Путешествие по русскому северу

Отправляемся в путешествие по северу России. Заставка к фильму. Содержание отчета. Предисловие к поездке. Лирика. Как родилась идея поездки и наши впечатления.

Привет, друзья! Вот и пришла пора поделиться с вами нашим новым большим видео-проектом. В этот раз мы представляем вашему вниманию фильм «Северный Марш или Кола-2015», в котором совершим большое автомобильное путешествие из Москвы через Карелию и Соловки на Кольский полуостров, в Заполярный край.

Фильм будет выходить в формате сериала. Одна серия, в основном, будет соответствовать одному экспедиционному дню. С этого дня планируется выпускать одну серию в неделю с возможными небольшими отклонениями от графика, то есть, приблизительно за лето фильм должен будет быть полностью опубликован. Традиционно каждый ролик будет сопровождаться текстовым отчетом с фотографиями на этом сайте. А в этом посте будет опубликовано содержание (наполняться будет по мере выхода новых видео) и лирическое введение.

Ну, поехали! Желаем всем вам приятного путешествия и интересных впечатлений! Не забывайте подписываться на наш YouTube-канал и группы в соцсетях! 🙂

Предисловие

Русский Север. Я думаю, что многим известно это выражение. И хотя у этого термина нет какого-то явного и признанного определения, тем не менее, обычно этим словосочетанием обозначают северные регионы Европейской части России. Чаще всего сюда относят Карелию, Архангельскую и Вологодскую области, но часто расширяют и включают сюда Кольский полуостров, то есть Мурманскую область. Вообще же, «Русский Север» — это, скорее, историко-культурное понятие (о чем нам говорит Википедия), хотя я бы добавил сюда и природно-климатическое. Понятно, что природа и климат Вологодчины и Заполярного края довольно сильно отличаются между собой, но есть самое важное сходство — здесь холодно, очень красиво и относительно безлюдно. Русский Север, может быть, не удается постичь всем, не все проникаются его суровой и холодной атмосферой, но если уж однажды Севера войдут в твое сердце, то это будет навсегда. Как говорится, кто знает — тот поймет. 🙂

Одно из главных отличий этой поездки от нашего автопутешествия по Европе состоит в том, что состав нашей туристической команды расширился. Помимо авторов этого блога, Ани и Андрея, к нам присоединился наш замечательный друг Дима со своей не менее замечательно дочкой Настей. Мы еще поговорим отдельно об автотранспортном средстве, но, забегая вперед, что ехали мы всю дорогу в тесноте, но не в обиде, ибо на одной легковой машине.

Главным специалистом по Северам у нас является Дима. Именно благодаря ему я в свое время также познакомился с этими краями сначала во время небольших пеших походов в Карелию и в деревню Унежма. Последний поход был очень запоминающимся по всем параметрам. Но, пожалуй, именно после него я могу сказать, что полюбил север с его низким небом и необычайными красками, которые дарят лучи выходящего из-за туч Солнца, с его холодной, но какой-то по-своему очень близкой атмосферой. Впоследствии я еще один раз побывал в Карелии уже самостоятельно, также совершив двухнедельное путешествие по Северо-Западу России. Отчета об этой поездки, к сожалению, нет. Димин опыт гораздо богаче, помимо автопутешествий он регулярно выбирается в водные походы по рекам Архангельской области и не только.

Идея этой поездки рождалась постепенно. После нашего большого европейского вояжа в 2014 году мы решили в 2015 году сделать паузу и далеко-надолго за границу не выбираться. Экономические условия также наложили свои ограничения и всё постепенно склонялось к поездке по России. После выхода фильма «Левиафан», в котором засветился умирающий северный поселок Териберка, появилось желание попасть в эти края. Изначально была мысль совершить блиц-криг до Териберки и обратно чуть ли не за 5 дней (в принципе, при определенных вариантах это вполне возможно). Со временем планы стали меняться, в маршрут в качестве основных целей добавились Соловецкие острова, Мурманск и Хибины, а в качестве завершающих штрихов в наш путеводный лист были вписаны Рускеала, Андома-гора и Старая Ладога.

Каждый из нас поставил в этой поездке личный рекорд по достижению самой северной точки, где мы когда-либо были, каждый впервые очутился за Полярным кругом. Все, кроме Димы, впервые оказались и на Соловецких островах куда уже хочется поскорее вернуться вновь. Мы все увидели те самые белые ночи когда солнце вообще не садится за горизонт. Правда, немного не повезло с погодой и в Мурманске нам это зрелище «выключили» облака, царившие на небе почти все время нашего там пребывания.

Путешествие было распланировано ровно на 14 дней, конечно же, намеченные планы были довольно грандиозными. При этом, мы традиционно старались не находится все время в режиме движения нон-стоп и делали остановки на 2-3 ночи. Так у нас получилось в Мурманске, на Соловках и в Хибинах. Было несколько больших переездов, но два водителя значительно уменьшают усталость от руления, поэтому к концу поездки хоть и начала появляться небольшая эмоциональная усталость, но физически все остались вполне себе в тонусе.

Если подводить общие итоги, то поездка получилась просто отличной. Невероятная красота сопровождала нас всю дорогу. Моря, реки, леса, горы, водопады и даже заполярная тундра, — все было необычно прекрасным. К этому добавилось несколько трекингов, так что отдых был по-настоящему активным и познавательным. Когда мы делали фильм, то заново окунулись в эту атмосферу и снова захотелось сесть за руль и отправиться вновь в эту поездку. Когда тебе хочется вернуться в те же места, где ты уже побывал, наверное, это один из самых главных показателей качества поездки.

Ну, вот, пожалуй, пока что хватит для лирического вступления. Переходим к прозе. 🙂

Далее: Подготовка к автопутешествию на Север. Маршрут, навигация, бюджет, питание и проживание. Общие сведения.

Заключительная третья часть обзорного поста о путешествии на Русский Север. Сегодня я поведаю об уникальном памятнике деревянного зодчества — шатровом храме в далёком селе Верхняя Уфтюга, путь до которого нам пришлось преодолевать не только асфальтированными трассами и поселковыми дорогами, но и водным путём на пароме. Под занавес дня мы осмотрим не шибко примечательный Красноборск, расположившийся на берегу реки Северной Двины. Последний день поездки мы оставили для исследования небезызвестных и небезынтересных достопримечательностей Великого Устюга и Тотьмы, примостившихся на берегу реки Сухоны.

