Пасха третьего рима

ПАСХА

Посвящается «Гюрзе» и «Кобре», бесстрашным разведчикам генерала Владимира Шаманова

— Я думал, что умру как угодно, но только не так… Почему я редко ходил в церковь и окрестился в двадцать пять лет? Наверное, поэтому и такая смерть? Кровь сочится медленно, не так, как от пулевого ранения, буду умирать долго… — Сергей с трудом вдохнул воздух полной грудью. Это все, что он мог сделать. В желудке уже пятый день не было ни крошки, но он и не хотел есть. Нестерпимая боль в пробитых насквозь руках и ногах временно прошла.

— Как же далеко видно с этой высоты, как красив мир! — подумал сержант. Две недели он не видел ничего, кроме земли и бетонированных стен подвалов, превращенных в зинданы. Пулеметчик, он был взят в плен разведчиками боевиков, когда лежал без сознания на опушке ближайшего леса, контуженный внезапным выстрелом из «Мухи».

И вот он уже два часа парит в воздухе на легком ветру. В небе ни облачка, нестерпимая весенняя синева. Прямо под ним, у струящихся неровной змейкой окопов боевиков разворачивался серьезный бой.

Бои за село Гойское шли уже вторую неделю. Как и раньше, боевики Гелаева заняли оборону по периметру села, скрываясь от артиллерии за домами местных жителей. Федеральные войска со штурмом не спешили, новые генералы больше полагались на артиллерию, чем на прорывы пехоты. Все-таки это была уже весна 1995 года.

Сергей пришел в себя от удара ногой в лицо. Его принесли на носилках допрашивать боевики. Вкус солоноватой крови во рту и боль от выбитых зубов привели в чувство сразу.

— С добрым утром! — засмеялись люди в камуфляжах.

— Да что его пытать, он все равно ничего не знает, всего-то сержант, пуле­мет­чик! Дай, расстреляю! — нетерпеливо, глотая окончания, по-русски сказал бородатый боевик лет тридцати с черными зубами. Он взялся за автомат.

Два других с сомнением смотрели на Сергея. Один из них — а Сергей так и не узнал, что это был сам Гелаев, — сказал, как бы нехотя, постукивая палочкой по носкам своих новых адидасовских кроссовок:

— Аслан, расстреляй его перед окопами, чтобы русские видели. Последний вопрос тебе, кафир: если примешь ислам душой и расстреляешь сейчас своего товарища, будешь жить.

Тут только Сергей увидел еще одного связанного пленника, молодого русского парня лет восемнадцати. Его он не знал. У мальчишки руки были связаны за спиной, и он, как баран перед закланием, уже лежал на боку, скорчившись в ожидании смерти.

Мгновение растянулось в целую минуту.

— Нет, — слово вылилось изо рта, как свинец.

— Я так и думал, расстрелять… — лаконично ответил полевой командир.

— Эй, Руслан! Зачем такого хорошего парня расстреливать? Есть предло­жение получше! Вспомни историю, что делали гимры, наши предки, более ста лет назад….

Это произнес подошедший сзади боевик в новеньком натовском камуфляже и в зеленом бархатном берете с оловянным волком на боку.

Сергей со своими отбитыми почками мечтал тихо заснуть и умереть. Больше всего он не хотел, чтобы ему ножом перед видеокамерой перерезали горло и живому отрезали уши.

«Ну, уж застрелите как человека, сволочи! — подумал про себя солдатик. — Я заслужил это. Столько ваших положил из пулемета — не счесть!»

Боевик подошел к Сергею и пытливо посмотрел ему в глаза, видимо, чтобы увидеть страх. Пулеметчик ответил ему спокойным взглядом голубых глаз.

— У кафиров сегодня праздник, Христова Пасха. Так распни его, Руслан. Прямо здесь, перед окопами. В честь праздника! Пусть кафиры порадуются!

Гелаев удивленно поднял голову и перестал выстукивать ритм зикра по кроссовкам.

