Маньчжурия что посмотреть

Маньчжурия для чайников

Очень подробный отчет специального корреспондента «Пятницы» о первой в жизни поездке в Маньчжурию

До нынешнего января за границей я ни разу не была. В принципе, никаких глобальных препятствий для посещения других стран у меня не было — в «почтовом ящике» никогда не работала, хранителем государственных секретов не являюсь, военных тайн не знаю. Просто летом я наконец-то сподобилась оформить себе загранпаспорт. И хотя в голове у меня уже давно созрел длинный список стран, которые мне необходимо посетить, начать международные турне я решила с Маньчжурии. Цель поездки самая прозаичная — шопинг. Для тех, кто еще ни разу не был за границей и освоение мирового пространства собирается начать, как и я, с Маньчжурии, — мои впечатления и советы «чайника».

Как легко можно испортить настроение

В Китай я поехала в новогодние каникулы. Путешествовать решила на поезде — по моим предположениям, спина не выдержала бы 36-часовой переезд на автобусе.

Настроение в первые же минуты моей поездки испортила попутчица. Соседка по купе, подробно расспросив о стоимости моего тура (кстати, подобная бесцеремонность меня несколько покоробила), тут же заявила:

— Ты что, надеешься оправдать такую дорогую поездку?! Да ты знаешь, что там вещи стоят всего на 200 рублей дешевле, чем в Иркутске?!

Сама она «оправдать» надеялась, так как уже не первый раз везет вещи на продажу. В ее голове не укладывалось — как можно ехать только за вещами для себя и ничего не везти на продажу?! В моей голове не укладывалось само понятие «оправдать». Для меня поездка — это приятный шопинг (я ехала на шесть суток, поэтому времени было предостаточно) и приятный отдых (про отдых подробнее ниже).

Проглотив упрек, в дальнейшем разговоры на тему стоимости чего-либо я старалась не поддерживать.

Дорога

Купив прямой билет Иркутск — Забайкальск, все равно пришлось больше пяти часов ждать в Чите, пока наш вагон прицепят к другому составу. Обратный путь был и того хуже — шесть часов ожидания поезда в Забайкальске (не рассчитали правильно время — быстро прошли таможню), пересадка в Чите на другой поезд с девятичасовым ожиданием.

В Забайкальск наш поезд прибыл в семь утра. Толпы народа на вокзале несколько пугали. Человеческий поток двинулся через виадук к автобусам, ожидавшим туристов на привокзальной площади. Влилась в массу народа и я. Благополучно сев в автобус (о местах в нем позаботилась турфирма), в 8.30 мы уже подъехали к границе. Желающих попасть в Поднебесную было очень много — колонны автобусов растянулись длинной вереницей. Пока мы подъехали к таможенному терминалу, я уже успела вздремнуть и проголодаться. Сама процедура прохождения таможенного контроля много времени не заняла. А вот на нейтральной полосе простояли лишних полтора часа — когда подъехали к воротам, у китайцев как раз начался обед. В общей сложности пересечение границы у нас заняло семь часов. Для сравнения скажу, что те же самые процедуры на обратном пути заняли всего два часа.

Гостиница

В гостинице творилось вавилонское столпотворение — желающих оформиться было значительно больше, чем могли позволить себе ресурсы маньчжурского «Интуриста». Грязные после поезда и голодные после семичасового ожидания на границе иркутяне раздраженно выясняли у принимающей стороны, когда же наконец они могут занять свои номера. Не миновал психоз и меня. Представитель китайской турфирмы, которая на нашу группу из пяти человек бронировала номера, разводил руками:

— Надо подождать — еще не все выехали. А вы не могли бы пожить одни сутки в номере с другими? — обратился он ко мне.

Не знаю, что у меня случилось в этот момент с лицом, но первый же номер, который освободился, отдали мне. Еще в Иркутске я не один раз говорила в турфирме, что хочу жить одна, поэтому и оплатила полностью размещение в двухместном номере. Мою логику понять нетрудно — чем плохой сосед, лучше никакого. В общем, жить с незнакомым человеком я не хотела. Поэтому у меня и случился нервный тик после предложения о совместном проживании.

Остальных моих попутчиков также разместили в гостинице «Интурист», но в блоке «три звезды». Я же жила в четырехзвездочном номере. По отзывам земляков, номер им не понравился — постоянно засорялся унитаз, уборка в комнате была не каждый день. У меня тоже один раз утром отключили воду.