Продолжение путешествия начинаем из села Черевково, некогда богатого села, до сих пор сохранившего колоритную историческую жилую застройку, типичную для крестьянских жилищ Русского Севера.

В предстоящий путь нас напутствовал типичного для севера вида, по возрасту и духу для этих суровых мест, рыжий кот.

Мчались от Черевково до Красноборска, что было духу и насколько позволяли дороги. 50 км, 30 минут в пути и мы у причала на окраине крупного села Красноборска, расположившегося на высоком левом берегу реки Северной Двины. Успели впритык. Как только загрузились, минут через десять «отдали швартовые».

И потихонечку поплыли на противоположный берег, к месту впадения в Двину реки Уфтюги. Забавно, наш экипаж и ещё шесть машин, а так же с десяток пассажиров через всю Двину перевозил паром-теплоход, возрастом в 44 года. Именно этот, до недавнего времени принадлежавший комитету по управлению муниципальным имуществом «Красноборский муниципальный район», паром-теплоход СП-14 построен 2 сентября 1972 г. на Чистопольском судоремонтном заводе им. 25 лет ТАССР КРП (Татарстан). Стоимость переправы в один конец составляет 300 рубликов с авто (поскольку недавно паром был продан в частные руки). Есть в Красноборске и бесплатный перевозчик, совершающий лишь 4-6 рейсов в день, но нас сразу предупредили, что попасть на него сложно (желающих гораздо больше, чем позволяет вместимость).

По достижению «причала», противоположный берег встретил нас конкретной такой непогодой. Но сие не остановит наш экипаж — хоть и в дождь, но в путь.

По здешним землям нам предстояло преодолеть ещё 40 км. И покамест мы движемся — немного краеведения. До того, как в XI веке сюда добрались удалые новгородские ватаги, эти территории населяли племена чуди (угро-финская народность). Чудь — старо-русское название вепсов, потомков древнего финского племени весь. С XII в. вместо названия весь вплоть до 1920-х употребляется чудь. Борьба с чудью шла и мечом, и крестом. Уже в 1-й пол.XII века насаждается христиантсво, появляются погосты, платившие дань новгородскому владыке — «серебро, соболи и иныя узорочья». И всё-таки в глухих уголках ещё в XVI веке продолжало существовать «идолопоклонство». Оно было так распространено, что церковные влати снаряжали одну за другой специальные экспедиции, чтобы «в Чюдской земле разоряти… обычаи» и крестить некрещённых. Сейчас о прежних жителях напоминают не только предания, но и топонимы.

По пути не могли не остановиться полюбоваться суровым пейзажем и грустным видом обмелевшей (из-за возросших объёмов вырубки леса) реки Лахомы (Ляхома, Лохма). Перед мостом мы впервые увидали шатровые ледорезы.
Достигнув Верхней Уфтюги, перед нами предстала одна из главных целей нашего путешествия — церковь Дмитрия Солунского, построенная в начале XVIII в., по клировым ведомостям — в 1785 г. Представляет из себя шатровый столпообразный храм, с небольшой галереей и большим крыльцом. Церковь возобнавлялась, т.е. перебиралась, дважды: в 1912 г. и 1981-88 гг..
Высота памятника деревянного зодчества с крестом 43 метра, более половины высоты (22 метра) составляет шатёр.
На заднем плане видна полуразрушенная Троицкая церковь, основанная не позднее сер.XVII века. В храме имелся полотняный антиминс с надписью: «Освятися олтарь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в церкви Священномученика Власия, лета 7164 году, при Царе и Великом Князе Алексие Михайловиче…». Власиевская церковь была предшественницей каменной Троицкой церкви (1865 г.), в которой один из приделов был освящён во имя Власия. Историки и этнографы давно отметили, что после Крещения Руси многие древние языческие боги отнюдь не потеряли своих почитателей. Просто этих богов стали чтить под другими именами — именами православных святых: громовержец Перун стал называться пророком Ильей, прядущая людские судьбы Макошь — Параскевой-Пятницей и т.д. В. Даль относил обычай «в известных случаях обращаться с молитвою исключительно к тому или другому св. угоднику», в частности, «от скотского падежа – св. Медосту, также Власию, от конского падежа – св. Флору и Лавру, о курах – св. Козме и Дамиану» и к другим «остаткам язычества». В славянской народной традиции св. Власий — покровитель скота, которого звали «коровьим богом». А в древнерусском языческом пантеоне «скотий бог» это бог Велес (Волос), слившийся впоследствии с христианским Власием.
Как обычно, в наиболее примечательных и значимых местах не забываю себя сфотографировать.
Ещё немного истории из здешних краёв. Река Уфтюга, правый приток Северной Двины, протекает южнее другого правого притока — реки Пинеги. В месте, где в Пинегу впадает река Сура, расположено одно из древнейших поселений — куст деревень Сура, впервые упоминаемое в 1505 г. в завещании князя Московского Ивана III, где среди земель Заволочья помянута и «Сура поганая». Кстати, всем знакомое слово поганый происходит от латинского paganus — идолопоклонник. Так русские презрительно называли чудь и иные народности, придерживающиеся языческой веры. Так вот, в Суре в 1829 г. в семье местного дьячка родился Иван Сергиев — будущий митрофорный протоиерей о.Иоанн Кронштадтский, проповедник, церковно-общественный и социальный деятель право-консервативных монархических взглядов. Описывать житие-бытие я не стану, однако пару малоизвестных, но весьма занятных фактов хотелось бы упомянуть.
Канонизирован в лике праведных Кронштадтский был Русской Зарубежной Церковью в 1964 г.; наша же Церковь к святым причислила его в 1990-м. 53 года, до самой кончины, он прослужил в Андреевском соборе Кронштадта. Свою паству и популярность о.Иоанн начал приобретать новаторским отношением к своим обязанностям, в частности, в чрезвычайной эмоциональности его проповедей (нередко на них обливался слезами). К 1890-м в Кронштадте сложилась индустрия по обслуживанию потока паломников, приезжавших в надежде на встречу с отцом Иоанном. Ввиду невозможности уделить внимание всем желающим, он нанял штат сотрудников (женщин-секретарей), ведавших отбором посетителей; в итоге, вокруг него сложился своеобразный бизнес. В Москву о.Иоанн прибывал скорым или курьерским поездом; его приезд всегда держался в секрете, а допуск в храм, где он вёл службу, был только по билетам. Потом посещал знакомых, больных (по списку, за посещение получал до 500 руб.). Ряд авторов (включая почитателей о.Иоанна) отмечали необыкновенную роскошь и обилие священнических и иных одежд, находившихся в его распоряжении; а также то, что передвигался по России (кроме Москвы) он в министерском салон-вагоне и собственном пароходе «Св. Николай Чудотворец».