— Да, Хасан, не зря ты проходил школу психологической войны у Абу Мовсаева! Так и быть. И второго, юного, тоже на крест. — Два командира, не оборачиваясь, пошли в сторону блиндажа, обсуждая на ходу тактику обороны села. Пленные уже были вычеркнуты из памяти. И из списка живых.

Кресты соорудили из подручных телеграфных столбов и мусульманских погре­бальных досок, которые набили поперек и наискось, подражая церковным крестам.

Сержанта положили на крест, сняв с него всю одежду, кроме трусов. Гвозди оказались «сотка», крупнее не нашли в селе, поэтому вбивали их в руки и ноги по нескольку штук сразу. Сергей тихо стонал, пока прибивали руки. Ему уже было все равно. Но громко закричал, когда первый гвоздь пробил ногу. Он потерял сознание, и остальные гвозди вколачивали уже в неподвижное тело. Никто не знал, как надо прибивать ноги — напрямую или накрест, захлестнув левую на правую. Прибили напрямую. Боевики поняли, что на таких гвоздях тело все равно не удержится, поэтому сначала привязали Сергея за обе руки к горизонтальной доске, а затем и притянули ноги к столбу.

Он пришел в себя, когда на голову надели венок из колючей проволоки. Хлынувшая кровь из порванного сосуда залила левый глаз.

— Ну, как себя чувствуешь? А, пулеметчик! Видишь, какую мы тебе смерть придумали на Пасху. Сразу к своему Господу попадешь. Цени! — улыбался молодой боевик, забивший в правую руку Сергея пять гвоздей.

Многие чеченцы пришли поглазеть на старинную римскую казнь из чистого любопытства. Что только не делали на их глазах с пленниками, но распинали на кресте в первый раз. Они улыбались, повторяя меж собой: «Пасха! Пасха!».

Второго пленника также положили на крест и стали забивать гвозди.

— Ааааа!

Удар молотком по голове прекратил крики. Мальчишке пробили ноги, когда он уже был без сознания.

На сельскую площадь пришли и местные жители, многие смотрели на подготовку казни с одобрением, некоторые, отвернувшись, сразу ушли.

— Как русские рассвирепеют! Это на Пасху им подарок от Руслана! Будешь долго висеть, сержант, пока твои тебя не пришлепнут… из христианского милосердия. — Боевик, вязавший окровавленные ноги пулеметчика к столбу, раскатисто засмеялся хриплым смехом. Напоследок он надел обоим пленникам поверх колючей проволоки и рос­сийские каски на голову, чтобы в лагере генерала Шаманова уже не сомнева­лись, кого распял на окраине села полевой командир Руслан Гелаев.

Кресты вынесли на передовую, поставили стоя, вкопали прямо в кучи земли от вырытых окопов. Получалось, что они были перед окопами, под ними располагалась пулеметная точка боевиков.

Поначалу страшная боль пронзила тело, обвисшее на тонких гвоздях. Но постепенно центр тяжести приняли веревки, затянутые под мышками, а кровь стала поступать к пальцам рук все меньше и меньше. И вскоре Сергей уже не чувствовал ладоней и не ощущал боли от вбитых в них гвоздей. Зато страшно болели изуродованные ноги.

Легкий теплый ветерок обдувал его обнаженное тело. Вдали он видел танки и артиллерию 58-й армии, которая после долгой подготовки намеревалась быстро выбить боевиков из Гойского.

— Эй, ты живой? — Сосед Сергея пришел в себя. Крест мальчишки стоял немного позади, поэтому пулеметчик не мог его увидеть, даже повернув голову.

— Да… А ты?

— Бой разгорается. Только бы свои пулей не зацепили…

Сержант про себя усмехнулся. Дурачок! Это было бы избавлением от всего. Правда, наши не станут стрелять по крестам, попробуют скорее отбить. Но это пустое. Даже если чеченцы станут отходить из села, уж двоих распятых они точно пристрелят, прямо на крестах.

— Как зовут? — Сергей хотел поддержать разговор, потому что тонко почувствовал, что парень боится умереть в одиночестве.

