Нил сорский монастырь

История

В конце XV столетия в вологодской области инок Кирилло-Белозерского монастыря Нил Сорский образовал православный монастырь, ныне упраздненный — Нило-Сорскую пустынь. Изначально она называлась скитом, т. к. в обители приняли скитский устав. Начало скиту было положено в 1480-е годы: по традиции преподобный Нил поставил крест на новом месте. После он построил часовню, келью, выкопал колодец и устроил пруд. Его ученик поставил свою келью на небольшом расстоянии от кельи учителя.

Фото монастыря 1 — автор Телеканал СОФИЯ

Спустя некоторое время к преподобному Нилу Сорскому начали присоединятся другие монахи и поселятся отдельно друг от друга. В своих кельях монахи хранили иконы, книги и нужную для жизни утварь. Питание они добывали самостоятельно. Для потребности на реке была построена небольшая мельница. Первую церковь во имя Сретения Господня возвели, наносив земляной холм.

Преподобный Нил занимался изучением Божественного писания, переписыванием книг и составлением сборников житий. Старца очень уважали и с его мнением на то время считались высшие иерархи церкви. Позже преподобный Нил участвовал в важных обсуждениях на церковных сборах в Москве. В 1503 году он предложил освободить все монастыри от вотчиной управы. Он считал, что монахи должны стремиться к высоте внутренних духовных помыслов, а не к финансовому богатству.

Фото монастыря 2 — автор Телеканал СОФИЯ

7 (20) мая 1508 года Преподобный Нил Сорский ушел в иной мир. На месте его захоронения монахи возложили камень с надписью года, месяца и дня его ухода. Позже в его честь поставили часовню.

После смерти Нила Сорского скит по-прежнему оставался небольшим и небогатым. В нем осталось очень мало монахов: в 1515 году там оставались священник, дьякон и двенадцать старцев. Московские князья, уважавшие старца Нила Сорского, начали материально обеспечивать и защищать скит. Монахам выделяли припасы из государевых запасов: рожь, овес, пшеницу, горох, соль и др., но Нило-Сорская пусть все равно оставалась не очень богатой и малолюдной.

В 1569 году пустынь посетил Царь Иван Грозный. Он хотел поставить здесь каменную церковь, но, по его словам, во сне к нему явился преподобный Нил с запретом это делать, поэтому пустынь оставалась полностью деревянной. Из описей первой половины XVII столетия в ските находились две церкви, двенадцать келий, колокольня с четырьмя колоколами, сторожка, часовня над могилой основателя, житница, амбар, конюшня, ледник и старая мельница.

В 1641 году скит присоединился к Кирилло-Белозерскому монастырю. Здесь были проведены ремонтные и строительные работы. Но количество монахов пустыни понижалось — в конце XVII насчитывало всего пять или шесть человек.

В 1777 году братии пустыни не существовало и Нило-Сорская пустынь пыла переведена в ведомство Кирилловского Духовного Правления. Позже было еще несколько попыток восстановить скит, но в конце концов его вернули обратно в ведомство.

Спустя некоторое время скит вернул братию и монастырь был окружен оградой с четырьмя башнями с кельями, трапезными и другими службами. В 1860-е над святыми воротами построили церковь Покрова Пресвятой Богородицы. А в 1870-х скит обрел каменный ансамбль.

В 1918 году специальная комиссия произвела учет ценностей и имущества Нило-Сорской пустыни. Братия скита и жители соседних деревень решили заключить договор с Вогнемским советом, который помог сохранить ядро монашеской организации. Но это продолжалось недолго.

В 1924 году Уездные власти разорвали договор с братией пустыни и установили колонию Кирилловского уездного исправительного дома. В 1927 году Нило-Сорскую пустынь закрыли и передали населению для сооружений «культурных нужд». Монахи некоторое время прожили в Иоанно-Предтеченском скиту, позже они разошлись. До 1930 года здесь была колония — тюрьма, затем инвалидный дом, позже психоневрологический диспансер, находящийся там и ныне. Все постройки Успенского скита были разобраны, а в 1946 году сгорел Иоанно — Предтеченски скит. Каменные постройки пустыни были частично перестроены и сохранены в наше время.

История

В конце XV века Нил, инок Кирилло-Белозерского монастыря, которого не вполне удовлетворяла существовавшая организация монастырской жизни, когда монахи живут «не по Закону Божию и преданию Святых Отцов, а по своей воле и человеческому рассуждению», со своим сподвижником Иннокентием Охлябининым покинул Кириллов монастырь и отправился паломником на Восток — в Константинополь и на Афон. Возвратившись через несколько лет, Нил Сорский поселился в келье вблизи Кирилло-Белозерского монастыря, но, прожив здесь какое-то время, в поисках ещё большего уединения и для воплощения своих монашеских идеалов ушёл на реку Сору, в места лесные, болотистые, дикие и пустынные. Он писал об этом так: «Ныне вдалее от монастыря переселихся понеже благодатию Божиею обретох место, угодное моему разуму, занеже мирской чади маловходно». В обители был принят скитский устав, поэтому эта пустынь сначала называлась скитом.

В 1764 году пустынь была приписана к Кирилло-Белозерскому монастырю. Её самостоятельность была восстановлена только в середине XIX века.

В 1961 году на территории монастыря разместился психоневрологический диспансер. Сохранилась часть монастырских построек: перестроенный Тихвинский собор, надвратная Покровская церковь, игуменский корпус и келейные корпуса, встроенные в стены монастыря.

3 декабря 2018 года социальное учреждение было закрыто. Последний пациент и весь персонал Пустынского психоневрологического интерната покинули территорию Нило-Сорской пустыни. В тот же день иеромонах Евфимий (Ершов) был назначен настоятелем архиерейского подворья «Нило-Сорская пустынь», после чего он занался оформлением документом по передаче бывшего монастырского имущества, которое в тот момент находилось в областной собственности, в собственность возрождаемой обители. 10 декабря на епархиальном собрании Вологодской епархии митрополит Игнатий (Депутатов) призвал всех священнослужителей принять посильное участие в возрождении обители на первом, самом сложном, этапе. На обращение митрополита Игнатия откликнулись настоятели храмов и игумены монастырей Вологодской епархии, пожертвовавшие церковную утварь, богослужебное облачение, книги, иконы. В кратчайшие сроки в храме Тихвинской иконы Божией Матери, который использовался интернатом в качестве столовой и клуба, были проведены работы по подготовке помещений для богослужений. 7 января 2019 года иеромонах Евфимий (Ершов) совершил первую за 89 лет Божественная литургия. 17 февраля 2019 года митрополит Игнатий совершил в монастыре первую литургию архиерейским чином. 30 мая 2019 года Священный Синод Русской православной церкви постановил вновь открыть монастырь, ее игуменом стал иеромонах Евфимиё (Ершов).

Литература

  • Виденеева А. Е. О Нило-Сорской пустыни в первой половине XVIII века // Ферапонтовский сборник. — М., 2002. — Вып. 6. — С. 88—99.
  • Иоанн (Калинин), инок. Нило-Сорская пустынь и её подвижники. — Кириллов: Тип. И. В. Малькова, 1914. — 44 с. : ил.
  • Иоанн (Калинин), инок. Описание Нило-Сорской мужской общежительной пустыни Новгородской епархии. — М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1913. — 54 с.
  • Ковалевский А. Подвижник Нило-Сорской пустыни иеросхимонах Нил. — 2-е изд. — Кириллов : , 1891. — 117 с.
  • Купцова Т. Р. Хронология событий в Нило-Сорской пустыни советского периода / Т. Р. Купцова // Ферапонтовские чтения : сб. исслед. работ. — Вологда, 2010. — Вып. 3 : История и культура монастырей Русского Севера. — С. 19-23.
  • Нило-Сорская обитель: деревня Малая Пустынька // Русские монастыри : Север и Северо-Запад России : Псковская, Новгородская, Санкт-Петербургская, Вологодская, Петрозаводская, Сыктывкарская, Архангельская, Мурманская епархии : посв. 2000-летию Рождества Христова. — М., 2001. — С. 452—459 : фот.
  • Нило-Сорская пустынь : . — Вологда: , 1991. — 1 л. (слож. в 6 с.).
  • Новгородская губерния : обителей мужских 28, женских 16 // Православные русские обители : полное иллюстрированное описание всех православных русских монастырей в Российской империи и на Афоне / . — Репринт. изд. — СПб., 1994. — С. 120—153 : ил.
  • Павловский А. А. Обители Российской империи : Новгородская епархия / А. А. Павловский // Всеобщий иллюстрированный путеводитель по монастырям и святым местам Российской империи и Афону. — Репринт. воспр. изд. 1907 г. — СПб., 2008. — Ч. 1, гл. 28. — С. 441—479. — Из содерж. : Нило-Сорская заштатная мужская община. — С. 479.
  • Рачинский А. В. Нилова пустынь в первые полутораста лет её существования : исторический очерк по старинным монастырским бумагам // Чтения в Имп. о-ве истории и древностей Российских при Моск. ун-те. — 1875. — Кн. 3. — С. 1—62 (2-я пагинация).
  • Романенко Е. Первый скит России: страницы истории XV—XX вв. // К свету. — . — № 15: Край Кирилла Белозерского. — С. 62—92: ил.
  • Ростиславов А. Скит Ниловой пустыни // Старые годы. — 1913. — Апрель. — С. 46—47.
  • Русские монастыри: Север и Северо-Запад России. — Т. 2. — 2005. — ISBN 5-93974-004-9.
  • Смирнова А. В. Нило-Сорская пустынь // Кириллов : краевед. альм. — Вологда, 1994. — Вып. 1. — С. 140—156.
  • Тюменев И. Поездка в Нилову-Сорскую пустынь // Ист. вестник. — 1898. — Т. 74. — С. 228—244 : рис.
  • Шевченко Е. Э. Хозяйственные книги Нило-Сорского скита // Кириллов : краевед. альм. — Вологда, 1997. — Вып. 2. — С. 45—51.