Неудивительно, что он много занимался благотворительностью. В родной ему Суре построил каменную церковь; в другой части села основал женский монастырь. Но самое лбопытное, что с 1890-х Кронштадтский всё резче критиковал писателя графа Льва Толстого, популярность и влиятельность которого в обществе нередко сравнивалась современниками с популярностью самого о.Иоанна. В своих дневниках о.Иоанн неоднократно молится о смерти для Л.Н. Толстого: «6 сентября 1908 г. Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли — этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь». Одним словом весьма наглядный, примечательный образец священников прошлого и нынешнего времени. Тем временем, мы покидаем Верхнюю Уфтюгу. И зашуршав колёсами движемся в сторону Нижней Уфтюги. Доезжаем до берега реки Уфтюги, через которую на противоположный берег перекинут понтонный мост.
Возле кромки реки оставляем Астру ждать нас, а сами пошатывающейся походкой переходим по мосту корявому, дремучему, ржавому и готовому вот-вот развалиться.
Насколько это возможно для столь скучного пейзажа, любуемся рекой Уфтюгой.
Мы же, перебравшись на другой берег, оказываемся в деревне с красивым русским названием Берёзонаволок. В корнях этого названия отразилась связь с волоком. При освоении здешних территорий новгородцами, которые продвигались сначала через озёра Ладожское и Онежское, реки Онегу и Двину, затем на Пинегу и далее, по сухопутным перешейкам свои ушкуи (лодки) они переволакивали (волочить — перетаскивать по суше). Отсюда до нас дошли многие деревни с приставкой волок: Волок Пинежский, Юрьев Наволок и т.д. Недаром Киевская летопись всю огромную территорию к востоку от Северной Двины называет Заволочьем.
Сегодняшний Берёзонаволок представляет из себя грустное зрелище. Огромный по площади и количеству дворов посёлок вымирает. Первым нас встречает ещё недавно функционировавшее общественное здание. Позже узнаю, что за организация занимал его стены (верх.фото). Напротив выстроился ряд двухэтажных полуживых домов барачного типа.
Много здесь и старинных типичных для Русского Севера крестьянских изб. Как пример, эта изба-двойня — два сруба под одной кровлей. Светёлка украшена выносным балконом. Интересно и необычно выглядят выступающие слеги (брус положенный поперёк стропил для крепления кровли). Возможно когда-то их прикрывали причелины, а может дом всегда был лишён декоративного убранства.
В 1.5 км южнее Берёзонаволока находилось село Нижняя Уфтюга (сейчас д.Нижняя), где когда-то существовало два великолепнейших, подобно Верхнеуфтюжному, деревянных храма. Вместо них был выстроен каменный, который к нашему времени превратился в руины (четыре стены не удостоились нашего внимания). После мы очень долго думали и совещались ехать ли нам на Цивозерский погост (Цывозеро), где, возможно, ещё не рухнула вторая по возрасту на Севере деревянная колокольня, 1658 г. возведения. Но был риск не успеть на пятичасовой паром. Рискнуть не успеть и остаться на «полуострове» ночевать в машине, мы не решились и первыми прикатили на причал. Чуть погодя вместе с пустым лесовозом загрузились на всё тот же 44-летний паром-теплоход.
Погода испортилась окончательно. Шли по реке против течения долго (примерно 50 минут), огибая остров, образовавшийся из-за обмельчания Двины. Кстати, что там Северная Двина, в советское время по Уфтюге, откуда мы только что приехали, ходили баржи и теплоходы, одним словом река была судоходна. Связь поселений, расположенных в основном вдоль русла, осуществлялась как раз водным путём. Приближаясь к берегу, надеялись хоть немного, пока из-за непогоды не стемнело полностью, заснять село Красноборск, которое уже дважды проезжали лишь проездом.
Красноборск — старинное село на берегу Северной Двины. Название села происходит от когда-то находившегося на этом месте Красного Бора. Первые летописные упоминания об основании села относятся к 1620 году. С 1780 г. Красноборск становится уездным, а позже — заштатным городом Вологодской губернии. Слава его, как бойкого торгового места, в то время была широко известна. Дважды, в 1834 и 1910 гг., пожары почти полностью уничтожали город, но жители вновь отстраивали его. В советское время статус Красноборска был изменён и он становится селом. Условия жизни улучшаются здесь с окончанием ВОВ. В послевоенные годы благоустраивается жильё, строится больница на 200 коек, школа на 900 учащихся, 6 дошкольных учреждений; профучилище готовит кадры для сельского хозяйства и лесной промышленности; открываются Дом культуры, Дом торговли, гостиница, районная библиотека, музыкальная школа и т.д.
В 2015 г. на областном собрании обсуждалось сообщение Минфина РФ о 600-миллиардном дефиците регионов, что означало — проблем у областного бюджета станет ещё больше. Скажем, строительство терапевтического отделения ЦРБ в ближайшее время явно не начнётся. Неважны перспективы и у нового детсада в Черевково — детишек записано в дошкольные учреждения очень мало, сл-но скудные ресурсы области уйдут туда, где ситуация ещё хуже. Повышение зарплат сотрудникам поселенческих администраций ждать не придётся. А эта проблема весьма остра — специалисты уходят, не желая работать за 11 тысяч в месяц. Недавно жильцы многоквартирных домов, получив квитанции на оплату ЖКУ, были удивлены появлению в них новой строки — «поверка общедомовых приборов учёта теплоснабжения». Причём суммы в этой графе варьируются от 400 до 1200 руб. Кстати, жильцы дома по ул. Гагарина, 37а написали заявление в прокуратуру, чтобы контролирующие органы проверили законность взимания этой платы. Уже почти год, как закрылась общественная баня. Власти пытались уговорить предпринимателя, которому принадлежала баня, о продлении обременения; вели переговоры с другим предпринимателем о помывке населения в его помывочном заведении, но безрезультатно. Рассматривался вариант: возить желающих помыться в банное отделение ближайшего санатория. Доставка жителей будет бесплатной, помывка – около 150 рублей. Вот такая нынче новая Россия в отдалённых уголках некогда большой страны.
Нынешняя власть (оф.сайты Красноборска) отчего-то с гордостью восхваляют прошлое, в том числе и возрождение проводимых здесь ярмарок. На самом деле ярмарки, базары, торжки — архаичная форма временной торговли, свидетельствующая об социально-экономической отсталости региона. Для прошлого она обуславливалась бездорожьем, отсутствием постоянного регулярного снабжения, удалённостью наспунктов и т.п. В наши дни ярмарки должны носить характер больше праздничный, а не реального вида торговли замкнутого круга, когда купить мёд да китайские штанцы съезжаются со всей округи. Но оставим экономическую составляющую для иных форумов и продолжим наше историческо-архитектурное путешествие. По главной улице Красноборска Спасской (ныне Гагарина) дома строились по одному принципу: двухэтажные, вверху жили хозяева, внизу было торговое заведение, помещение для которого могло сдаваться в аренду. Такие дома принадлежали мещанам и купцам.

