истории и этнографии. К несчастью, от тех его приобретений, на которые он растратил остатки состояния, мало что осталось. Судьба той драгоценной коллекции покрыта туманом.
После возвращения из путешествия Константин Павлович вынужден был задержаться на два года в Иркутске, где к тому времени установилась советская власть.
В Иркутске неугомонный Головкин, работая простым чертежником в губернском отделе народного образования, возвращается к своей давней идее и пишет внушительный труд «Проект постройки, оборудования и организации провинциального музея».
Вернувшись в 1921 году в Самару, он продолжал разрабатывать этот проект. Работа, которую сделал один человек, была, наверное, под силу только группе какого-нибудь НИИ. Продумывалось все: устройство витрин, сигнализации, архива, физической и химической лабораторий, организация экскурсий и так далее.
В Самару он вернулся больным. Но сдаваться на милость судьбы не собирался. Нужно было все начинать сначала. Константин Павлович вступает в Общество археологии, истории и этнографии, участвует в археологических экспедициях в окрестностях Самары. Возглавляет филиал бывшего Самарского городского публичного музея — «Старая Самара». Занимается изыскательской деятельностью, итогом которой стала работа «Вся Самара на 1925 год».
Константин Павлович устраивается на работу простым архивариусом в Самарское губернское архивное бюро. По собственной инициативе, без надежды на вознаграждение, он собирает материалы об истории родного края. Около года он проработал архивариусом и за это время пересмотрел огромное количество дел, на основе которых им была составлена уникальная картотека. Это был титанический труд подвижника.
Чтобы составить картотеку, Головкину пришлось переработать массу документов из губернского архива, окружного и гражданского судов, нотариального архива, изучить памятные книжки Самарской губернии, подшивки местных газет и журналов за шестьдесят лет. Кроме того, он записывал рассказы старожилов, проводил необходимые изыскания. Мелочей для него не было. Так, для описания башенных часов, находящихся на колокольне Троицкой церкви, он сам осматривал часовой механизм и делал обмеры. Уже сами разделы его архива дают представление об охвате проделанной Головкиным работы: «Река Волга и Самара», «Описание планов Самарского уезда», «Самарские улицы», «Промышленные предприятия», «Казенные учреждения, учебные заведения, кладбища», «Самарские площади и торговля в городе», «Быт самарцев». Стараниями нынешних сотрудников Самарского архива и специалистов Самарского государственного университета эти труды недавно были подготовлены к печати и вышли отдельным изданием.
Последние свои годы бывший миллионер и баловень судьбы прожил в бедности. Но, несмотря на болезни и недостаток в средствах, Головкин был по-прежнему аккуратен, подтянут и деятелен. Он никогда и ни на что не жаловался. Детей он приучал к деятельному образу жизни, с ранних лет брал с собой в археологические экспедиции.
Однажды, вспоминает внучка Головкина Татьяна Черносвитова, в разговоре с сыном Всеволодом он сказал: «Учись, Воля. Если у тебя и дом отнимут, и деньги твои пропадут, знания все равно всегда с тобой останутся».
Сыну Всеволоду учиться в вузе не пришлось. Фамилия и отцовское происхождение подвели. В 1935-1939 годах он отбывал срок в лагере. Тоже за «фамилию». Но через всю жизнь он пронес неугасающую страсть к знаниям. Об этом вспоминали и его сослуживцы по проектному институту «Гипровостокнефть», где Всеволод Константинович работал до глубокой старости.
…Константин Павлович Головкин умер в 1925-ом в городской клинической больнице, не дожив до 54 лет. Последний свой рисунок он сделал из окна больничной палаты за день до смерти.
Его похоронили на Всесвятском кладбище. Кладбище потом снесли, и точное место, где покоится этот человек, теперь уже никому не известно. А на месте кладбища — парк. Детский парк имени Щорса. Будете проходить мимо — вспомните о Константине Павловиче Головкине.
Автор статьи: Вадим КАРАСЕВ
Имя Константина Павловича Головкина хорошо известно вам, Друзья. Читая сообщения в Блоге «Хроники самарочки», имя нашего земляка часто встречалось вам в связи с различными значимыми событиями в жизни самарского края и Самары.
Дом со слонами. Художественный музей. Открытки с видами Волги. Первый самарский автомобиль. — Помните?
И еще память благодарных самарцев, сегодня по крупицам восстанавливающих биографию одного из самых почитаемых своих граждан — купца и художника, археолога и путешественника, музейщика без музея и архивиста, и просто человека с богатой и щедрой душой – Константина Павловича Головкина.