Ссылки

  • Преподобный Нил Сорский.
  • НАЧАТ ПРОЦЕСС ВОЗВРАЩЕНИЯ НИЛО-СОРСКОЙ ПУСТЫНИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  • ВЕРНЕМ ЖИЗНЬ ХРАМУ. НИЛО-СОРСКАЯ ПУСТЫНЬ // Телеканал «СПАС», 16 янв. 2019 г.

Словари и энциклопедии

ПРЕПОДОБНЫЙ НИЛ СОРСКИЙ

Говорит Писание: Бог гордым противится, и: мерзость есть пред Господом всяк высокосердый (Притч.3:34;16:5), и нечист именуется. «Тот, кто в гордости своей сопротивником своим возымел Бога, кто мерзок и нечист пред Ним, помысли: где, в чем, когда и какое может он обрести благо, от кого получить милость и кто очистит его? О, страшно и представить сие! Кто поработил себя страсти этой (гордости), тот сам и бес и враг (ратник), — тот в себе самом носит скорую гибель. Да боимся и страшимся убо гордыни, да отреваем ее от себя всевозможно, всегда памятуя, что без помощи Божией никакое добро не может быть сделано, и что ежели оставлены будем от Бога, то по подобию того, как лист колеблется или как прах возметается от ветра, так и мы будем от диавола смятены и поруганы, соделаемся предметом плача человеков. Уразумев сие, всемерно потщимся проходить жизнь нашу во смирении»

День памяти: 7 апреля

Житие преподобного и богоносного отца нашего Нила Сорского

Великий отец Русской Церкви, по своему подвижничеству и наставлениям учитель скитской простоты и созерцательной жизни, преподобный Нил, по прозванию Майков, родился в 1433 году. О происхождении и месте рождения преп. Нила ничего не известно, однако, судя по его обширным связям с важными лицами его времени и по высокому его образованию, надо полагать, что и сам он принадлежал к роду боярскому. Правда, св. Нил называет себя невеждой и поселянином , но невеждой он мог назвать себя по глубокому смирению, а поселянином – потому, что и родился, и жил в отчине своих предков между сельскими обитателями.

Пострижение в монашество св. Нил получил и начало иноческой жизни полагал в обители преподобного Кирилла Белозерского. Здесь он пользовался советами умного и строгого старца Паисия Ярославова, который потом был игуменом Сергиевой Свято-Троицкой лавры. Из кратких сведений о жизни преподобного Нила известно только, что он, прожив в Кирилло-Белозерском монастыре некоторое время, вместе с учеником своим и сотрудником монахом Иннокентием, из рода бояр Охлебининых, путешествовал по св. местам Востока и долго обитал на Афоне. На Святой Горе, как райская пчела, носился он по заоблачным высотам, среди афонских отцов, и подарил наше русское иночество дивным своим произведением, содержащим не вычитанные только истины скитского безмолвия, но и дознанные опытом, пройденные искусом и запечатленные опытами собственной его жизни, безстрастно-ангельской. Плодом его странствования на Святой Горе было изучение правил пустынного уединения, безмолвной молитвы и духовного трезвения. Почему, если преподобного Антония Печерского мы называем первоначальником иночества в России, то преподобного Нила Сорского по всей справедливости можно назвать первенцем скитского подвижничества. Любимым занятием его было, по собственному признанию, испытывать Божественные Писания, жития и учение святых отцов. Таким образом, преподобный Нил не только изучил умом и сердцем, но и в жизнь и постоянное упражнение обратил душеспасительные уроки богомудрых отцов – Антония Великого, Василия Великого, Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Макария Великого, Варсонофия, Иоанна Лествичника, Аввы Дорофея, Максима Исповедника, Исихия, Симеона Нового Богослова, Петра Дамаскина, Григория, Нила и Филофея Синайских. На Святой Горе преподобный Нил полюбил особенно скитский образ жизни; глубоко запала в душу его любовь к уединению, поэтому, возвратясь в Белозерский монастырь, он уже не хотел жить в нем, но отошел на 15 верст от сего монастыря на реку Сорку, водрузил здесь крест, поставил сперва часовню и уединенную келью, и при ней выкопал колодезь, а когда собралось к нему для сожития несколько братий, то построил и церковь. Обитель свою учредил он на особенных отшельнических правилах, по образцу существующих доныне скитов на святой Горе Афонской. Таким образом, составил первый русский скит. В новом своем скиту преподобный продолжал изучать Божественное Писание и творения св. отцов, устрояя по ним жизнь свою и учеников своих.

Историю внутренней своей жизни отчасти открыл сам преподобный в послании к одному из своих близких сподвижников, по настоятельной его просьбе. – «Пишу к тебе, – говорит он, – показывая себя: любовь твоя по Боге вынуждает к тому и делает меня безумным, чтобы писать тебе о себе. Не просто и не по случаям надобно нам поступать, а по Св. Писанию и по преданию св. отцов. Удаление мое из монастыря (Кириллова) не было ли ради душевной пользы? Ей, ради нее. Я видел, что там живут не по закону Божию и преданию отеческому, а по своей воле и человеческому рассуждению. Много еще и таких, которые, поступая так неправильно, мечтают, будто проходят житие добродетельное… Когда мы жили вместе с тобой в монастыре, ты знаешь, как удалялся я мирских связей и старался жить по Св. Писанию, хотя – по лености моей – и не успевал. По окончании странствования моего пришел я в монастырь и вне монастыря, вблизи его, устроив себе келью, жил, сколько мог. Теперь переселился я вдаль от монастыря, нашел благодатью Божией место, по мыслям моим, мало доступное для мирских людей, как сам ты видел. Живя наедине, занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего, испытываю заповеди Господни и их толкование – предания апостолов, потом жития и наставления св. отцов. О всем том размышляю и что по рассуждению моему нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя. В этом жизнь моя и дыхание. О немощи моей и лени возложил я упование на Бога и Пречистую Богородицу. Если что случается мне предпринимать и если не нахожу того в Писании, на время отлагаю в сторону, пока не найду. По своей воле и по своему рассуждению не смею предпринимать что-нибудь. Живешь ли отшельнически или в общежитии, внимай Святому Писанию и следуй по стопам отцов или повинуйся тому, кто известен как муж духовный в слове, жизни и рассуждении… Святое Писание жестоко лишь для того, кто не хочет смириться страхом Божиим и отступить от земных помышлений, а желает жить по своей страстной воле. Иные не хотят смиренно испытывать Св. Писание, не хотят даже слышать о том, как следует жить, как будто Писание не для нас писано, не должно быть исполняемо в наше время. Но истинным подвижникам – и в древние времена, и в нынешние, и во все века – слова Господни всегда будут словами чистыми, как очищенное серебро: заповеди Господни для них дороги более чем золото и каменья дорогие, сладки более чем мед и сот».

Новый путь жизни, избранный преп. Нилом, изумлял собой современников его. Да и, действительно, было чему изумляться, особенно для слабых. Место, которое избрал для своего скита преп. Нил, по свидетельству очевидцев его, было дико, мрачно, пустынно. Вся местность скита – низменная и болотистая. Самая речка Сорка, давшая имя угоднику Божию, едва тянется вниз по течению и похожа больше на болото, чем на текущую реку. И здесь-то подвизался русский отшельник!

Новая, дотоле невиданная на Руси, жизнь скитская, часто высказываемая душевная скорбь о порче церковных книг и старание, по возможности, исправлять их, конечно, возбуждали против преподобного неудовольствие, но он терпеливо шел своим путем и был в уважении добрых святителей и Великих князей.

Преподобный Нил был на Соборе о жидовствующих еретиках в 1491 году. Сам ревнитель православия, архиепископ Новгородский Геннадий желал лично видеть и слышать суждения преп. Нила о предметах недоумений, по делу о них.