Еда

Китайская еда вкусная и дешевая. Очень невыгодно обедать одной — я никогда не могла доесть то, что заказала. Ужинали мы впятером. Заказывали много разных блюд — салаты и горячее по полпорции, чтобы успеть попробовать побольше разных яств. Обязательно нужно отведать «пекинской утки». На мой взгляд, один человек всю ее съесть не в состоянии, а вот для компании это очень подходящее блюдо. Цена на него в разных ресторанах колеблется от 88 до 120 юаней (курс — 1 к 3,4).

Из экзотических блюд попробовала лягушачьи лапки во фритюре. Очень вкусно, мясо по вкусу несколько напоминает куриное. Хотели заказать змею, но, видимо, на них был не сезон.

Понравилось и китайское пиво — приятное на вкус и не очень «пьяное» (в ресторане бутылка стоит 5-7 юаней). Десертом «бананы в карамели» сожгла и ободрала все небо — порцию, которую нужно съедать горячей, так и не смогла осилить до конца.

Еще очень понравился китайский бренди. Маленькая сувенирная бутылочка стоит всего 3 юаня (ее я употребила, чтобы снять стресс от упаковки многочисленных покупок), а большая (0,5 литра) — 7 юаней, то есть всего 25 рублей! А сколько удовольствия!

Не удержалась я от покупки домой экзотических фруктов. Уже когда отправилась в обратную дорогу, поняла, что в Маньчжурии я их не успела попробовать. В Иркутск в целости и сохранности удалось довезти манго (40 юаней за килограмм), личи (18 юаней) и маракуйю (7 юаней штука). Кстати, коробка киви (12 крупных штук) стоит всего 8 юаней. Практически в каждой гостинице на первом этаже есть небольшие продуктовые лавки, в которых в любое время суток можно купить необходимое.

Шопинг

Главное в шопинге — точно знать, что именно хочешь купить. Если покупаешь одежду не на себя, а для других членов семьи, необходимо захватить в дорогу нужные мерки. Поверьте, далеко не всем это приходит на ум.

Имея в голове приоритетный план покупок, начинаем с самых дорогостоящих. Не кидайтесь сразу к понравившимся вещам. В зависимости от времени пребывания постарайтесь рассчитать его так, чтобы в первые дни (или полдня) сделать анализ цен на однородные товары и убедиться в их качестве. Если вы уже купили то, что хотели, не стоит продолжать расспрашивать продавцов о цене на этот товар. Зачем расстраивать себя, если вдруг такая же вещь окажется дешевле, и понапрасну обнадеживать тружеников прилавка?..

Для себя я купила далеко не все, что хотела. Проблема с ростовкой и размером китайских вещей. С моим ростом 176 см и объемом бедер 50-го размера очень сложно подобрать что-то модное (бесформенные балахоны на рынках я не смотрела). Тем не менее я купила джинсы, вельветовые брюки, три кофты, блузку, пальто-пихору, куртку.

Отдельная тема — нижнее белье. Его в магазинах большое разнообразие. Правда, в некоторых отделах для покупателей висит объявление «Продавец не торгуется! Цены устанавливает фабрика!». Но даже без торга цены вполне радостные, бюстгальтер — 50-80 юаней, трусики — 30-50 юаней. Разве можно в отделе «Пальметты» на 800 рублей купить два красивейших бюстгальтера и пять трусиков?! Напомню, что это цены не рыночные, а фирменных магазинов. На «шанхайках» все гораздо дешевле.

Кстати, о рынках. По советам подруг, уже посетивших Маньчжурию, и по собственным наблюдениям делать покупки на вещевых рынках я бы не рекомендовала. Если вы настроены купить хорошую вещь, лучше идите в торговые центры и фирменные магазины. Таковых в Маньчжурии предостаточно. Здесь и продавцы вежливее, и товар более качественный. В плане экскурсии я все же зашла на один из рынков — хотела присмотреть детскую одежду. Ничего хорошего я не увидела, только время зря потеряла. Здесь в основном затариваются челноки. Продавцы постоянно меня спрашивали: «Сколько штук будешь брать?» Даже как-то неудобно было их разочаровывать, что мне нужен всего лишь один экземпляр.

Красота

Набегавшись по магазинам, не забудьте побаловать себя. К услугам приезжих круглосуточные косметические и массажные салоны, бани и бассейны. Перечень услуг большой, цены разные. После шопинга очень кстати вечерний массаж стоп (30-50 юаней), массаж лица с маской (в зависимости от косметики — 80-500 юаней), массаж спины.