— Никита! Я — повар. Отстали от колонны. Бой был, троих убило, я уцелел.

«И напрасно», — подумал про себя пулеметчик.

— А сколько на кресте человек живет?

— От двух дней до недели… Чаще умирали от заражения крови. Римляне обычно ждали три дня… Даже давали воду. Когда надоедало, делали прободение копьем…

— Что такое прободение?

Сергей дернул ртом.

— Библию не читал? Это когда копьем прокалывают живот.

— У чеченцев копий нет…

— Правда? А я думаю, что у них глобуса да учебника арифметики нет, а это дерьмо как раз есть! — Сергей сплюнул вниз. Плевок с кровью упал рядом с чьим-то пулеметом.

Внизу началась какая-то возня. Сергею было тяжело опускать голову вниз, но он заметил, что боевики начали занимать свои места в окопах, в пулеметы заряжали ленты.

«Ну, точно, наши решили отбить живыми», — подумал пулеметчик, заметив передвижение шамановской разведроты. За ними развернулись в боевой порядок десяток БМПэшек, несколько БТРов и один танк «восьмидесятка».

Сергей закрыл глаза. Он почему-то представил, что две тысячи лет до него также в одиночестве, окруженный враждебной толпой, страдал на кресте еще один человек. Божий Сын Иисус. Он простил всем, искупил их вину, претерпел казнь.

— А я смогу простить чеченцам все? — вдруг задал он себе вопрос.

Он с болью опустил голову, увидел, как боевики сновали по окопу под ним, переносили ящики со снарядами и цинки с патронами. Один молодой боевик вдруг остановился под крестом, поднял голову. На лице расплылась довольная улыбка, он вскинул автомат, прицелился в голову.

— Страдаешь, кафир? Страдай, твой Бог так тебе завещал!

— Не кощунствуй! Нет бога, кроме Аллаха, и Магомет пророк его! — сурово произнес другой боевик, ударив по щеке юнца. Мальчишка согнулся и быстро понес стопку зеленых пороховых зарядов к ручному гранатомету.

— Так я смогу простить чеченцам? Он бы так хотел… Вряд ли после всего, что они здесь сделали…

Пуля от СВД щелкнула по доске, рядом с правой рукой.

— Случайно? — Внизу уже вовсю разгорался бой. Артиллерия долбила по позициям боевиков, но снаряды рвались либо правее, либо левее крестов.

— Ну, давайте, мужики! Мочите гелаевцев! Мы с вами и душой и сердцем! — тихо произнес Сергей. Сверху ему была видна панорама боя. Вдруг пуля снова щелкнула по доске рядом с правой рукой. Сергей понял — это было приглашение к разговору от одного из наших снайперов.

— Мы еще живы! Мы можем продержаться еще пару часов! Впереди окопов «духовское» минное поле! — проартикулировал в тишине Сергей. Он знал, где-то в прямой видимости сидит наш снайпер. Он готов в оптический прицел читать его по губам. Пулеметчик медленно повторил свои слова три раза. Пуля снова щелкнула по тому же месту.

­»Слава Богу, поняли», — подумал сержант. Он всмотрелся в картину боя и заметил, как бронегруппа, штурмовавшая окраину Гойского, что называется, «в лоб», свернула к северу и стала приближаться к позициям боевиков значи­тельно левее его креста.

— Аааа! — застонал рядовой на втором кресте. Видимо, боль была настолько нестерпимой, что мальчишка стал кричать на боевиков.

— Уроды, чехи поганые! Пристрелите меня, ну, пристрелите же!

Внизу один из боевиков поднял голову.

— Виси, кафир! Когда будет приказ отходить, я сам выстрелю тебе в живот, чтобы ты умер, но еще часок помучился, пока твои придут. Не надейся, мы не дадим вас освободить!

Еще одна пуля от СВД, как новое приглашение к разговору, отщепила кусок доски. Боевики в бою этого не услышали, но удар пули, ее энергетика была настолько высокой, что Сергей чувствовал это спиной, каждой частичкой тела, правда, пальцы руки и кисти уже ни на что не реагировали. Он знал, шла безвозвратная анемия конечностей.