Преподобный Нил на Соборе 1508 года, рассуждавшем о монастырских имуществах, показал, до какой степени отложил он все мирские пристрастия и как стремилась душа его к одному лишь горнему. Соглашаясь с нестяжательным духом Максима Грека и других святогорцев, прежде всех предложил на соборе Нил, чтобы не было сел у монастырей и чернецы жили в пустыни и кормились рукоделием. Все пустынники Белозерские, следуя в этом заповеди отца своего св. Кирилла, поддерживали мнение великого скитоначальника, а Максим Грек даже пострадал за это впоследствии от митрополита Даниила, хотя виной гонения была вымышленная на него ересь. Преподобный Иосиф Волоколамский, будучи сам строгим подвижником, держался, однако, противного мнения и приводил свидетельства Феодосия, общего жития начальника, Афанасия Афонского и настоятелей других обителей, которые имели села, и его мнение превозмогло. После преп. Нила ученик его князь Вассиан Косой также сильно поддерживал своего блаженного учителя, и с ним все святогорцы – чтобы не иметь монастырям сел, но их мнение не было принято.

В своем предсмертном завещании преподобный Нил, заповедуя ученикам бросить тело его в пустыне – в пищу зверям – или закопать его в яму с презрением, написал: «Оно тяжко согрешило пред Богом и недостойно погребения», а затем прибавил: «Сколько в моей силе было, старался я не пользоваться никакой честью на земле, в этой жизни, так пусть будет и по смерти».

Преподобный Нил скончался 7 апреля 1508 г. Св. мощи преподобного почивают под спудом, в его пустыни.

От преподобного Нила Сорского дошли до нас его послания и Устав скитского жития.

Послания преп. Нила имеют предметом своим внутреннюю подвижническую жизнь, о которой с подробностью он изложил свои мысли в Уставе скитского жития. Два послания св. Нил писал к постриженнику своему Кассиану , бывшему князю Мавнукскому, который пришел в Россию с греческой царевной Софией, служил некоторое время боярином у ростовского архиепископа Иоасафа и в 1504 году скончался иноком в Угличской обители. В одном из своих посланий св. старец учит Кассиана, как бороться с помыслами, советуя для того – молитву Иисусову, занятие рукоделием, изучение Св. Писания, охранение себя от внешних соблазнов, и излагает некоторые общие наставления о послушании наставнику и прочим о Христе братиям о смирении, терпении в скорбях, о молитве за самых врагов и подобное. Во втором послании, воспоминая кратко о бедствиях и скорбях, перенесенных Кассианом от юности, о его знатных родителях, его пленении, переселении в чужую землю, и желая его утешить, преподобный раскрывает ему из Св. Писания, что скорби часто наводит Господь на любящих Его, что все святые – пророки, мученики – достигли спасения путем страданий, указывает в частности на Иова, Иеремию, Моисея, Исаию, Иоанна Крестителя и других и выводит заключение, что если святые столько терпели, то тем более должны терпеть на земле мы, грешные, – что мы должны воспользоваться этими бедствиями и скорбями для очищения себя от грехов и своего спасения. В послании (приведенном нами выше) к другому ученику своему и сподвижнику – Иннокентию , основавшему уже тогда особую обитель, преп. Нил кратко говорит о самом себе, о своей жизни вместе с ним в Белозерском монастыре, о своем поселении по окончании путешествия на восток вне монастыря, об основании своего скита, о своих постоянных занятиях Св. Писанием, житиями св. отец и их преданиями, а потом наставляет Иннокентия – исполнять заповеди Господни, подражать житию святых, хранить их предания и учить тому же свою братию. Еще два послания писаны св. Нилом к неизвестным инокам В одном из них, весьма кратком, он заповедует инокам – памятование смерти, скорбь о грехах, неисходное пребывание в келье, смирение, молитву. В другом, довольно обширном, дает ответы на следующие четыре вопроса, предложенные каким-то старцем: как противиться блудным помыслам, как побеждать помысл хульный, как отступить от мира и как не покинуть пути истинного и не заблудиться. Ответы эти, особенно на первые два вопроса, почти буквально приводятся в Уставе скитского жития. Из содержания посланий св. Нила видно, что его долго занимали и многим потребны были те самые мысли, которые собраны и систематически изложены в его Уставе скитского жития.

Самое драгоценное, что нам осталось после Нила и что, конечно, пройдет еще сквозь ряд столетий безсмертным зерцалом жития иноческого, – это его созерцательные главизны, или скитский Устав, достойный первых времен пустынножительства Египта и Палестины, ибо он проникнут духом Антония и Макария.

«Устав скитского жития», или «Предание о жительстве скитском», есть главное и самое важное сочинение преп. Нила. В предисловии к Уставу св. старец касается внешнего поведения иноков, говорит кратко о их повиновении настоятелю, о трудах телесных, о пище и питии, о принятии странников, заповедует соблюдать бедность и нищету не только в кельях, но и в украшении храма, так чтобы в нем ничего не было ни из серебра, ни из золота, запрещает выходить из скита без воли настоятеля, впускать в скит женщин, держать в нем отроков. Но в самом Уставе св. отец рассуждает уже исключительно об умном, или мысленном, делании, под именем которого разумеет внутреннее, духовное подвижничество. Сказав предварительно словами Св. Писания и св. отцов о превосходстве этого внутреннего делания пред внешним, о недостаточности одного внешнего делания без внутреннего, о необходимости последнего не только для отшельников, но и для живущих в общежительных монастырях, преподобный Нил разделяет свой Устав на 11 глав: в главе 1-й говорит о различии мысленной брани; во 2-й – о борьбе с помыслами; в 3-й – о том, как укрепляться в подвиге против помыслов; в 4-й излагает содержание всего подвига; в 5-й говорит об осьми помыслах; в 6-й о борьбе с каждым из них; в 7-й – о значении памятования смерти и суда; в 8-й – о слезах; в 9-й – о хранении сокрушения; в 10-й – о смерти для мира; в 11-й – о том, чтобы все делаемо было в свое время.

Жизнеописание

Социальное происхождение преподобного Нила точно неизвестно. Сам себя он называл «невежей и поселянином» (в письме Гурию Тушину), но из этого не следует его крестьянское происхождение: самоуничижительные эпитеты характерны для такого рода литературы. Сам же преподобный Нил по этому поводу говорил: «Аще кто от родителей явленных мира, или сродники име от преимущихъ въ славе мира, или самъ в сану коемъ или в чести в миру бе. И сиа безумие суть. Сия бо сокрывати подобает». С другой стороны известно, что до пострига будущий подвижник служил подьячим, занимался списыванием книг, был «скорописцем». В сборнике Германа Подольного, одного из близких Нилу монахов Кирилло-Белозерского монастыря под 1502 годом сообщается о преставлении «Нилова брата» — Андрея, который был пострижен там с именем Арсений. Андрей Фёдорович Майко личность известная. Это один из видных дьяков при правительствах Василия II и Ивана III. Его имя часто встречается в документах тех лет. Андрей Майко стал родоначальником дворянского рода Майковых. Таким образом, Николай Майков был образованным горожанином и относился к служилому сословию.

Пострижен Нил Сорский был в Кирилло-Белозерском монастыре при игумене Кассиане, постриженнике Спасо-Каменного монастыря. Временем его пострига можно считать середину 50-х годов.

По всей видимости, в монастыре Нил занимал заметное положение. Ряд монастырских документов от 1460 года до 1475 года имя Нила называет среди монастырских старцев, решавших хозяйственные вопросы. Возможно, другим монастырским послушанием будущего святого было списывание книг. Во всяком случае, его почерк угадывается в ряде рукописей из библиотеки Кириллова монастыря.

Примерно между 1475—1485 годами преподобный Нил вместе со своим учеником Иннокентием Охлябиным совершил длительное паломничество в Палестину, Константинополь и на Афон. Долгое время Нил Сорский пробыл на Афоне, где основательно познакомился со скитским устройством.

После возвращения в Россию на реке Соре, в небольшом удалении от Кириллова монастыря, Нил основал скит (впоследствии Нило-Сорская пустынь). В основу устройства скита были положены традиции скитского жительства древних скитов Египта, Афона и Палестины. От желающего подвизаться в скиту преподобного Нила требовалось знание Писания и решимость следовать им. «Если есть и воля Божия, чтобы они пришли к нам, то подобает им предания святых знать, хранить заповеди Божии и исполнять предания святых отцов». Поэтому в скит принимались только грамотные монахи, прошедшие искус в общежительных монастырях.

Литературная деятельность

Подвизаясь в безмолвии с малой братией, преподобный, однако, не оставил книжных занятий, которым придавал большое значение. Судя по количеству цитат, наибольшее влияние на Нила оказали Григорий Синаит и Симеон Новый Богослов, Иоанн Лествичник, Исаак Сирин, Иоанн Кассиан Римлянин, Нил Синайский, Василий Великий.

Главным его трудом следует назвать состоящий из 11 глав «Устав скитской жизни». «Устав» предваряет краткое предисловие:

«Смысл этих писаний охватывает следующее: как подобает делание совершать иноку, хотящему истинно спастись в эти времена, что и мысленно и чувственно по божественным Писаниям и по житию святых отцов, насколько возможно, подобает поступать».