В четырёх км от Красноборска, в деревне Городищенская (Ершевская), расположен музейно-культурный центр «Дом-усадьба художника А.А. Борисова». Александр Алексеевич Борисов — живописец, создававший образы Крайнего Севера, ученик известнейших пейзажистов Шишкина и Куинджи. В доме, построенном в 1898-1903 гг., создавался цикл картин «Зима на Северной Двине». Здесь художник проживал с 1909 г. наездами, а с 1914 по 1934 гг. – постоянно. После смерти Борисова усадьба была передана под детский туберкулёзный санаторий. Неоднократно здание загородной дачи перестраивалось, что привело к искажению первоначального облика.
Усадебный дом не впечатлил совсем, а вот находящееся рядом здание даже очень. Это детский туберкулезный санаторий
имени М.Н. Фаворской. В 1937 г. Архангельским облисполкомом было принято решение об открытии первого в области костнотуберкулезного санатория (разместился в дачном доме художника; см.выше). Для организации санатория сюда была направлена выпускница Ленинградского мединститута Фаворская Мария Николаевна. Учитывая личный вклад в развитие фтизиатрической (противотуберкулезной) службы области, в дело охраны здоровья детей санаторию было присвоено её имя. Однако в недавнем времени санаторий переименован и теперь называется «Евда». А так понравившееся мне своим строгим монументальным образом здание выстроено было в 1965 г. Погода настолько испортилось, что к пяти часам пополудни стало сумеречно и темно, словно поздним вечером. Посему нам ничего не оставалось, как возвращаться обратно в Устюг.
Последний день путешествия мы оставили для осмотра В.Устюга. Великий Устюг, небольшой город со своим оригинальным и примечательным обликом, возник около середины XII века; он ровесник Вологды и Москвы. Как и многие древнерусские поселения, Устюг стоит несколько в стороне от своего первоначального местоположения. Более раннее селище находилось на высоком холме, носившем название Гледен, у слияния рек Сухоны и Юга. Отсюда и произошло название города — Устюг, то есть в устье реки Юг. Нынешний город стоит выше по течению Сухоны. Более подробную историю города я поведаю в индивидуальном посте. А сейчас мы лишь вкратце пробежимся/прокатимся по городским улочкам, разбитым и грязным. Первым пунктом останавливаемся возле главных ворот Михайло-Архангельского монастыря, основанного в 1212 году.
Архитектурный ансамбль древнейшего монастыря занимает целый квартал на ул. П.Покровского. Его основные каменные сооружения относятся ко 2-й пол.XVII и 1-й пол.XVIII вв.. Сейчас на территории монастыря расположены Автотранспортный техникум и филиал Государственного историко-архитектурного музей-заповедника. Первым на территории монастрыя нас встречает Владимирская надвратная церковь. Возведена она была в 1682 – 1688 гг. прямо против западного входа в собор, на месте прежних святых ворот. Наиболее выразителен главный, западный фасад здания. Внизу он представляет собой своеобразную открытую галерею с тремя широкими арками, опирающимися на массивные столбы.
В общем город выглядит, конечно, лучше, чем представленные грязевые кварталы, но не намного. Великий Устюг вопреки туристическому статусу и близости Вотчины Деда Мороза — бедный, грязный, недавно отремонтированный, но уже вновь разваливающийся.
А это, наверное, самое красивое и величественное общественное здание в Устюге. Построено в 1905 г. для женского Епархиального училища, основанного в 1888 г. С 1923 г. в здании разместился сельскохозяйственный техникум, с 1939 г. — профессиональный лицей №44. Ныне здесь заседает «Великоустюгский политехнический техникум».
Обычно осмотр Устюга начинают с соборного комплекса под именем Соборного дворища. Он и сегодня доминирует в общегородской панораме, располагаясь в центре города. Главным сооружением здесь является Успенский собор (на первом плане). Основан он был как деревянная «церковь великая» еще в 1290 г. Правда, после неоднократно сгорал в пожарах. Обычно считается, что в камне Успенский собор был возведён в нач.XVII века. Это неверно. Согласно документам, собор начали строить в марте 1554 г. (освятили в 1558 г.) — то был первый каменный городской собор на всём Русском Севере. Однако и он сгорел. В 1652 г. на том же месте начали возводить новый, но из-за начавшейся войны с Польшей, строительство отложилось. В итоге храм строился плоть до 1663 г. Свой теперешний облик Успенский собор приобрел после перестройки в 1728 –1732 гг.. Слева от собора выступает сооружённая в результате двух строительных периодов (кон. XVII – нач. XVIII вв..) монументальная соборная колокольня.
Рядом с собором в 1971 г. был установлен монумент С. Дежнёву, посвящённый памяти землепроходцев и мореплавателей XVII–XVIII вв.. Справа виден главный дом усадьбы Чебаевского (изначально принадлежавший протоиерею Успенского собора В.А. Аленёву; до 1899 г. находился в роду Аленёвых-Поповых).
Выходим на набережную. На переднем плане выступает приземистая трапезная Богоявленского храма (в прошлом храм св.Власия; св.Власий – бог Велес), 1689 г. постройки. Позади трапезной выглядывает собор Прокопия Устюжского, посвящённый местному юродивому. Похоронен Прокопий был в 1303 г., в непосредственной близости к главному храму города под камнем, на котором он часто сидел. В 1547 г. он причислен к лику местночтимых святых. Над местом его погребения в 1668 г. на средства устюжских «гостей» (купцов) братьев Гусельниковых был возведён каменный храм. Следует отметить, что на протяжении всей 2-й пол. XVII века между крупнейшими купцами Устюга велось своеобразное соревнование в постройке и украшении городских каменных храмов. В 2012 г. выполнено укрепление берегов р.Сухоны бетонными конструкциями. Это предотвратило размыв берега, но изменило традиционный вид. Благоустройство набережной продолжается вот уже четыре года (по проекту склон облицуют валунами, выстроят беседку-ротонду и т.д.). Но денег явно не хватает и дело идёт очень медленно. Весь этот растянувшийся ремонт и недавно уложенный асфальт превратил набережную в безликую, голую, асфальто-бетонную площадку.
Сухона настолько обмелела, что от кромки берега река местами отступила на добрую сотню, а то и больше, метров. Справа пред нашим взором предстаёт двухэтажный флигель и главный дом усадьбы Захарова, 1790 г. постройки.
На противоположном, правом берегу реки Сухоны, в Дымковской Слободе, расположен ансамбль церквей, нач.XVIII – сер.XVIII вв..