Константин Павлович Головкин в Самаре.
staraysamara.ru›282-konstantin-pavlovich-golovkin…
Головкин, Константин Павлович — Википедия
ru.wikipedia.org›…Головкин,_Константин_Павлович
Головкин к.п. – краевед (1872-1925)
regsamarh.ru›Цгасо›
…книга о художнике Константине Головкине — Самарские судьбы
samsud.ru›news…samare…o…konstantine-golovkine.html

Дача купца Головкина или тот самый «дом со слонами»

В детстве, когда бывал на спуске к Волге около НФС, постоянно залазил на холм и через железный забор рассматривал цементных слонов дачи купца Головкина. Это место было для меня каким-то мистическим и всегда притягивало. А еще мечтал побывать внутри этого дома. Совсем недавно сюда начали водить экскурсии, и этой мечте стало возможным сбыться.

Знаменитая «Дача со слонами», которую знают все самарцы, принадлежала Константину Головкину — худож­нику, фотографу, археологу, авто­мобилисту и путешественнику. Здесь же он выступал и как архитектор, специально постигая основы такой непростой профессии, а помогал ему известный архитектор В.Тепфер. Для того, чтобы понимать, в каких условиях и почему Константин Павлович Головкин создал этот уникальный по своей архитектуре и своему смысловому значению дом, следует представлять, каким пространством он был окружен: в каком городе он родился, учился и заработал свои капиталы, то есть, что из себя представляла провинциальная Самара того времени.

Если бы мы с вами говорили про Самару середины века 19-го, то все, что мы бы с вами увидели, было подчинено торгово-экономическим нуждам. Главным архитектурным символом Самары были бесконечные хлебные амбары, которые опоясывали берега рек Волги и Самары. Самара была крупным торговым речным портом, и исходя из такой специфики города, происходила специфика занятости его населения. В середине 19-го века население нашего города составляла чуть более 10.000 человек, 5000 из которых ежедневно трудилось в самарском речном порту, осваивая профессию грузчиков, крючников, бурлаков. Остальная же часть самарцев в это же время начинает осваивать профессию торговцев. Стоит отметить, что самарские торговцы стоят абсолютно особняком от купцов и торговцев других российских регионов. Дело в том, что в Самаре эти люди были выходцами из крестьян, из простого и очень бедного населения, и когда они начинали свою предпринимательскую деятельность, у многих из них даже не было стартового капитала. К таким людям можно отнести Павла Ивановича Головкина, отца Константина Павловича. Он пришел в Самару в середине 19-го века и стал торговать на улицах пряниками, которые брал в аренду. Он начинал свой путь в торговле простым коробейником – уличным торговцем, у которого даже не было средств для собственной лавки, и всего в жизни добился сам. Одним из факторов успешности любого бизнеса является грамотное предложение определенного товара в определенное время. Павел Иванович Головкин стал одним из первых самарских купцов, который стал продавать обои. Этот новый вид отделочных материалов набирал популярность в конце шестидесятых – начале семидесятых годов 19-го века.
В начале 20 века Самара — это широкие мощеные улицы, большое количество магазинов, кинотеатров, электричества, автомобилей. В городе проживает более 100.000 человек населения. Большинство жителей уже не работает в речном порту, а работают в сфере обслуживания. У них сокращается рабочий день, появляется больше доходов и появляются определённые формы досуга. Соответственно преображается внешний вид города. Город украшают здания уникальной архитектуры, сделанной с невиданным ранее вкусом, а улицы начинают представлять из себя променадно-прогулочные зоны. Тем не менее, Самара по-прежнему остается важным торговым и портовым городом в среднем течении Волги. В Самаре крайне большое разнообразие архитектуры уже представлено к концу 19-го века, это многочисленные стили эклектики или неостили. Дело в том, что с середины 19-го века архитекторами начинается своеобразный творческий поиск новых архитектурных видов искусства, отличавшийся от классицизма, который главенствовал в искусстве вплоть до середины 19-го века. Свое вдохновение художники и архитекторы искали в архитектурных стилях, которые уже были в истории человечества. Таким образом на авансцену во второй половине 19-го века выходят такие стили как неорусский стиль, который был присущ для русских городов 12-го-14-го веков, появляется неоготический стиль, неовизантийский стиль. Эти стили являются классическими примерами городской эклектики — смешение стилей, поиска нового стиля, и эти творческие изыскания в конце 19-го века приводят к появлению абсолютно новый архитектуры, который во Франции так и называли «Ар Нуво» — новое искусство. Это архитектура, которая не имела под собой никакого исторического основания. Англичане называли этот архитектурный стиль модерн, что означало «современный». Это искусство было первым искусством в истории человечества, которое не имело ни исторических корней, ни национальных оттенков. Архитектуру модерна легко узнать на улицах любых европейских городов, будь то Барселона, Мюнхен или наша Самара. Модерн прежде всего характеризует плавность линий и подчеркнутая асимметричность фасада. Причем разность объемных пропорций для наблюдателя должна оставаться загадкой — где первый этаж переходит во второй, а второй, в свою очередь, снова переходит в первый. Композиция здания представляет единый образ, неразделимый на чёткие объемы и элементы здания.