Таким образом, «Устав» преподобного Нила — это не регламент скитской жизни, а аскетическое наставление в духовной борьбе. Большое внимание преподобный уделяет «умной», или «сердечной», молитве, цитируя при этом Григория Синаита и Симеона Нового Богослова. Нет сомнений, что Нил Сорский принадлежит мистическо-созерцательному направлению в православном монашестве, возрождение которого связано с именем преподобного Григория Синаита. О связи преподобного Нила с исихазмом, как расширенно именуют монашеское харизматическое движение XIV—XV веков, писала М. С. Боровкова-Майкова. Из современных авторов этому аспекту уделили внимание Г. М. Прохоров, Е. В. Романенко.

Гравюра «Вид Нило-Сорской общежительной пустыни», XIX век

Предание ученикам «О жительстве от святых писаний» уделяет больше внимания организации скитского быта, отношению к имуществу, отношениям с приходящими из мира людьми. Говорится об умеренности в посте, который должен соответствовать «силе тела и души». В начале «Предания» дано исповедание веры Нила Сорского.

Кроме того, известен ряд его посланий: Гурию Тушину, Герману Подольному, Вассиану Патрикееву, «брату, пришедшему с восточной стороны», а также две молитвы.

Другой стороной литературной деятельности преподобного Нила была его деятельность как переписчика и составителя житийных сборников. О методе работы преподобного с текстом красноречиво говорят его фразы из посланий Гурию Тушину и Герману Подольному. В послании Тушину он пишет: «Если не найду согласное с моими соображением о начинании дела, откладываю его, пока не найду; когда же найду, благодатью Божьей, делаю в благой уверенности как одобренное. От себя же не смею делать, поскольку я невежда и поселянин». «Когда случается мне что-то предпринять, если не нахожу того в Святых Писаниях, откладывая на время, пока не найду»,— пишет он в послании Герману Подольному. Сравнивая списки, он находит в них «много неисправленна», старается исправить «елико возможно его худому разуму». Поэтому списывает «с разных списков, тщася обрести правый». Если это не удаётся, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: «От зде в списках не право», или: «Аще где в ином переводе обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется».

Было бы неверным предполагать, что подвижник полагает своё разумение критерием истинности Писаний, призывает к рациональному их осмыслению и согласованию с доводами разума. Анализ его житийных сборников, сравнение с изданными полвека спустя Великими Минеями Четьями митрополита Макария, привели исследователей (Н. В. Покровский, Я. С. Лурье) к выводу, что правке была подвергнута не содержательная часть житий, а только текст. Правки касались грамматики, синтаксиса (в частности, преподобный убирал кальки с греческого), стиля. Добавлены правки, уточняющие смысл, исправлено неверное употребление слов. Таким образом, текст становился более понятным и удобочитаемым.

Следует отметить, что труды преподобного Нила пользовались большим уважением и в монастыре преподобного Иосифа. Два монаха Иосифова монастыря, это Нил Полев и Дионисий Звенигородский, долгое время (до 1512 года) жили в Кирилловом монастыре и сделали списки Ниловых сборников для своей обители. Однако, начиная с 30-х годов, писания Нила в Волоколамском монастыре стали переписывать без указания авторства.

Об отношении к Священному Писанию и церковному преданию

Мысль о разумном исполнении Священного Писания является одной из основных тем посланий преподобного Нила. Особенно часто он об этом говорит в послании Герману Подольному. В частности он пишет: «Повиноваться Богу по божественным Писаниям, а не так бессмысленно, как некоторые: и когда в монастыре с братьями, будто бы в повиновении, в самоволии бессмысленно пасутся, и отшельничество так же осуществляют неразумно, плотской волей ведомые и разумом неразмышляющим, не понимая ни того, что делают, ни того, в чём утверждаются». В «самоволии» — то есть не по Божьей воле, не по Его Писаниям, а в мнимом послушании по человеческим представлениям и без разумения.

Требуя разумного прохождения монашеского подвига, преподобный Нил настаивает на разборчивости в чтении писаний. «Писаний ведь много, но не все они божественные»,— пишет он Гурию Тушину. Однако понимать эти слова, как критическое отношение к святоотеческому преданию было бы неверным. В «Предании» преподобного Нила приводится его исповедание веры, в котором, между прочим, говорится: «Прибегаю всею душою к святой соборной апостольской Церкви, и все учения, которые она приняла от Господа и от святых апостолов, и святых отцов Вселенских Соборов и поместных, и прочих святых отцов святой Церкви и, приняв, нам передала о православной вере и о практических заветах…». Вряд ли это дежурные фразы, которые святой зачем-то пересказывает ученикам. Да и сама его деятельность (о чём мы говорили выше) указывает на почтительное отношение Нила к церковному преданию. В данном случае речь может идти о сомнении относительно каких-либо неканонических книг «по преданиям человеческим», или же просто о неисправных списках. (Сравнить: по мнению болгарского реформатора церковно-славянского языка XIV века Константина Костенченского при расхождении слова и сущности возможны ереси и искажения.)

Отношение Нила Сорского к ереси жидовствующих

В вопросе отношения Нила Сорского к ереси жидовствующих среди историков нет единодушия. Предположения о близости идей Нила Сорского с идеями «жидовствующих» ранее высказывались рядом исследователей, среди которых Ф. фон Лилиенфельд, Д. Фенел, А. А. Зимин, А. И. Клибанов. В той или иной мере сближают его взгляды с еретиками А. С. Архангельский, Г. М. Прохоров. Сомнения вызывает его критика по отношению к писаниям, подозрение в отвержении церковного предания, его нестяжательские убеждения, терпимость к кающимся еретикам. На его безусловной православности настаивает Я. С. Лурье. Не сомневаются в его православии и известный историк церкви митрополит Макарий (Булгаков), протоиерей Георгий Флоровский.

Исповедание преподобного Нила не позволяет сомневаться в православии сорского старца. Обращает на себя внимание то, что в тексте исповедания отражены положения, неприемлемые для жидовствующих. Нил Сорский утверждает исповедание «единого Бога в Троице славимого», Боговоплощение, веру в Богородицу, почитание «святых отцов святой Церкви» отцов Вселенских и поместных соборов. Заканчивает своё исповедание преподобный Нил словами: «Лжеименных же учителей еретические учения и предания все проклинаю — я и пребывающие со мной. И еретики все чужды нам да будут». Вполне уместно предположить, что это исповедание, включённое в «Предание ученикам» как раз и имеет своей целью предупредить их от еретических шатаний.

Больший интерес представляет не отношение Нила к еретическим идеям, тут сомневаться особенно не в чём, а его отношение к самим еретикам и ереси, как явлению (А. С. Архангельский, например, говорит о веротерпимости Нила).

Известно, что вместе со своим старцем Паисием Ярославовым он принимал участие в соборе против новгородских еретиков в 1490 году. В IV-й Новгородской летописи имена авторитетных старцев упоминаются наравне с епископами. Существует устойчивое предположение, что относительно мягкий соборный приговор был принят под влиянием кирилловских старцев. Однако никаких сведений относительно того, насколько их мнение повлияло на решения собора, мы не имеем. Ранее, в 1489 году один из главных борцов с ересью архиепископ Новгородский Геннадий в письме к архиепископу Ростовскому Иосафу просил возможности посоветоваться со старцами Нилом и Паисием по вопросам ереси. Однако эти скудные сведения не могут прояснить картину: из них ровным счётом ничего не следует.

Косвенным указанием на позицию преподобного может служить известное отношение заволжских монахов к покаявшимся еретикам, выраженное одним из учеников преподобного Вассианом Патрикеевым. Уже после смерти Нила он в ряде «слов» выступил против карательных мер преподобного Иосифа, призывая его не бояться богословских диспутов с еретиками. Покаявшиеся еретики, по мнению Вассиана, должны быть прощены. Не казни и жестокие наказания, а покаяние должны исцелить ересь. При этом Вассиан ссылается на святых отцов, в частности, Иоанна Златоуста.

Е. В. Романенко обратила внимание на подборку житий в сборнике Нила Сорского. Эта подборка свидетельствует об интересе преподобного к истории Церкви, конкретно, к истории ересей. В «Житии Евфимия Великого» повествуется, как святой противостоял «жидомудренному» Несторию. Здесь же обличаются ереси манихеев, оригеновская, арианская, савеллианская, монофизитская. Даётся представление об этих учениях. Примеры из жизни Евфимия Великого и Феодосия Великого показывают твёрдость в исповедании веры святых, свидетельствуют о поведении святых во время смут. Романенко считает, что такой подбор житийной литературы связан с борьбой против жидовствующих, которые, как известно, отрицали Боговоплощение и Божественную природу Христа. Обращает внимание и на жития святых — борцов с иконоборчеством: Феодора Студита, Иоанна Дамаскина, Иоанникия Великого.