Вопрос тоже был ясен для пулеметчика.

— Пристрелите парня. Чтобы он не мучался. Пристрелите! Он сам просит об этом, — беззвучно, как рыба, произнес Сергей.

— Эй, братишка! Ты еще жив? Приготовься к смерти, родной!

— Что?..

Рядовой на втором кресте так и не успел ответить пулеметчику. Снайперская пуля ударила его прямо в сердце, затем вторая, туда же. Мальчишка больше не стонал.

— Спасибо, ребята! — ответил снайперам пулеметчик, кивая головой.

Четвертая пуля ударила в доску. Сергей понял и этот вопрос.

— Погоди! Я еще хочу вам помочь! Позже пристрелишь, я еще могу терпеть, — ответил смотрящему в мощную оптику снайперу сержант.

Сергей вдруг почувствовал какую-то волну слабости. Ему сильно захотелось спать. Он знал, что это симптом сильной потери крови. Нельзя, нельзя спать! Нужно помогать своим! Сергей сжал зубы и закашлялся. Сплюнул кровью.

Он заставил себя вновь всмотреться в картину боя. Линия обороны гелаевцев полностью повторяла полукружье домов, стоявших на околице. Пулемет под ним уже не стрелял, боевик, пообещавший всадить ему пулю в живот, лежал на дне окопа с пробитой головой. Место рядом тоже было «расчищено», еще три трупа виднелись рядом, два боевика бинтовали раны в окопе.

— Не сидели сложа руки! — подумал с гордостью пулеметчик. И тут он увидел, что там, левее, где бронегруппа из нескольких БТРов и БМПэшек благополучно обошла минное поле боевиков и вплотную подходит к окопам, боевики быстро уходят, протянув по окопу минные провода с гроздью 152-миллиметровых снарядов.

— Останови «коробочки»! Там фугасы впереди, управляемые! — объяснил снайперу Сергей.

Видимо, у снайперов была оперативная радиосвязь с наступающей бронегруппой, потому что «броня» вдруг неожиданно остановилась в ста метрах от первого фугаса.

Сергей чувствовал, что начинает терять сознание от потери крови. Исход боя был ясен, наши прорвали оборону гелаевцев с двух сторон и уже входят в село. Фактически они уже закрепились на его окраине.

— Братцы, теперь можно, пристрелите меня! — почему-то вслух и очень громко сказал пулеметчик.

Через мгновение пуля щелкнула по правой доске. Снайпер понял просьбу сержанта.

Сергей вздохнул, в глазах плавали черные круги, а сознание отчаянно цеплялось за солнечный свет, яркую синеву неба, борясь с одолевающим сном. Шли мгновения, снайпер медлил. Сильной волной боли ноги заявили о том, что они еще живые.

«А простил бы я «чехам»?» — вновь задал себе главный вопрос сержант. Он готов был резко ответить «нет», но сомнение вдруг зародилось в нем.

— Почему медлишь, браток? — спросил Сергей у все видящего в оптику снайпера.

И тут сержант увидел, как к крестам по окопу побежал боевик, на ходу перезаряжая пулемет.»Уж не мой ли пулемет?» — пришел дурацкий вопрос в голову пулеметчику. В этот момент Сергей вдруг увидел, что за него, висящего на кресте, разгорается целый бой. Группа из пяти разведчиков перебежками приближается к его окопу. Боевик дал очередь по кресту, но не попал в сержанта. Тут же переключился на российских разведчиков и начал стрелять в них. Снайпер выстрелил один раз, пуля вошла прямо в лоб боевику, вырвала, создав эффект вакуума, из затылка целый шлейф крови.