Далее мы выходим на площадь В.И. Ленина (ранее Торговая площадь). Как видим, Новый Год в Устюге ждут всегда. По центру стоит каркас новогодней ёлки.
Монументальный памятник Ленину был поставлен здесь в ноябре 1960 года.
Одним из понравившихся мне культовых ансамблей стал Никольский храм с отдельно стоящей колокольней. Деревянная церковь Николая Чудотворца (Николы Гостунского или Гостинского) существовала на старой торговой площади Устюга с нач. XVII века. Её название, возможно, связано с «гостями» — привилегированной категорией торговых людей. По преданиям, Никольская церковь была построена на средства купцов Пановых. Здесь, на месте двух сгоревших деревянных церквей, в 1682 – 1685 гг. был построен каменный одноэтажный тёплый храм во имя Дмитрия Прилуцкого. Около 1720 г. был надстроен вторым ярусом — Никольской холодной церковью. Особую выразительность силуэту ансамбля придаёт отдельно стоящая колокольня, возведеённая одновременно с холодным храмом. Её двухъярусное завершение взамен фигурной главы в 1776 г. было увенчано высоким шпилем с фигурой ангела и крестом. Стоить отметить, что большинство сохранившихся великоустюгских церквей были отреставрированы в 1970-80-х гг., но с тех пор пришли в ветхость.
Наиболее уютное, точнее самое приятное место в Устюге, это Советский проспект (до 1918 г. улица носила название Успенской).
Главная артерия Устюга — ул. Красная (ранее Преображенская), со старинными домами, полностью поглащёнными рекламными баннерами, ужасной «реставрацией», отремонтированными кое-как мостовыми, убитыми тротуарами, серыми людьми.
Перед нами, кстати, памятник федерального значения — дом Ноготковых, 1-й пол. XIX века. Однако спутниковые антенны, рекламные растяжки столь опошляют его внешний вид, что сложно признать в этом деревянном особняке памятник архитектуры.
На фоне «собянинской» плитки добравшейся и сюда, мы прощаемся с красивым устюжанином и покидаем Великий Устюг.
Последним в тот день и во всём путешествии стала раскинувшаяся на левой стороне реки Сухоны Тотьма. Маленький, тихий городок выделяется среди других прибрежных поселений своими удивительно стройными и нарядными храмами. Первоначально Тотьма располагалась не здесь, а в 15 км ниже по течению Сухоны. Это древнее поселение, вероятно, существовало до XV века, а затем с открытием соляных варниц у речки Песьей Деньги переместилось к ним. Посад Соль Тотемская (так нередко назывался город) в XVI веке был уже довольно значительным. Во главе солеваренных промыслов Тотьмы, как и в Сольвычегодске, стояли Строгановы. Исторические подробности, как всегда, оставлю для индивидуального поста.
Пожалуй, самым эффектным памятником местного зодчества является Входоиерусалимский храм. Каменный храм был построен на месте деревянного в 1774 –1794 гг. на средства местных купцов, братьев Пановых, основателей крупнейшей в то время компании по освоению «Русской Америки». Однако выглядел ли тот храм так же, как существующий ныне, достоверно неизвестно, т.к. почти век спустя, в 1872 г., храм был возобновлён (т.е. подвергся перестройке/переделкам) и заново освящён. Важную роль в возвышении Тотьмы сыграло открытие в 1553 г. Северного речного торгового пути в Западную Европу. Он проходил по Сухоне и Северной Двине в Белое море. Затем новым путём началось освоение тотьмичами новых земель в Русской Америке. Храмы строили на «избытки капитала» тотемские мореходы, возвращаясь на родную тотемскую землю, в знак благодарности за удачное плавание.
Недалеко от Входоиерусалимского храма расположена церковь Рождества Христова. В 1740-е был построен нижний тёплый храм, а спустя 40 лет, над ним возвели летнюю церковь. Отдельно стоящая колокольня не сохранилась. Нижний тёплый храм выглядит достаточно скромно. Его наличники, порталы и лопатки напоминают о традициях древнерусского зодчества, в отличие от верхнего храма с декором «тотемского барокко». Известно, что и этот храм обновлялся и заново был освящён в 1874 г.
В трёх км к северо-западу от Тотьмы расположен Спасо-Суморин монастырь. Уже издали хорошо виден весь его ансамбль, раскинувшийся на невысоком холмистом мысу между двумя речушками — Песьей Деньгой и Ковдой. В сер.XVI века в Тотьму был послан инок Феодосий (Суморин) для надзора за Соляным двором. На мысу в 1554 г. была заложена новая обитель (изначально Спасо-Преображенская). Спустя почти три века, после канонизации мощей Феодосия в 1796 г, монастырь стал называться Спасо-Суморин. После обнародовании явления святых мощей чудотворца, туда потянулись паломники не только из городов и уездов Вологодской губернии, но также из многих других. Выросший с открытием мощей поток богомольцев привёл к расцвету обители. Возросли требования и к её братии. В связи с этим епископ Вологодский Арсений в ордере игумену монастыря Израилю от 25 окт. 1798 г. предписывал: «…братии того монастыря объявить и обязать их крепчайшею подпискою, чтоб они вели себя трезвенно и добропорядочно и никакова б соблазну приходящим людям для моления не подавали под опасением в противном случае строжайшаго без всякаго послабления по законам суд судения». Интересный документ, наказ которого свидетельствует, что порою «не трезвенно и не добропорядочно» вели себя монахи.
Главную роль в ансамбле играет Вознесенский собор. Эта монументальная, значительных размеров постройка господствует в общей панораме монастыря. Первый деревянный храм Вознесения появился здесь после 1690 г. В 1757 – 1764 гг. его сменило каменное сооружение, которое, однако, стало быстро оседать и разрушаться. Поэтому в 1796 – 1801 гг. был построен новый собор. Свой нынешний облик он приобрел к 1825 г., после пристройки к нему с западной стороны обширной трапезной с приделами и портиком. Вознесенский собор, своеобразный памятник зрелого классицизма, выполнен на достаточно высоком профессиональном уровне и, видимо, по проекту какого-то столичного зодчего.
При национализации монастырей инструкция наркома юстиции рекомендовала хозяйство и все оборудование передавать коммунам, не разрушая их целостного хозяйственного значения, а Советам депутатов предлагала «…озаботиться, чтобы большие общежительные монастырские корпуса не пустовали, а были использованы наиболее рациональным способом (устройство яслей, учреждений здравоохранения, соц. обеспечения и др.)». В 1930-х в монастыре расположился Тотемский лесотехнический техникум. В наши дни здесь размещено общежитие педтехникума, гостиница, остальные корпуса стоят заброшенными. Монастырские же церкви возвращены РПЦ, ведуться ремонтно-реставрационные работы.