Я. С. Лурье установил факт, что ряд «Слов» в иосифовом «Просветителе», в том числе и жёсткие слова о еретиках, были переписаны рукой Нила Сорского. А так как он, по его собственным словам, «переписывал только то, что находил согласным со своим разумом», можно сделать вывод о согласии в вопросе необходимости борьбы с еретиками двух преподобных. Участие в работе над анти-еретическом трактатом Иосифа Волоцкого Лурье считает ещё одним косвенным доказательством участия старца Нила в борьбе с ересью. Различия касаются только методов этой борьбы.

Сотрудничество в составлении «Просветителя» позволяет скорректировать наши представления об отношениях двух святых XV века, с одинаковой энергией стремившихся найти форму идеального монастырского устройства.

Отношение к монастырскому имуществу

Одним из известнейших фактов в жизни Нила Сорского, привлёкший к нему пристальное внимание исследователей, был его протест против землевладельческих прав монастырей на соборе 1503 года. Согласно выводам исследователей конца XIX века, в конце собора 1503 года, который занимался дисциплинарными вопросами, «нача старец Нил глаголати, чтобы у монастырей сёл не было, а жили чернецы по пустынем, а кормили бя ся рукоделием» («Письмо о нелюбках»). Таким образом, преподобный Нил выступил не только против монастырского землевладения, но и вообще против общежительных монастырей в пользу скитского устройства. Иосиф Волоцкий, спешно вернувшись в Москву, отстоял монастырские имения. После смерти преподобного его идеи пытался воплотить в жизнь «ближайший его ученик» князь-инок Вассиан Патрикеев. Однако другой источник, обнаруженный в 60-х годах прошлого века, «Слово иное», утверждает, что инициатором был великий князь, преподобный же лишь поддержал его. Оппонентом был не Иосиф Волоцкий, а Геннадий Новгородский. Существует ещё запись самого Вассиана Патрикеева, в которой говорится о великокняжеской инициативе в этом вопросе. Известный «Соборный ответ 1503 года», как доказывает А. И. Плигузов, является позднейшей компиляцией. В то же время никаких соборных решений по земельным вопросам не существует, хотя решения по дисциплинарным вопросам известны во многих списках. Нет о них упоминания и в первые десятилетия после собора. Насколько можно доверять тому или другому источнику — вопрос источниковедческого анализа, о взгляде же самого Нила Сорского на эту проблему стоит говорить на основании им лично написанных текстов.

Как следует из «Предания», преподобный Нил различает условия общежительного монастыря и скита. Если в общежитии допустимо (и необходимо) заниматься тяжёлым, в том числе и земледельческим трудом, то в скиту нужно ограничиться минимально необходимым, делать то, «что возможно под кровом». «Если в общежитиях при необходимости под открытым небом труды — гнать, например, упряжку волов пахать и иные из своих тяжёлых работ — похвальны, как говорит божественное Писание, то для живущих особо это заслуживает укора». Таким образом, для общежития допустимы сельскохозяйственные работы, в частности преподобный говорит о вспашке поля. Но занятие земледелием предполагает и обладание землёй. Следовательно, Нил Сорский не выступает против монастырского землевладения в принципе. При этом он ссылается на Писание («Не работающий да не ест» (2 Фес. 3,10)) и святых отцов. Не отрицает он и наёмный труд, в том числе для скитского устройства: «Работающему у нас, если случится кто из мирских, не подобает того, что должно дать, лишать, но больше надо подавать им». Но «стяжания же, по насилию от чужих трудов собираемые, привносить совершенно нам не на пользу». Очевидно, речь идет о «сёлах», монастырских владениях с посаженными на них крестьянами.

По необходимости насельники скита могут принимать небольшую милостыню, но не более того. Сами же иноки не должны стремиться давать милостыню, ибо лучшее подаяние от того, кто обязался не иметь ничего излишнего — это слово и наставление. «Нестяжание ведь выше таковых подаяний»,— цитирует преподобный св. Исаака Сирина.

Как видим, Нил Сорский отнюдь не был сторонником уничтожения монастырского общежития и полного лишения монашеской братии общих имуществ. Но в монашеской жизни он призывал придерживаться «потребительского минимализма», довольствуясь лишь необходимым для пропитания и устройства элементарного быта.

Говоря об украшении церквей как о чём-то излишнем, преподобный цитирует Иоанна Златоуста: «Никто никогда не был осуждён за неукрашение церкви».

Г. М. Прохоров обратил внимание на пометы, сделанные рукой преподобного Нила на полях переписанных им житий. Они относятся к текстам, в которых говорится о скупости, жестокости, нестраннолюбии, сребролюбии. «Зрите, немилостивые», — написано рукой преподобного, — «Сие зело страшно». Преподобного волнуют прежде всего вопросы, связанные с недостойным поведением иноков. Примеры же нестяжания и избежания мирской славы он выделяет как достойные подражания. Пометы «зри» относятся и к примерам нестяжания, избежания мирской славы (Житие Иллариона Великого, удалившегося в Египет к язычникам). Акцент нестяжательности Нила переносится в область личной морали, становится предметом и средством монашеского деланья.

Предупреждая Гурия Тушина от бесед «о прибыли монастырского богатства и стяжании имуществ пекущимися», он предостерегает и от полемики с ними: «Не подобает же на таковых и словом наскакивать, ни поносить, ни укорять их, но надо предоставить это Богу». Основной задачей монаха является молитва и внутреннее делание. Но если кто из братьев обратится с соответствующим вопросом, то надо отдать ему и душу. «С людьми иного рода беседы, пусть и малые, иссушают цветы добродетелей».

Кончина преподобного Нила и вопрос о его почитании

Преставился Нил Сорский в 1508 году. Перед кончиной он написал «Завещание», в котором просил своих учеников «повергнуть тело его в пустыне, да изъедят é зверие и птица, понеже согрешило есть к Богу много и недостойно есть погребения. Аще ли сице не сътворите, и вы, ископавшее ровъ на месте, идеже живем, съ всякимъ бесчестiем погребите мя». Однако это завещание ученики его выполнили формально: преподобный был погребён на территории скита у стены церкви Сретенья Господня. Несмотря на ранее почитание «начальника скитского жития», какого-либо акта, говорящего о его канонизации — нет. Очевидно, долгое время он был канонизирован только для местного почитания (для этого достаточно устного благословения местного владыки), но когда это произошло, сказать трудно. На факт канонизации указывают косвенные следы: наличие ему службы, тропаря, кондака, икоса. Однако вплоть до XVII века в основанной им пустыни ему служат панихиды, что исключает его признание как святого. Первое упоминание его как канонизированного святого зафиксировано в Месяцеслове келаря Троице-Сергиевой лавры Симона (Азарьина) в 1656 году, посетившего Белозерский край незадолго перед этим. В это же время на пожертвования над гробом святого была построена деревянная церковь Иоанна Предтечи, был составлен канон преподобному (упоминается в описи монастырских книг 1682 года). Таким образом, канонизация святого произошла не позднее 2-й половины XVII века.

> Память о святом

В мае 2008 года в селе Ферапонтово освятили церковь в честь преподобного Нила Сорского. Настоятелем храма является о. Сергий (Ершов)