* * *

— Только бы успеть, не прощу себе этого, — «Кобра» бежал с пулеметом наперевес, стреляя по окопу. Хвостики камуфляжной ленточки, повязанной на бритой голове, развевались как ленты матросской бескозырки. Пули свистели над головой, но разведчики этого не замечали. Они были в ярости. Не всякий знает — даже из тех, кто воевал, — каких глубин и какой мощи достигает человеческая ярость. Когда десантники увидели, как боевики подняли на крестах наших пленных, никто не проронил ни слова, никто даже не выругался матом. Молчал и генерал Шаманов. Эта ярость была пострашнее любой ненависти к врагу.

— Вперед, — тихо произнес «Гюрза», и разведка Шаманова пошла на Гойское.

* * *

Сергей увидел, как по опустевшему окопу к нему бегут разведчики Шаманова, он даже узнал двоих из них. Снайпер так и не выстрелил ему в сердце. Последнее, что увидел сержант, было голубое, голубое до страшной синевы небо. Его сердце быстро затихало и остановилось, перекачивать по венам было уже нечего. Сергея захлестнул какой-то жар, пробежавший напоследок по всему телу.

* * *

Разведчики Шаманова — «Кобра» и «Гюрза» поклялись отомстить. Сергея и второго солдата бережно сняли с крестов и в надежде, что родители не будут копаться в «цинках», отправили «грузом 200» на родину. Первого в Сергиев Посад, второго — в Вологду. Их и похоронили, не зная, какую смерть они приняли.

Случай с распятыми потряс всю армию. Говорили, что это послужило поводом для ответных зверств со стороны федеральных войск. Говорили, что потом двоих гелаевцев незаметно вывезли в лес и зашили живыми в свиные шкуры: казненные так не попадали в рай — они умирали в шкуре нечистого животного. Эту казнь мусульман придумали 300 лет назад запорожские казаки с Хортицы. Говорили, что с этого момента мертвым боевикам начали отрезать уши. Однако это были, скорее всего, только разговоры. Армия просто брезгливо уничтожала боевиков, безо всяких зверств и ужасов.

Блаженная Дунюшка и римская Пасха — 2012. Совпадения ли..?

Известное пророчество Евдокии Чудиновской (1870-1948) из села Чудиново (Челябинская обл.), которую в народе ласково называли «Блаженная Дунюшка», вновь напомнило о себе: «Сначала откроют церкви, а ходить в них некому будет, потом много будут строить домов великолепных и с украшениями, а жить-то скоро некому в них будет, придут китайцы, всех выгонят на улицу, вот тогда наревемся всласть. А когда это будет – это тайна. Мне рассказывал один человек, что при кончине мира будет две Пасхи. Правильная и неправильная. Священство справит неправильную, и начнётся война». (https://ya-krevedko-0.livejournal.com/3859.html)

Из сегодняшних новостей с удивлением узнаем, что «пасхальная месса состоялась на несколько часов ранее обычного, чтобы не утомлять 85-летнего главу Римско-католической церкви. При этом папа римский Бенедикт XVI заявил, что человечество погружается во тьму, теряя способность отличать добро от зла. «Если Бог и моральные ценности, различие между добром и злом остаются в темноте, то весь другой «свет», который дает нам невероятные технические достижения, это не только прогресс, но также опасность, которая угрожает нам и миру», — заявил понтифик. (https://podrobnosti.ua/society/2012/04/08/830457.html)

Нечто странное произошло и в Русской Православной Церкви. В минувшую субботу, 7-го апреля, когда Православная Церковь праздновала Благовещение Пресвятой Богородицы и Лазареву субботу, на официальном сайте Московского Патриархата (patriarchia.ru) было выложено «Пасхальное послание Святейшего Патриарха Кирилла архипастырям, пастырям, диаконам, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви», датированное 2012 годом.

«Возлюбленные о Господе Преосвященные архипастыри, всечестные пресвитеры и диаконы, боголюбивые иноки и инокини, дорогие братья и сестры! Духовно торжествуя в сей великий и славный праздник Воскресения из мертвых Спасителя мира, мысленно созерцая Его исхождение от гроба, обращаю ко всем вам жизнеутверждающий, исполненный внутренней силы, необоримой правды и радости возглас: ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!», — начинающееся такими словами послание предстоятеля РПЦ не оставляет сомнений, что предназначается оно именно для Пасхи, и именно в этом году. Таким образом, Патриарх Кирилл поздравил православных со светлым праздником Пасхи Христовой на неделю раньше положенного срока в канун римской Пасхи.