Стоит отметить, что в модерне огромное значение придавалось мифологическим персонажам, таким как нимфы, сатиры, то есть те существа, которые обладают физическими способностями находиться одновременно в двух мирах — в мире реальном человеческом и в мире потустороннем, мире сказочном, мире мифическом. Начало 20-го века — возникновение беспредметного искусства, попытка проникнуть за грань видимой реальности в художественном смысле. Технический прогресс столь стремителен, что человек верит, что он вот-вот получит возможность заглянуть за грань реального бытия, и пока что своеобразный прогноз делают именно художники, архитекторы модернисты.
Еще отметим, что модерн возник действительно повсеместно по всей Европе и не имеет национальных чёрт, потому что развитие и распространение модерна напрямую связано с первыми архитектурно-техническими выставками, которые проходили в крупных городах Европы. По результатам этих выставок издавались журналы, которые знакомили широкий круг творческих людей по всему миру с последними достижениями архитектуры модерна. Соответственно, многие проекты зданий брались за основу существующих построек. И у нас в Самаре есть несколько примеров зданий которые были скопированы с аналогичных образцов в Турине, Хельсинки, Барселоне (Театр-цирк Олимп, Крестьянский банк, здание Почты на Куйбышева). Но дача уникальна, прямых ее аналогов не существует, это авторский проект Константина Головкина.

Макет здания отличался от построенного.

Построенное в 1908-1909 годах, так выглядело здание изначально.

К сожалению, в советские годы главный фасад, выходящий на Волгу, реконструировался. Веранда в центральной части фасада была застроена, кардинально изменив первоначальный облик и объем этой части здания. Это фото примерно 50-ых годов.

Так выглядит здание сейчас и переживает не лучшее время.

Два огромных слона, которые и дали народное название даче, были изготовлены по эскизам самого Головкина в Самаре так, чтобы их было хорошо видно с проплывающих мимо судов, причем Константин Павлович сам участвовал в изготовлении скульптур.

Дача Головкина – одно из самых мистических и окутанных легендами мест в Самаре.
У входа в дом на веранде находится статуя одинокой девушки. Ходили слухи, что скульптура посвящена либо трагически погибшей дочери купца, либо его тайной возлюбленной, которая покончила жизнь самоубийством.
Еще одна легенда, что под одним из слонов похоронена дочь Головкина, которая бросилась с обрыва от несчастной любви. Даже большевики после революции и в 30-е годы побоялись взорвать слонов.
В 1916 году там был госпиталь, позже детский сад, потом пытались сделать клуб, дискотеку, но все это не приживалось. Веселье и радость были несовместимы с этим угрюмым домом.
Теперь пройдемся по самому дому, это его изначальный план. К большому сожалению, интерьеры дачи не сохранились из-за сильного пожара и реконструкции, внутренности здания обрели совершенно другой вид. Фотографий внутреннего оформления не сохранилось, поэтому, гуляя тут, приходится только включать воображение.

Заходим через веранду, раньше она была открытая.
Бывшая столовая, а сейчас раздевалка.
В бывшей гостиной узкие, щелевидные, подобно бойницам, окна.
Бывшая спальня и детская, а сейчас актовый зал.
Здесь раньше находилась веранда, а сейчас сцена.
Теперь на второй этаж. Эта лестница тоже новодел, причем очень дешевый.
На втором этаже витраж и несколько дверей, одна из них ведет в ту самую башенку, которая является доминантой здания, проход туда закрыт из-за аварийного состояния, и в мастерскую Головкина.
Впрочем, аварийное состояние и у всех комнат на втором этаже.
Это мастерская Константина Павловича, его обитель, которая была завалена его работами и набросками.
Каждому художнику нужна муза, для Константина Павловича его музой была Волга, вид на которую открывается поистине неповторимый.
На балкон выходить лучше по одному. Он тоже в аварийном состоянии.
Свет от окон падает рассеянный, что оптимально для работы художника. До перестройки такие же окна располагалось и на другой стене комнаты.
Благодарю за возможность сбыться давней детской мечте компанию Арт-Экускурсии. Советую обязательно здесь побывать.