Издания

  • Нил Сорский, преп. О восьми главных страстях и о победе над ними. М.: 1997.
  • Нил Сорский, Наставление о душе и страстях. СПб: «Тропа Троянова»; 2007.
  • Nil Sorsky. The Authentic Writings. Translated, edited, and introduced by David M. Goldfrank. Kalamazoo, MI: Cistercian Publications. 2008 (Cistercian Studies Series, 221).
  1. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 65-80.
  2. Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского. — С. 199—201.
  3. Предание старца Нила пустынника своим ученикам
  4. Лихачёв. Д. С. Развитие русской литературы X—XVII веков. Эпохи и стили. // Избранные работы в 3-х томах. Т.1 — С. 113.
  5. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 88-89.
  6. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 92.
  7. Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского // Труды отдела древнерусской литературы. Т. XIII. — С. 193—194.
  8. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 95-96
  9. А. И. Плигузов Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — С.385-386
  10. См. Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения. Вступительная статья Г. М. Прохорова. с 70.
  11. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. с. 189—193.
  12. В Ферапонтове к 500-летию преставления преподобного Нила Сорского освящен храм во имя святого (недоступная ссылка)
  13. Ферапонтово. Информация о приходе
  • Предание Старца Нила Пустынника своим ученикам/
  • Преподобный Нил Сорский. Устав скитской жизни
  • Четыре послания и завещание Нила Сорского(Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ)
  • Преподобные Иосиф Волоцкий и Нил Сорский / Сост. иеромонах Герман (Чекунов). — М.: Русский издательский центр, Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь, 2011. 320 с., ил., 6000 экз., ISBN 978-5-4249-0003-7
  • Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения/ Изд. Подг. Г. М. Прохоров. — СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2005.
  • Архангельский А. С. Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в Древней Руси. СПб., 1882.
  • Боровкова-Майкова М. С. Нил Сорский // История русской литературы: В 10 т./АН СССР. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. — Т. II. — Ч. 1
  • Кирсанова О. Т. «Мысленное делание» — путь к совершенству. Нил Сорский//Русские мыслители. — Ростов -н/Д: «Феникс», 2003. — С.68-80.
  • Направление Нила Сорского в идеологической борьбе конца XV в. // Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV — начала XVI вв. М.—Л., 1960.
  • Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского // Труды отдела древнерусской литературы. Т. XIII. М.-Л., 1957. — С.182-213.
  • Лурье Я. С. Вопрос об идеологических движениях конца XV- начала XVI в. в научной литературе. // Труды отдела древнерусской литературы. — Т. XV. — М.-Л., 1958. — С.131-152.
  • Леннгрен, Т. П. Соборник Нила Сорского. Ч. 1-2. — М.: Языки русской культуры, 2000—2002.
  • Леннгрен, Т. П. Соборник Нила Сорского. Указатель слов. Т. 1-2. А-Н, О-Я. — М.: Языки русской культуры, 2005.
  • Плигузов, А. И. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — М.: 2002.
  • Прохоров Г. М. Нил Сорский. // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Вторая половина XIV—XVI в. Часть 2. Л-Я. — М.: «Наука», 1989.
  • Прохоров Г. М. Послания Нила Сорского
  • Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — М.: Памятники исторической мысли, 2003.
  • Романенко Е. В. Древнее Житие преподобного Нила Сорского // Вестник церковной истории. — 2009. — № 3-4(15-16). — С. 93-106.
  • Шевченко Е. Э. К истории канонизации преподобного Нила Сорского //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2004. — № 1 (15). — С. 95-101.
  • Синицына Н. В. Типы монастырей и русский аскетический идеал (XV—XVI вв.)//Монашество и монастыри в России XI—XX вв.. — М.: «Наука». 2002 г. с. 116—149.

> Ссылки

  • Преподобный Нил Сорский.

Бюджетное учреждение социального обслуживания «Пустынский психоневрологический интернат» расположен на территории Нило – Сорского монастыря.

Нило – Сорская Пустынь расположена в 18 километрах от районного центра. г. Кириллов, по дороге на г. Белозерск. Пустынью называли на Руси необитаемую местность и удаленную обитель.

История этого монастыря уходит в пятнадцатый век. Около 1485 года пришел на речку Сору монах Нил, получивший здесь прозвание Сорского. Очень мало известно о нем. В рукописи 16 -18 веков сохранились отдельные «Повести» и краткие заметки о житии преподобного. Они сообщают, что происходил Нил Сорский из рода бояр Майковых, родился в Москве в 1433 году. До пострижения был «книгчием судиям», т.е. читающим Устав, законы судьям. Около 1455 года он принял постриг в Кирилло – Белозерском монастыре. В середине семидесятых годов ушел паломником на святую гору Афон (находится в Греции, на востоке Халкиндинского полуострова). По преданию, на горе Афон проповедовала Богоматерь после распятия Иисуса Христа. С тех пор стала эта гора святой. Здесь селились в уединенных скитах монахи, чтобы постигнуть глубину божественных книг и высоту божественной молитвы. Сколько пробыл Нил Сорский на Афоне, точно не известно, но предание говорит, что долго. Возвратившись в Кириллов монастырь, он ископал себе келью за монастырской оградой, а потом ушел на Сору. Здесь на болоте насыпал холм земли, срубил часовню и несколько келий, на реке поставил мельницу. Так возник первый самостоятельный скит на Руси по примеру Афоновых. Четверть века на Соре, до смерти своей, преподобный Нил переписывал «Жития» наставления святых, исправлял накопившиеся в текстах ошибки, чтобы сохранить божественные книги подлинными для людей, ибо считал эти книги спасительными для души человеческой. По силе помочь себе и всем спастись – смысл трудов Нила Сорского, так сам он определил этот смысл в «Предании ученикам о жительстве скитском». Представился Нил Сорский 20 мая 1508 года.

Почитание преподобного началось сразу после смерти. Рукописи 16-17 веков называют Нила Сорского чудотворцем. Многотрудной была история Нилова скита. «Терпением» называл сам Нил Сорский житие на Соре. Унылое и плачевное впечатление произвела Сорская местность на царя Иоанна Грозного, бывшего здесь на богомолье в 1569 году. В 16-17 веках одна за другой следуют грамоты великих князей и царей московских приказчикам на Белоозеро об обережении пустыни. В 1941 году указом царя Михаила Федоровича Нилов скит был приписан к Кириллову монастырю. С конца 18 века в обыкновении стало посылать в пустынь монахов из других монастырей за неблагочинное поведение. Тридцать первого декабря 1850 года указом Синода, по прошению братии, Нило – Сорская пустынь была восстановлена в самостоятельную, как общежительный монастырь. В 1837 – 1842 годах были поставлены каменные кельи, вокруг монастыря устроили каменную ограду со Святыми вратами и башнями по углам. В 1842- 1854 годах вместо деревянных древних церквей Сретения и Иоанна Предтечи в пустыни возвели пятиглавый каменный собор, состоявший из теплой церкви Сретения с приделом Николая Чудотворца и холодной церкви Тихвинской Божьей Матери с приделами во имя апостолов Петра и Павла и преподобного Нила Сорского. В 1863-1867 годах над святыми вратами была возведена церковь Покрова Богоматери. В слове на освещение храма Покрова иеромонах Нил говорил, что храм сей превыше храма Соломона, ибо поставлен не богатством царей, а горстию неимущих в дебри ночи непроходимой. Нило – Сорский монастырь был закрыт в 1924 году. В последующем в монастыре находилась тюрьма.

С 1937 года на территории монастыря стал действовать Пустынский дом – интернат для престарелых и инвалидов. В 1963 году дом – интернат для престарелых и инвалидов был преобразован в Пустынский психоневрологический интернат.

Пустынский психоневрологический интернат расположен в лесисто-болотистой местности, связан с районным центром дорогой. Часть дороги, идущая от интерната в районный цент г. Кириллов лесом, протяженностью 8 километров, грунтовая. Другая часть – шоссейная дорога г. Кириллов- г. Белозерск (10 километров) с асфальтовым покрытием. Общая площадь, занимаемая интернатом, 4 гектара земли. Интернат мужской. В составе интерната имеются: 2 отделения для клиентов психоневрологического профиля.