Все это, конечно же, может быть истолковано как случайные совпадения, но, как известно, кто верит в случайности, тот не верит в Бога..

Старица Евдокия из села Чудиново

(1870-1948 гг.)

Блаженная Евдокия родилась в бедной крестьянской семье Маханьковых в 1870 году в деревне Могильная Оренбургской губернии (Челябинской обл.).

У Тихона и Дарьи Маханьковых было четверо детей. Дарья умерла, когда дочери исполнилось лишь семь лет. Отец женился второй раз. Мачеха невзлюбила Евдокию, часто жаловалось мужу, что она обижает её дочерей, а он, не разобравшись, наказывал дочь. Дуню заставляли собирать милостыню, затем отец отправил её в соседнюю деревню Ячменка, где ей пришлось работать нянькой. По воскресеньям девочка приходила домой. Дуне так хотелось принести младшим братикам гостинцы, однажды она не удержалась, и взяла без разрешения у хозяев три кусочка сахара. Позже блаженной Евдокии будет открыто, что даже за этот малый грех задерживают на мытарствах на полтора часа за воровство.

Однажды, когда Дуня воскресным вечером возвращалась в деревню Ячменку (ей предстояло пройти несколько километров лесом) на нее напал разбойник, и потащил в чащу, в лесную избушку. Разбойник объявил испуганной девочке, что ему нужна хозяйка, которая готовила бы ему еду, стирала, убирала дом, и добавил: «А когда подрастёшь, станешь мне женой».

Девочка каждый день со слезами молилась, просила святителя Николая помочь ей бежать. Как-то разбойник перед тем как надолго уйти, привязывал её к дереву так, что она не могла пошевелиться, и повесил передней ней кусок хлеба. Комары и оводы впивались в тело, а она не могла их отогнать. Когда к страдалице приблизился волк, ей показалось, что он пытался перегрызть верёвку, однако, ему это не удалось, он перегрыз девочке пальчик, и услышав громкий плач, убежал.

Разбойник вернулся лишь через несколько дней, отвязав пленницу, внёс в избушку. Чтобы привести Евдокию в чувство, ему пришлось несколько дней вливать ей в рот молоко. Когда Евдокия поправилась, она вновь стала горячо молиться, просить свт. Николая и святого праведного Симеона Верхотурского помочь ей освободиться: «Дедушка Николай Угодник, помоги, дедушка Симеон, освободи, а я к вам потом на могилку схожу».

Вскоре после того как Евдокия дала обет, ей чудом удалось спастись.(Впоследствии она выполненное обещание).В последние годы жизни старица Евдокия говорила духовным детям, что врагов надо прощать, рассказывала, что молилась за разбойника, потому, что он сохранил ее девство.

Многое пришлось пережить подвижнице, однажды, когда она собирала ягоды, её похитили два киргиза. Так как отроковица стала сопротивляться, её связали, и тащили по земле (конец верёвки один из всадников держал в руке). Когда один из местных жителей бросился в погоню, они опустила край веревки.

После случившегося, Дуня долго не могла самостоятельно принимать пищу, руки и ноги не слушались, рот был перекошен, раны долго не заживали. Ее приютила вдова, просфорница.

Когда вдова умерла, Дунюшку взяли к себе дедушка с бабушкой. Однажды она понесла им еду в поле, где они работали, и по дороге встретила корову, на рогах которой были икона Божией Матери «Знамение» и булка хлеба с солью. Внезапно Дуня услышала: «Я твоя небесная мать». В булке она нашла просфору. (Она хранила её всю жизнь, теперь икона находится в храме Дмитрия Солунского в Троицке.)

Предание рассказывает о встрече Дуни с Божией Матерью, которая предвестила, что скоро храмы будут разорять, из икон будут делать крышки, столешницы, двери.