Дом со слонами — дача Константина Головкина, располагающаяся в Самаре по адресу:
улица Советской Армии, 296. Здание в стиле модерн.
Построено в 1908—1909 годах.
Дом построен по совместному проекту Головкина и архитектора В. В. Тепфера.

Интерьеры дачи и мебель для каждой комнаты создавались по чертежам хозяина, каждая комната имела свою цветовую гамму. В стены зала во всю их длину были вмонтированы широкие холсты с изображением летящих женских фигур в развевающихся одеждах. Эти полотна, так же как и расположенная рядом с домом скульптура девушки, предположительно образ Волги, были выполнены самим хозяином дачи. После того как здание в советское время несколько раз меняло функции, в нем расположился клуб насосно-фильтровальной станции. Интерьеры утрачены, но сам дом отреставрирован.
Константин Павлович родился в семье зажиточного самарского предпринимателя. По достижению совершеннолетия Константин Павлович получил часть наследства и сразу же поехал в Европу учиться живописи. Константин Головкин вернулся в Самару и открыл на улице Панской свой собственный магазин писчебумажных изделий, превратившийся в художественный салон. Он писал пейзажи Волги, Жигулей. Картины вез в Германию, где их распечатывали в виде цветных почтовых открыток. Все это давало прибыль, и предприятие Головкина процветало. Для вдохновения и творчества Головкину нужно было уединение. Он построил себе удивительную дачу (со слонами) в Студеном буераке, полученном по наследству. Красивое необычное здание в стиле модерн излучает таинственность. Подходим ближе и дом превращается в крепость с башней, бойницами…Возле входа на веранду поднимается статуя одинокой девушки. Ее силуэт кажется каким-то воздушным и легким. Она выскальзывает из белого постамента, как бы пытается оторваться от грешной земли..
Скульптуру в саду принято называть «Панночкой», однако я ее так называть не стану. В начале 1990-х появилось множество легенд, связанных с историей дачи и судьбе Головкина. В частности, есть несколько версий происхождения этой скульптуры. К примеру, вот здесь есть цитата с радио «Свобода»: «Впрочем, о «даче со слонами» известны и более мрачные легенды. (…) там похоронена, вроде бы, дочь Головкина, под слонами»
«Демидовщина», начавшаяся в начале 1990-х не могла не задеть дочь Головкина. В 1992-м году 85-летняя Евгения Головкина-Овсянникова опубликовала статью в газете «Волжская Коммуна», опровергающие все эти домыслы и легенды. Привожу отрывок из статьи:
«Мистицизм и неоромантизм и тем более суеверие были чужды Головкину. И в его картинах и этюдах нет следа указанных новых веяний в живописи. Напрасно в статье упоминают великого нашего Н.В.Гоголя, ибо никто из женщин в семье Головкина не летал на метле и тем более в С.-Петербург за черевичками, да и с Панночкой не был знаком. В этом надо бы Гоголя с его юмором и любовью к людям оставить в покое…
Долгое время ходила легенда о скульптуре молодой женщины на террасе у южногго входа в дом. Мне, дочери Головкина, пришлось развеять эту легенду о себе: я не утопилась в Волге от несчастной любви, а жива доныне, и мне уже 85 лет…»
Фигура К.П. Головкин (1871-1925) — одна из самых ярких и светлых фигур в истории Самары первой четверти 20 века. Издатель, фотограф-любитель, краевед, археолог, художник, владелец писчебумажного магазина. Учился сын купца второй гильдии П.И. Головкина в самарском Реальном училище. Там же он научился рисовать, однако кроме семи классов училища другого образования у него не было. Художник-самоучка, он, совместно с художником Ф.Е. Буровым, которого можно так же считать учителем Головкина, организовал самарский кружок любителей искусства. Именно Головкину обязан Самара тем, что в Публичном музее появился художественный отдел, преобразованный уже в советские годы в Самарский художественный музей. Головкин был очень увлеченным человеком, интересовался разными науками. Так же он известен, как владелец первого в Самаре автомобиля.
У Головкина была мечта построить в Самаре Дом науки и искусств, «храм науки и искусства», однако власти не поддержали его инициативу. После революции, Головкин вместе с семьей уезжает в Иркутск, где продолжает собирать экспонаты для самарского музея. Сохранилось письмо, написанное Головкиным, будучи беженцем, различным лицам и учреждениям: «Есть письмо в этом же сборнике, написанное им в Иркутске, будучи беженцем к различным лицам:В силу переживаемых Россией событий мне, как беженцу из Самары, приходится провести зиму в г. Иркутске.Дабы использовать в интересах нашего музея это невольное проживание в далекой Сибири, я хотел бы собрать для Самарского музея какие-либо предметы по этнографии, археологии, палеонтологии и пр., и пр. — местного края. Обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой ответить мне на следующие вопросы: Могу ли я приобрести и по какой цене костюмы и предметы культа, домашней обстановки и обихода якутов, бурят и других народов России… и т.д.»
18 ноября 1918(!)После Иркутска он совершает поездку в Японию и Манчжурию, где так же приобретает множество экспонатов для музея.В результате, вернувшись уже в 1920 году в Самару, Головкин привез целый вагон вещей, в том числе с археологических раскопок.В Самаре Головкин работал архивистом в губернском архиве вплоть до своей смерти в 1925 году.
Константин Павлович Головкин
Рядом с водителем Константин Павлович
Дача на берегу Волги была построена из пустотелого кирпича и имела, по воспоминаниям современников, особую акустику. Если обратить внимание на дореволюционную открытку, мы заметим, что во время реконструкции здания в 1990-х, центральная его часть была перестроена. На открытке не видно существующего ныне выступа. Вместо него на фотографии открытая деревянная веранда.
После национализации дачи, в ней был устроен госпиталь, затем детский сад, а в 1929-м году здание передали самарскому водоканалу, в управлении которого он пока еще и находится.
На фотографии начала 1930-х над балконом виден ныне утраченный растительный декор. В 1980-х здание дачи было руинировано. Его называли не иначе как «графские развалины».
Интерьер