Субтитры

«Написал писание душеполезное себе и о Господе братии моей присной, которые моего нрава. Так вот я именую вас, а не «ученики». Один у нас учитель — Господь Иисус Христос, Сын Божий». Преподобный Нил Сорский. Один из величайших подвижников в истории русского Православия. Таинственный лесной скит, уже в XIX веке превращенный в обычный монастырь, ставший сейчас пристанищем для пациентов психоневрологического интерната… Примерно в 1480 году по этому лесу шел инок Нил. Позади оставались зной и пыль Палестины, откуда он только что вернулся, почти десять лет проведя в скитаниях по ветхим восточным монастырям. Уже не помнились ему и Москва, где он родился, но только молитва и всеобъемлющее желание здесь, на Севере Руси устроить новую Северную Фиваиду, по образцу пустынников Афона, Египта и Святой земли. И вот, в 15 километрах от Кириллова монастыря, он поселился в уединенной заболоченной чаще. Поставил себе и своему духовному брату Иннокентию деревянные кельи и вместе они стали исполнять те правила, которым их учили на Афоне и в Палестинских монастырях. И как это обычно бывает, местные жители да и знавшие Нила монахи Кирилловой обители стали приходить к нему, кто за советом, кто просто послушать рассказы и размышления странного старца. «Поскольку многие благоговейные братья приходят ко мне, желая жительствовать у нас, а я многократно отказываю им (ибо грешный и неразумный я человек, и душою и телом немощный), отклоняемые же мною, не оставляют они меня в покое и не перестают докучать мне, отчего бывают у нас смущения, то рассудил я так: если есть воля Божия, чтобы они пришли к нам, подобает им знать предания святых, и хранить заповеди Божии, и исполнять предания святых отцов, а не выставлять отговорки, и не измышлять оправдания в грехах, и не говорить: ныне непосильно по Писанию жить и последовать святым отцам. Но хотя и немощны мы, а, сколько есть силы, нужно уподобляться и последовать приснопамятным и блаженным отцам, пусть и невозможно нам в равную меру с ними достигнуть». Еще больше удивлялись пришедшие, видя, что не хочет монах Нил ни земель, ни денег, ни дорогого церковного убранства. И даже поселился на болоте, не желая отнимать у кого-то земли. Вскоре вокруг Ниловой кельи стали селиться и другие иноки. Где построить еще одну келью? — Решали просто. Кидали вдаль со всей силы камень, куда упадет, там и следует поставить келью, чтобы не было между монахами праздного общения и лишь докричаться в случае особой нужды было возможно. А в середине пустыни монахи нанесли болотной земли, и построили на ней два деревянных храма — Сретения Господня и Иоанна Крестителя. Собирались они на службу два раза в неделю, в четверг и в воскресенье, остальное время проводя в работе на территории скита. Отлучаться из келий разрешалось лишь на работу и в храм. И с этими, сейчас не существующими храмами, связана одна удивительная история. Когда царь Иван Грозный, уже после смерти Нила Сорского побывал в его обители, увидев ее крайнюю бедность, повелел он построить в ней каменный храм за счет государевой казны. Но вдруг во сне царю явился сам преподобный Нил и воспретил Ивану нарушать бедность обители и не только строить храм, но и украшать его. На этом история двух храмов не закончилась, в середине XIX века весьма активный новый настоятель обители Никон решил заменить скитский устав Нила Сорского на обычный, общежительный, снести деревянные церкви и поставить каменный собор. Но это получилось у него не с первого раза — как только завершали строительство свода собора, он проламывался над тем местом, где был похоронен преподобный Нил Сорский. Борьба между духовностью и материальным, поиск тончайшего баланса между монашеским деланием и украшением обители и стала тем камнем преткновения, вопросом, ответ на который до конца не найден и сейчас. В наше время этот спор известен как спор между сторонниками святого Иосифа Волоцкого — иосифлянами и учениками Нила Сорского, которых прозвали нестяжателями. Впрочем, дадим слово обоим. «Ежедневную пищу и прочее нужное, что Господь и Пречистая Его Матерь для нас устроят, приобретали бы мы себе от праведных трудов своего рукоделия и работы.» «Писала ты к нам: «Пока у меня были деньги, я давала милостыню». Но ведь, госпожа, когда у тебя не будет, то Бог у тебя и не потребует» «Можно принимать немного милостыни от христолюбцев — необходимое, а не излишнее». «А если богатый даже пострижется в чернецы, а по средствам не дает, то его не велено поминать в том монастыре.» «Работающих у нас — если случится кто из мирских — не подобает должной платы лишать, но даже сверх нее надо подавать им с благословением и отпускать их с миром» «А что ты писала: «Дать двадцать рублей за семь лет — то грабеж, а не милостыня», — так это не грабеж, это мы с тобою заключаем добровольное соглашение, по воле твоей и по нашей, а если тебе угодно, то мы так и сделаем, а не угодно — не сделаем». В 1503 году, на Московском церковном соборе идеи Нила поддержал великий князь, но Троице-Сергиева лавра подняла бунт, доведший Ивана III до инсульта. И как-то незаметно решено было, что монастырям для выживания и земли иметь можно, и утварь церковная должна быть лучшего качества — ведь она принадлежит не человеку, а Божьему дому. Практичный и безэмоциональный подход иосифлян окончательно одержал верх. Скорее всего, предчувствуя это, преподобный Нил, вернувшись сюда, на речку Сору, записал свой устав монастырской жизни, прося братию беречь его и не отступать с этого пути. «Мысленная брань» — то есть мысленное сражение с соблазнами стало основой устава Нила Сорского. Человеческое существо, утратившее волю, разумное рассуждение о своих грехах — утрачивает саму суть человечества. Безумием называл преподобный желание разбогатеть и гордость за свои связи и положение. В мае 1508 года, спустя пять лет после московского собора, преподобный Нил почувствовал приближение своей смерти. Решив отдать последние указания братии, он пишет завещание. «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Завещаю же я о себе моим присным господам и братиям, которые моего нрава. Молю вас, повергните тело мое в пУстыни, да изъедят его звери и птицы. Потому что согрешило много, и не достойно погребения. А если такое не сотворите, то выкопайте ров на месте, где живем, со всяким бесчестием погребите мя… я старался по силе моей, чтобы не быть сподобленным никакой чести и славы ни в этом житии, ни по смерти. Молю же всех, да помолятся о душе моей грешной и прощения прошу от всех, и от меня прощение, Бог да простит всех». Почти во всех книгах на этом месте заканчивается завещание Нила. Но это не так. Его продолжение в последующие века вырезали, убрали, чтобы сделать образ преподобного идеально лишенным всяких земных забот… Но вот продолжение: «Крест большой, и что в нем камень Страстей Господних, так и те книжки, что писал сам, то о Господе моей братии. Кто будет терпеть на месте этом, потрудились бы службу по мне священную сотворить до 40 дней, о том очень прошу. Малые книжицы Иоанна Дамаскина и Ирмологион тоже здесь…» И здесь к нам возвращается настоящий Нил Сорский. Святой подвижник, стремлением которого было возрождение духовной чистоты внутри, в голове каждого из монахов. Старец, который перед смертью просил предать его забвению и хотел уйти из этого мира, подарив кому-то свои книги и утварь, которую привез из Палестины или сделал сам… К концу XVII века в бедном из принципа монастыре ветхие кельи покосились, скотный двор, погрязший в болоте, лежал в развалинах. Священник и три послушника — вот и вся братия. В середине XIX века все тот же деятельный настоятель Никон построил здесь собор, колокольню, настоятельский корпус, ограду с башнями, трапезную, новые кельи. В ноябре 1852 года игумен Никон принял схиму сменив имя на Нил. Он неожиданно оставил уже ставший благодаря его трудам обширным Нил-Сорский монастырь и… построил себе деревянную келью в пятидесяти саженях от него, в лесной и болотистой чаще. Не будь Иосифа Волоцкого, на Руси не было бы расцвета монастырской жизни. Не было того великолепия храмов, которое мы видим вокруг нас. Не было бы золоченых резных иконостасов, огромных монастырских стен и обширных библиотек. Но не будь у нас Нила Сорского, не было бы Северной Фиваиды, и может быть история Русского Православия была бы совсем иной.

3 декабря 2018 года социальное учреждение закрылось.
Последний пациент и весь персонал Пустынского психоневрологического интерната покинули территорию Нило-Сорской пустыни.

Настоятель Архиерейского подворья «Нило-Сорская пустынь» иеромонах Евфимий (Ершов), начал заниматься оформлением документов по передачи имущества, находящейся в областной собственности в собственность возрождаемой обители.

***

Нило-Сорская пустынь, основанная более 500 лет назад, расположена в лесном болотистом месте в 16 км. от Кирилло-Белозерского монастыря.

На протяжении этого времени она знала расцвет и упадок духовной и хозяйственной жизни. История монастыря тесно связана с личностью его основателя Нила Сорского (1433-1508), одного из основоположников нестяжательства.
Паломничество из стен Кирилло-Белозерского монастыря в Константинополь и на Афон убедило его в преимуществах «скитской», созерцательной жизни.

По возвращении, около 1480 г., он удалился на речку Сору, где и попытался воплотить свой идеал. «Ныне вдале от монастыря понеже благодатию Божиею обретох место, угодное моему разуму, занеже мирской чади маловходно», — писал преподобный Нил Сорский.

Каменный ансамбль Нило-Сорской пустыни сложился к 1870 г.

Мирная жизнь пустынских монахов закончилась в связи с революционными событиями в стране.
По одному из первых декретов Советской власти монастырская земля и постройки обители перешли в распоряжение местных органов власти.

19 мая 1918 года подкомиссия по принятию на учет монастырей Кирилловского уезда осмотрела «ценности» Нило-Сорской пустыни.
В газете «Известия» Кирилловского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов № 52 от 08.09.1918 года помещены статьи «Черные вороны» и «Сорские пустынножители», где описывается жизнь монахов в данный период: «В то время, когда беднейшее население г. Кириллова в буквальном смысле снова голодает и по несколько дней не видит крошки хлеба, там в Сорской пустыни, в 16 верстах от города, с благословения своего игумена черная свора бездельников и тунеядцев катается как сыр в масле, а пустынский скот даже кормится хлебом! Кроме того, пустынь сбывает излишки и запасы своих продуктов на сторону исключительно буржуазии, конечно, кто больше заплатит, и все это проделывается через ее игумена о. Илариона! недаром этот владыка зачастил к нам в город, и мы видим в последнее время на улицах Кириллова, расхаживающим со своим саквояжиком и заглядывающим из дома в дом нашей буржуазии. Пора положить конец этому и принять самые решительные меры против сорских черных воронов. А если действительно их игумен занимается еще и спекуляцией по сбыту продуктов, то в силу напечатанного в NM9 «Известий» декрета Совета Народных Комиссаров, его следует предать суду, дабы не было повадно и другим неунимающимся спекулянтам и мародерам Кирилловского уезда».

16 января 1919 г. была произведена опись ризницы, храмов и всего движимого и недвижимого имущества.
25 апреля 1919 г. братия монастыря, жители деревень Вогнемской волости (Жохова, Бутова, Ершова) и Ферапонтовской волости (Кузьминки, Великого двора, Бабичева) заключили соглашение с Вогнемским совдепом через его представителя Александра Лимонова, что приняли в бессрочное пользование монастырские храмы с богослужебными предметами на следующих условиях: 1) Беречь народное достояние и пользоваться им исключительно соответственно его назначению для удовлетворения религиозных потребностей; 2) Не допускать: — политических собраний, проповедей, раздачи книг, враждебных Советской власти; — совершения набатных тревог для созыва населения против Советской власти; но: 3) подчиняться всем распоряжениям местного совета относительно пользования колокольнями; 4) производить оплату всех текущих расходов из своих средств; 5) иметь у себя инвентарную книгу всего имущества, в которую вносить все вновь поступающее; 6) допускать беспрепятственно во вне богослужебное время уполномоченных Совдепа.