Много испытаний довелось пережить Дунюшке за свою жизнь. Однажды ее оклеветали, что она ввела в грех отшельника, который поселился рядом с их селом (рядом с селом жила отшельница, скрывавшаяся от мира в мужской одежде, Дунюшка часто навещала её). Девушку на морозе пытали, вылив на нее 40 ведер воды, — добивались признания. Но она просила отпустить ее, клянясь, что невиновна. Одна из жительниц села лорадствовала при этом, заявила: «Вот моя дочь стоит — пусть на месте умрет, если это неправда!»

Дунюшка выжила чудом, а дочь той женщины вскоре умерла.

Дуня много путешествовала, побывала в Иерусалиме, у гроба Господня, и у мощей святителя Николая, во многих монастырях. Затем долгие годы жила в селе Чудиново. Перед Первой мировой войной она побывала в Сарове у мощей преподобного Серафима Саровского. Тогда на 70-летие со дня кончины Преподобного приезжал царь Николай II с семьей. После службы состоялся поминальный обед. Когда царь стал садиться за стол, к нему подошли Дунюшка и Паша Саровская, чтобы подарить вышитые полотенце и салфетки.

Царь встал, и стул под ним упал. Он пошутил: мол, не престола же лишился. А Дунюшка ему говорит: «Да, Государь. Время уже близко. Готовься, батюшка, к великим мукам».

В 1922 году за обличение властей в закрытии и разорении храмов прозорливицу посадили в пермскую тюрьму. Позже перевели в психиатрическую больницу, признали душевнобольной и выпустили с соответствующими документами. Она побывала в тюрьме еще в 1939 году.

После освобождения объяснялась лишь жестами, снова заговорила лишь после войны. Блаженная Евдокия умерла 5 марта (21 февраля) 1948 года.

В книге «Сказание о Евдокии Чудиновской» приведены многочисленные свидетельства прозорливости блаженной старицы, которую верующие очень почитали, приведём лишь несколько свидетельств:

Семья Хорошиловых была знакома с Дунюшкой. В начале 1933 года блаженная Дунюшкой приехала в гости в семью Хорошиловых. Дунюшка попросила у хозяина веревку, обхватила ею несколько человек и вытащила их во двор, потом за ворота. Затем стала выбрасывать постель, посуду, другие вещи. Сидящие засмеялись: «Что это с ней?»

Она ответила: «Скоро зарыдаете». Быстро собралась и ушла, сказав: «Здесь мне больше нечего делать». Вскоре многих раскулачили, выбросили из домов, в том числе и семью Хорошиловых.

Вера Иванова из Троицка вспоминала, как блаженная сказала: «Напишите брату, чтобы бросил курить». Её брат Вениамин был на фронте (до этого он не курил). В письме ему рассказали о совете Дунюшки, он ответил: «Откуда вы узнали, что я курю?»

В. Шнуряева из Еткульского района вспоминала, во время войны пришла ей похоронка на мужа, она расплакалась. Внезапно в дом зашла блаженная Дунюшка и утешила её: «Не плачьте, ваш муж придет живым, только раненым и на один глаз будет видеть». С фронта муж, действительно, вернулся живой и без одного глаза.

У Любови Балабановой обнаружили камни в желчном пузыре, после УЗИ назначили день операции. Прежде чем ложиться в больницу, Любовь отправилась в село Чудиново к блаженной старице. Когда вернулась, вновь сделала УЗИ – «камни исчезли», операция не понадобилась.

Паломники рассказывают, что слепая от рождения девочка стала видеть, но не глазами, а каким-то другим способом после того, как прикоснулась к изображению Дунюшки. Она так верно описала словами портрет блаженной, который ей дали, что все удивились.

Валентина Конькова из Челябинска рассказала, что с 1982 года у нее были резкие головные боли, нервные и психические срывы. К каким только врачам не обращалась. Но стоило ей только посетить могилу Евдокии Чудиновской, как она снова могла жить, работать.