Вид на дом с Волги
В 1990-х была произведена реконструкция памятника. Вот как описывают процесс реставрации в интернете:
«В начале 90-х годов дом представлял собой довольно жалкое зрелище. Новые владельцы дачи поставили в ней регистры центрального отопления. Но так как дача не предназначалась для проживания в ней зимой, пустотелые блоки не выдержали, и пошли просадки фундамента. Руководство “Водоканала” решило стянуть фундамент металлическими поясами. Но это лишь навредило зданию — в стенах пошли трещины, образовались мостики холода. Здание могло рассыпаться. Реставрационными работами на объекте занималось научно-практическое реставрационное товарищество “Старый город” под руководством архитектора-реставратора, действительного члена Академии архитектурного наследия, академика М.Б.Егорова. Институт “Горжилпроект” был представлен архитектором А.Л.Дучицким. Они, проведя исследования, потребовали снять металлические пояса, убрать регистры центрального отопления и устроить вместо них более щадящую отопительную систему. Трещины в стенах замазали известково-цементным раствором. Новых трещин, к счастью, не было. Потом сделали ремонт внешней стороны здания. Трехметровый цоколь обложили кирпичом. Само здание покрасили. На весь ремонт, с выявлением и уничтожением трещин, ушло четыре года. Все работы велись на средства МП “Водоканал”. Как рассказал архитектор-реставратор, заведующий сектором памятников и архитектурного наследия управления охраны памятников истории и культуры Александр Аксарин, многое о даче они узнали от внучки Головкина. Она рассказала, что слоны стояли ногами в воде и были частью украшавшего двор фонтанного ансамбля. Фонтан, по мнению Аксарина, можно восстановить. Но “Водоканал” не будет делать этого — нет средств.»
Произведения К.П. Головкина
Живопись
Открытки
http://golema.livejournal.com/49917.html
Старая Самара
http://oldsamara.samgtu.ru/part_2/page_html/page01.html
http://kraeham.livejournal.com/30121.html
Меню по рисункам самарского купца, художника К.П.Головкина.
http://www.alabin.ru/alabina/exposure/collections/menu/
Выполнена по рисункам самарского купца, художника К.П.Головкина.
Проекты
К.П. Головкин. Чертеж фасада Дома наук и искусств. http://golema.livejournal.com/40464.html
Самара сегодня
http://forum.tehnotour.ru/index.php?act=Print&client=printer&f=13&t=165