Религиозное сообщество несло материальную ответственность за пропажу и порчу имущества. За прямое нарушение договора или за непринятие всех мер к его исполнению оно подвергалось уголовной ответственности, по всей строгости революционных законов. Оговаривалось также, что соглашение могло быть расторгнуто Совдепом.

В сентябре 1919 года Кирилловский исполком, рассмотрев устав Нило-Сорской религиозной общины, ее зарегистрировал.
В 1923 году общину регистрирует Череповецкий губернский исполком, по описи 1919 года сделали оценку имущества — 142588 рублей.

Но 25 июля и 29 августа 1924 года Президиум Череповецкого губисполкома принял постановление о расторжении договора в числе других и с Нило-Сорской общиной. Поводом было нарушение договора, «выразившееся в публичном чествовании бывшего патриарха Тихона».

Губернскому отделу народного образования предложили меры к охране монастыря «ввиду археологической ценности церквей в нем». 20 сентября 1924 года Президиум Кирилловского исполкома принял решение о передаче церквей и имущества под охрану милиции волостного исполкома.

Вскоре в Нило-Сорской пустыни была размещена колония Кирилловского уездного исправительного дома.
1 февраля 1926 года на заседании Президиума Вогнемского исполкома его председатель Жарков поставил вопрос о хищениях церковных ценностей со стороны свободолишенных.

Волостной исполком обратился в уездный с просьбой изъять ценности для их сохранения. В ответ Кирилловский РИК предложил собрать все имущество в надежное помещение, особо ценное перевезти.

12 марта 1926 года исполком возбудил ходатайство перед Череповецким губисполкомом о полной ликвидации Нило-Сорской пустыни с передачей имущества в Госфонд, Главмузей и религиозным общинам. В это время монастырь находился на учете Главнауки.

8 августа 1927 года Президиум Череповецкого губисполкома с согласия Главнауки, принял решение о закрытии Нило-Сорского монастыря и о передаче его для культурных нужд населению Кирилловского уезда (до 1930 года здесь размещалась колония) в ведение Главнауки, «как исторический памятник», был оставлен Иоанно-Предтеченский скит со всем имуществом.

12 июля 1927 года Кирилловский музей, а с 1 октября 1927 года Череповецкий окрмузей сдал скит бывшим нило-сорским монахам без права богослужения в арендное пользование. Договор был подписан на два года (по 1 октября 1929 года) на следующих условиях: 1) арендаторы используют огород, мертвый инвентарь и жилое помещение; 2) выплачивают окрмузею арендную плату 100 рублей в год и амортизационную сумму; 3) текущий ремонт инвентаря и помещений производится за счет арендаторов, капитальный ремонт — в счет амортизационных сумм; 4) церковь и часовня не используются арендаторами, а только сданы им под охрану, арендаторы обязуются наблюдать за чистотой и порядком, предохранять от пыли и сырости, приют приезжающим экскурсантам; 5) все законы существующие, а также и могущие быть изданы обязательны для арендаторов; 6) к моменту оставления арендаторами зданий и огорода, здания должны быть в полной исправности, а огород — в окультивированном виде; 7) арендаторы обязаны нести все расходы по хозяйству, включая в том числе и государственные повинности и налоги, как существующие, так и те, которые будут введены; 8) окрмузей оставляет за собой право расторжения договора до срока. Все расходы по заключению договора — за счет арендаторов. Договор действовал по 1 октября 1930 г.

Монастырское имущество 12 июля 1927 г. было подразделено специальной комиссией по устному распоряжению представителя музейного отдела Главнауки Наркомпроса профессора Анисимова А. И., в первую очередь изъяли драгоценные вещи «немузейного значения»: — серебряную раку-ризу Нила Сорского — 8 кг; — серебряную ризу с Тихвинской иконы — 8 фунтов 34 золотника; — серебряную ризу со Смоленской иконы — около 4 кг; — 2 лампады по 800 г; — золотой нательный крест.

Эти немузейные вещи, а также церковные ткани из ризницы «музейного значения» (49 предметов) были переданы Кирилловским музеем в Череповецкий по акту 26 октября 1927 года. Часть немузейного имущества (на сумму 100 рублей) предполагалось реализовать на аукционе для покрытия расходов по перевозке.

Иконы и книги в драгоценных окладах, серебряные вещи поступили в Кирилловский музей в октябре 1934 года. Отдельные иконы были перевезены еще в августе 1932 года. Основное собрание монастырских икон, в том числе иконы XVII века Иоанно-Предтеченского иконостаса поступили по актам от 6 марта 1935 года и от 15 октября 1936 года.

Так называемые немузейные иконы и иконы III категории из церквей Сретения и Иоанна Предтечи (т. е. почти все нило-сорское собрание) были уничтожены по исключительному списку № 1 от 30 августа 1938 г.

В настоящее время Нило-Сорская пустынь представляет собой каменный архитектурный ансамбль середины XIX — начала XX в. и не имеет статуса памятника культуры.
Строения ветшают, медленно разрушаются.
Из монастырских построек сохранились: надвратная Покровская церковь; игуменский корпус; перестроенный Тихвинский собор; келейные корпуса, встроенные в стены монастыря.

У юго-восточного угла Тихвинского храма, в котором находилась столовая для пациентов интернатат, покоятся останки Нила-Сорского.

История Нила Сорского

Монастырские рукописи величают Нила «великим старцем», «скитоначальником». Он оставил потомкам бесценное наследие, письменно изложенное учение о совершенствовании духа во Христе. Из этого источника черпали токи богословия прославленные старцы – Паисий Величковский, Серафим Саровский, Оптинские старцы. На трудах преподобного Нила строил свое мировоззрение святитель Игнатий Брянчанинов.

Преподобный Нил Сорский, происходивший из дворянского рода Майковых, родился в 1433 году. Начало иноческой жизни положил в Кирилло-Белозерском монастыре. Спустя время, он вместе со своим учеником и сотрудником монахом Иннокентием отправился в паломничество по святым местам восточным. Несколько лет он провел на святой горе Афонской и в монастырях константинопольских.

Возвратясь на Русь в Кирилло-Белозерский монастырь, он срубил себе келью в 15 верстах от него в дикой глуши на берегу безвестной реки Сорки.

В скиту Нил завел строгие правила жизни братии, которая потянулась к нему: пропитание снискивать своим трудом, но не заниматься земледелием; не принимать милостыню, кроме крайней нужды; не покидать скита; в церкви не иметь никаких украшений из серебра, даже священные сосуды; здоровые и молодые должны утомлять тело постом, жаждой и трудом.

Преимущественный труд и подвиг скитского жития состоял в борьбе со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождался мир, в уме ясность, в сердце сокрушение и любовь.

Умирая, преподобный Нил просил своих учеников лишить его достойного погребения, о чем составил завещание. Со стороны старца это завещание служит выражением глубочайшего смирения пред Богом и людьми.

Он отошел ко Господу 7/20 мая 1508 г., в возрасте семидесяти пяти лет. И предсмертное желание великого ревнителя нищеты и смирения исполнилось: обитель его осталась одной из самых малолюдных и бедных на севере России.

Из завещания Нила Сорского: «К сему и еще аз недостойный Нил, моих присных господий и братий, иже суть моего нрава, молю: по скончании моем повергните тело мое в пусты¬ни, да изъядят е зверие и птицы, понеже согрешило есть Богу много, и недос¬тойно есть погребения. Аще ли сице не сотворите, то ископавше ров на месте, идеже живем, со всяким бесчестием погребите мя. Тщание бо и мне было то, елико по силе моей, да не сподоблен буду чести и славы века сего ни которыя, якоже в житии сем, тако и по смерти моей. Молю же всех, да помолятся о души моей грешней, и прощения прошу от всех, и от мене прощение да будет: Бог да прости всех нас».

Погребли преподобного на монастырском кладбище напротив алтаря храма, в холме, который насыпал сам Нил, нося в коробах землю, засыпая болото.

Царь Иван Грозный в 1569 году захотел воздвигнуть над могилой преподобного каменный храм. Тогда явился во сне царю сам Нил и запретил ему эту постройку.

Прошло несколько столетий, и в 1840-1842 годах возобновилась мысль о каменной церкви в честь преподобного Нила, но своды ее обрушились над самой ракой основателя обители.

Бра­тия, однако, не вняла предупреждению. На этом месте в первой половине XIX столетия был воздвигнут храм Тихвинской иконы Божией Матери. Внутри храма могила преподобного Нила была отмечена богатой ракой с красивейшей резной сенью.