Весь монастырский холм охватывала ограда, некогда имевшая четыре башенки. Она была сооружена между 1829 и 1849 гг.. Ныне уцелели лишь остатки её стен и классически строгая изящная башенка.
На сим осмотр монастырских достопримечательностей подошёл к концу. Собственно, как и само путешествие по Русскому Северу.
Оригинал взят у deni_spiri в Хмурый Север. часть 3-я
Подружиться с Вишенкой

Россия за МКАДом. Как живёт Русский Север

О такой России не принято говорить вслух. Её не показывают по телевизору, не хвастаются иностранцам, не привозят первых лиц.
В Архангельскую область не едут инстаграмеры в шляпах, модные видеоблогеры и толпы пакетных китайцев. А я съездил.
В таких условиях и реалиях живут миллионы граждан нашей страны. Смотрите, читайте, думайте.
1 Русский Север это сказочно красиво. И если бы не чертовы комары летом и чёртов дубак зимой, там был бы настоящий рай. Я очутился в этом сказочном краю в тот редкий момент, когда на улице было выше тридцати, даже теплее чем в те дни в Москве.

2 Вместе с nemihail мы проехали тысячу километров. Вдоль Северной Двины, от Архангельска до Сыктывкара. Дорога заняла три дня. Это не самый популярный маршрут в области, но очень не хотелось возвращаться тем же путём: мы договорились с автопрокатом, что сдадим машину в другом месте.

3 Первая остановка — село Емецк. Когда-то было городом, но потом обмельчало. Население — чуть меньше 1500 человек.

4 А ведь Емецк старше Москвы на 10 лет! Вот и о реновации здесь задумались раньше. Вот что бывает, если облагородить деревянный барак.

5 В остальном — обычное село. Со скотным сараем, перестроенным из церкви, который обратно перестроили в церковь. С памятником погибшим односельчанам.
Нажимайте на стрелки на фотографиях, чтобы увидеть больше!


6 В Емецке родился Николай Рубцов, поэт-романтик, погибший “чуть не дожив до сорока”, как и многие русские поэты. Его стихи я помню со школы, но смутно.

8 Сохранился дом, где поэт провёл первый год своей жизни. Он стоит у выезда из села, на краю федеральной трассы, и виден с дороги.
9 Сегодня дом заброшен, окна разбиты, внутри голые стены с облезающими обоями и остатки старой мебели. В одной из комнат, по-видимому бывшей кухне, стоит одинокий стол с недопитой бутылкой водки. Кто жил там до выселения — неизвестно.
10 Чуть поодаль за селом, есть деревенька Ротонаволок. Здесь сохранились три церкви разных веков, и все три заброшены. “Сохранились” — пожалуй самое верное описание происходящего в области. Не в смысле, что следят и ухаживают, а в смысле — “пока ещё не сгнило”.
11 Почти весь наш маршрут проходит вдоль берега Северной Двины, матери-реки Архангельской и Вологодской областей. В воображении Двина рисовалась мощной транспортной артерией с бесконечно гудящими баржами. С мощью так и оказалось, но не с баржами. За всё время мы не встретили на Двине ни одной. Не сезон, что ли?
12 Люди приходят на реку постирать и помыться.
13 Навигация на Северной Двине всё же существует. Правда, ходят корабли не вдоль реки, а поперёк.Паромы перевозят людей и автомобили с одного берега на другой, мостов не существует. Между Архангельском и Котласом 600 километров — и ни единого моста.
14 На типичный речной паром влезает восемь машин и сколько-то людей. Для них это единственный общественный транспорт. Зимой работает ледовая переправа. Между ледоходом и навигацией — сидите дома. Одна поездка с машиной стоит 250 рублей, пешеходом — 15. Паромы ходят каждый день, раз в час или реже. Где-то трафик настолько большой, что используется несколько паромов одновременно, чтобы перевезти всех желающих. Но по мнению властей, это всё равно не повод строить мосты.
15 На той стороне — другая жизнь. Если федеральная трасса М8 хоть чем-то напоминает современную дорогу, то эта параллельная ей грунтовка никогда не знала асфальта.
16 И сама жизнь здесь отличается. Как будто провалился на сто лет назад. Только электрические столбы и будки таксофонов выдают, что на дворе уже даже не двадцатый век. Телефоны, кстати, украдены, электричество провели не так давно, а водопровода и газа не существует и теперь.
17 Магазины закрыты. Здесь не то что “Пятёрочек” нет, обычных сельпо-то не хватает.
18 Я даже подумал, что этот край заброшен и тут никто не живёт. Живут. Или, если хотите, выживают. Вон на каком транспорте передвигаются: обычные машины в сезон дождей не проедут. Люди же встречаются самые разные, и местные “кругологодичные” бабушки, и сезонно проживающие дачники.
19 Когда мне отдавали прокатную машину, предупредили: до Сыктывкара заправишься три раза. На выезде из Архангельска, в Березнике и в Коряжме. И только на Лукойле, остальные мешают бензин с мочой.
Ну что сказать — не все заправки в области выглядят так, как эта, но доверия внушают мало. Станций решительно не хватает, особенно в глуши, но местные привыкли и рассчитывают бензин, да и канистра имеется.
20 Концегорская железная дорога — одна из целей путешествия. Узкоколейки в России — исчезающий вид транспорта, а в посёлке Рочегда так уже исчезнувший. Пять лет назад пассажирское движение ещё сохранялось на небольшом участке, сегодня и ему пришёл трындец. В память об этом здесь пока ещё сохранились несколько тепловозов и вагонов.
21 О жизни и смерти сельской железной дороги я расскажу в отдельном репортаже. Спойлер: все винят власти, а сами растащили вагоны себе на сараи.
22 Говорить с селянами об уровне жизни и достатке — вещь безнадёжная. В какой-то момент они сходят с рельс и начинают лупить свою собственную правду-матку и выдавать набор клише, полученный из телевизора. Это почти в любом российском регионе, и Архангельская область не будет исключением. Да у них огород спутниковыми тарелками засеян!
23 Вообще, степень убитости того или иного посёлка в России можно определить по наличию в нём магазинов. Одно тесно связано с другим, можно даже поставить знак равенства. Вспомните, как я катался по деревням Тверской области: вместо магазинов — автолавка дважды в неделю, и покупатели-бабульки вереницей выстраиваются в хвост грузовика. Но чем дальше от Москвы — тем крепче люди сидят на своей земле, на заработки не уедут. Так что и с продуктами здесь получше.
24 Ну как получше…представляете себе сельпо? Крохотная комната в одноэтажном сарае, где полки в три ряда, два холодильника и витрина. Я в таких всегда теряюсь, стою минут десять, хлопаю глазами, пока продавщица исподлобья косится: “Ну что припёрся и молчит”?

25 Магазины только называются по-разному, внутри всё одно и то же.
26 Набор продуктов в таких сельпо ограничен тем, что нужно местному жителю: яйца, молоко, конфеты-баранки, немного вина, много водки. Ничего из этого в дорогу не годится, а на прилавке хоть и лежит то, что называется “колбаса” и “сыр”, вряд ли пригодно в пищу.
27 Грустная ирония деревенской жизни: пос*ать стоит дороже, чем потра*аться!
28 Посчитав, что на этом берегу ловить больше нечего, мы дождались другого парома и вернулись назад. Федеральная трасса ушла далеко в сторону, нам же предстояло добираться через двести километров бездорожья, в сторону Красноборска. Дорога — тихий ужас, там уже ни асфальта, ни магазинов, ни заправок. Повезло найти единственное придорожного кафе у поворота на Верхнюю Тойму. Интересно, что кафе на одной стороне, а само село — снова на другой стороне.
29 Красноборск — дыра, каких свет не видывал. Не забывайте листать фотографии влево и вправо, чтобы увидеть больше!
В Красноборске живёт 5 тысяч человек. Даже если дождь прошёл неделю назад, Красноборск будет утопать в лужах. Так что резиновая обувь здесь самая востребованная. Решили мимикрировать под местных, Миша купил себе штаны с полосками за 400 рублей. Ну а так посёлок как посёлок. Не лучше и не хуже других в области. Такой, среднестатистический. Даже с задатками благоустройства. В одном из дворов я с удивлением обнаружил тротуар и плитку вместо растущей бурьяном травы.
30 В Красноборске есть всего одна гостиница, да и та — Медвежий угол. В смысле, название такое. Не хочу вспоминать тот ночлег, но с едой в посёлке ещё хуже, чем с ночлегом. Единственному здесь кафе “Вираж” мы желудки не доверили, и поехали добывать еду в супермаркет. Нужно признаться, что делали мы это практически каждый вечер, поскольку с общепитом в тех местах тревожно: местные готовят дома. Да и летом, катаясь по Тверской области, я чуть ли не каждый вечер закупался в “Пятёрочке”: доверия сыру в заводской упаковке и копчёному мясу всяко больше, чем повару из местной рыгаловки.
31 Неслыханная вещь, здесь можно фотографировать! Это в провинции, в стане где любой человек с камерой считается как минимум шпионом! Мелочь, а приятно. Увидев наклейки, мы решили проверить реакцию сотрудников: что они скажут, если мы придём в магазин и будем всё открыто снимать. Самое удивительное — никто ничего не сказал. То есть, им действительно безразлично, фоткаете вы их товары или нет.
32 После бесконечных убитых дорог, сельпо с пустыми прилавками, гопников на обочинах и скрипучих паромов я почувствовал, что снова оказался в цивилизации.
33 Это в Москве, где на один квартал пять разных магазинов, можно выбирать и сравнивать. В провинции это глоток свежего воздуха, в сравнении с сельскими лабазами.
34 Было интересно сравнить цены на одни и те же продукты в Москве и в провинции. Те же яйца и нехитрые сыры-колбасы в Архангельской области стоят ощутимо дешевле. По ощущениям, конечно, я ведь не сравнивал два одинаковых магазина. Ещё было интересно, где производят товары с ограниченным сроком годности. Например, почти всё молоко из соседней Вологодской области, хотя есть и архангельское. А вот молочные продукты будут уже “федеральные” — точно такие же сыры и йогурты продаются по всей стране. С колбасой та же история, пара местных производителей, остальные сделаны крупными заводами.
35 Когда ездил по Америке, слышал мнение, что крупный ритейл в провинции — зло. Мол, открывшийся в глуши Волмарт убивает местный бизнес и заставляет страдать фермеров. В России ситуация другая, у нас в принципе нормальных магазинов в провинции не сыскать, и то что “Пятёрочка” пошла с экспансией в дальние регионы, это круто. Сельпо чувствуют конкуренцию и снижают цены, некоторые да, закрываются, потому что не могут поддерживать поставку свежих продуктов, а федеральной сети это делать проще. С другой стороны, жители этих посёлков могут впервые в жизни попробовать хумус или мидии, купить деликатесы к празднику. И вообще, на прилавках товары из разных регионов на любой вкус – чак-чак из Татарстана, тот же хумус из Питера, рахат-лукум из Ростовской области.
36 Окей, хумус и мидии (как и пармезан с хамоном) не самые важные продукты, но у них есть ВОЗМОЖНОСТЬ. А раньше не было. Увеличивается выбор еды — улучшается качество жизни. Кстати, цены на те же мидии с хумусом более чем доступные, как и на красную икру.
37 То же и с бытовой химией, зубными щётками и туалетной бумагой. Выбор не хуже, чем в столице. Детские игрушки, развивающие книжки, посуда, недорогие аксессуары для телефонов и машин. В условных Урдоме или Мезени таких вещей в принципе не продавали.
38 Часто ли в России, в поселении в полторы тысячи человек можно найти качественное французское вино или итальянское игристое? А виски, в местах где самый популярный напиток — водка за 200 рублей? Скажете, мужикам это не надо? Кому не надо — возьмёт портвешок “три топора”, здесь это тоже есть. Но культуру (в том числе употребления) нужно прививать, и это один из способов.
41 Кстати, приход нового игрока на рынок отразился и на названиях местных магазинов. Стали открываться “Копеечки”, “Пятаки” и тому подобное. Копируют и подражают.
42
43 А путешествие продолжается, мне ещё есть, что вам показать.
44 Надеюсь, вас не сильно утомил этот пост, не хотел дробить его на несколько, а интересных вещей в архангельской глубинке много.
45 Будете в этих краях — заезжайте в село Черевково. Оно удивительно тем, что все строения в нём сделаны из дерева. Есть и отличные образцы северного зодчества, многоквартирные деревянные дома, где даже подъезд — шедевр! Обойдите расписной дом вокруг — тоже очень удивитесь.
46 Взмах жезлом, и вот я уже готовлюсь остановиться на обочине. Да это ж не гаишник, просто кто-то пошутил, поставив скульптуру из глушителя, застывшую в характерной позе. Возле обочины “разыгрался” целый пост ДПС! Мало кто проедет мимо и не положит в ящик копеечку.
Стало интересно, что за местные кулибины развлекаются, поехали внутрь хутора. Там чудес ещё больше: уличный туалет в виде ракеты-носителя, змей-горыныч из старых утюгов, “рабочий и колхозница”. Целый сад железных скульптур! Разговорились с хозяйкой, эти нереальные статуи делал её покойный брат — сварщик от бога. Талантливый был человек, но утонул в том году на рыбалке.
47 Несмотря на горе в семье, руки здесь не опускают, а продолжают жить. Их дом и сад сделаны с такой любовью, всё настолько ухожено, что понимаешь: весь срач и необустроенность зависят не от достатка семьи и не от климата, а от того, любят ли люди свою землю.
48 Это же касается и городского благоустройства. Смотрите, какая аккуратная детская площадка. Стоит в маленьком посёлке, даже название забыл. Им бы только газон засеять.
49 А здесь наоборот, покосить траву не мешало бы. А то сомнения берут.
50 Это Котлас, детка. Третий по величине город области. Чтобы как-то разбавить советскую серость котласских домов, сюда привезли звероящеров. Издалека похожих на крокодилов. Вроде как именно так раньше выглядела местная фауна.
51 Котлас тоже стоит на берегу Северной Двины. Когда-то здесь бурлила навигация, и не было ни минуты, чтобы ты посмотрел на реку и не увидел грузового или пассажирского судна. Теперь пусто, набережная пришла в упадок, в здании речного вокзала открылся (и закрылся) ночной клуб.
52 А на первом этаже вокзала работает магазин старьёвщика. Игорь Николаевич Конаков работал начальником вокзала, встречал многочисленные корабли, теперь встречает немногочисленных туристов. Товар у него любопытный, а цены невысокие. Магазинчик небольшой, но чего там только нет!
53 Автовокзал в Котласе тоже грустный, посто вытоптанный пустырь с парой маршруток. Зато можно уехать на родину Деда Мороза в Великий Устюг. Нам же в другую сторону.
54 Дорога от Архангельска до Сыктывкара заняла три полных дня. Без остановок можно было бы быстрее, но ведь с впечатлениями — интереснее. Так же и пост, лучше один раз прочитать лонгрид, чем десять набросов, верно? Итак, мы в республике Коми.
56 Заехали в древнее село Ыб. Оно примечательно не только своим названием, но и большим женским монастырём. А в старых вагонах живут паломники монастыря.