Меня уговорили на процедуру, которую я назвала «пожар на спине». Сначала одноразовым молоточком с шипами в трех местах пустили кровь (звучит страшно, хотя совсем не больно). Потом на эти «раны» поставили огромные банки (больше наших стандартных). После этого на спину выложили какие-то маринованные грибы, накрыли все это несколькими рядами полотенец и… подожгли. Лежу я, ничего не вижу, что там на спине делается, только слышу, как на мне огонь полыхает. Потом пламя тушится, и снова все поджигается. Так раз пять. Уехала в твердой уверенности, что я подлечила остеохондроз.

О национальных особенностях

Во время путешествия две вещи меня коробили: одна касается китайцев, другая — русских.

Национальной особенностью китайцев является то, что они не сдерживают естественных реакций организма. Если им хочется рыгнуть, они это делают громко, раскатисто и с видимым удовольствием. Этот звук сопровождал меня все шесть дней в магазинах, ресторанах, фойе гостиницы и даже в массажном салоне. Еще они очень громко чавкают во время еды. Наверное, это умение вырабатывается с детства, потому что мне бы не удалось так звучно жевать. Чавканье также слышишь все время — в бутиках постоянно едят, щелкают семечки (к чавканью добавляются еще звуки расщелкивания), жуют жевательную резинку.

Еще у них отсутствует понятие интимного расстояния. Общеизвестно, что европейцы не подпускают к себе на короткое расстояние чужого человека. Ближе 50 см могут подойти только самые родные люди. В китайских магазинах стоит переступить порог, к тебе сзади буквально приклеивается продавец и идет за тобой по пятам. Дня через три я уже не обращала на них внимания.

Без всяких дурных намерений, а исключительно из доброжелательного расположения китайцы могут взять за руку, погладить. Я инстинктивно отдергивала руки и шарахалась, скорее всего обижая аборигенов своим поведением.

Что касается поведения русских, то меня очень коробило их откровенно хамское отношение к китайцам. Заходит какой-нибудь «крутой мэн» в бутик и начинает пальцы гнуть перед продавцами. Цену с порога сбивает на 90% и в случае естественного отказа начинает крыть матом. Вечером если на улице видишь орущих пьяных — это русские расслабляются. Очень неприятно наблюдать за недостойным поведением соотечественников.

Понятие «ресторан» в Маньчжурии

Любая забегаловка, где подают еду, у них носит гордое название «ресторан». Хотя ни сервировка, ни обслуживание, ни санитарное состояние помещения ничего общего с этим понятием не имеют. Зато практически во всех заведениях общепита по вечерам (начиная с 22 часов) звучат зажигательные русские хиты и проходит веселая дискотека. В популярных ресторанах (например, как в гостинице «Порт», что на Второй улице) хорошие места на вечер необходимо заказывать еще днем.

Центр торговли и перевозок

Город Маньчжурия, получивший статус приграничного более 10 лет назад и расположенный на северо-востоке автономного района Внутренняя Монголия в провинции Хэйлунцзян, возник в конце XIX века в связи с постройкой Харбинской железной дороги. В 50-е годы минувшего столетия Маньчжурия являлась главным транспортным узлом по приему грузов, которые Советский Союз направлял в Китай в годы восстановительного строительства. До сих пор в Маньчжурии существует советско-китайская улица, парк памяти советских воинов и дворец советско-китайской дружбы. На китайской стороне границы высятся «Ворота мира» с изображением взлетающих ввысь голубей.

В 1992 году с санкции Госсовета КНО Маньчжурия стала одним из первых в стране открытых приграничных городов. С этого момента в истории города открылась новая страница. В настоящее время Маньчжурия является крупнейшим в Китае сухопутным контрольно-пропускным пунктом и берет на себя более 60% наземных перевозок в рамках российско-китайской торговли.

Население Маньчжурии составляет 200 тысяч человек разных национальностей (более 20), в число которых входят не только китайцы, но и монголы, хальцы, корейцы, эвенки и другие.

Советы нужны

Один раз побывав за бугром, чувствую полное моральное право давать советы начинающим шопингистам.

  • Отправляясь в поездку, берите с собой минимум вещей. Во-первых — будет легче обратный путь. Во-вторых — всегда можно надеть купленные новые вещи.
  • Пригодится в дороге маникюрный набор. Когда начинаешь упаковывать вещи, идет массовая ломка ногтей.
  • Стоит захватить с собой сантиметр. Если покупаете одежду не на себя, не нужно полагаться «на глазок».
  • Пригодятся блокнот и ручка. Если будете отправлять вещи грузоперевозками, нужно будет составить опись имущества, находящегося в баулах.
  • Не оттянет руку минимальный аптечный набор.
  • А самое главное — настройтесь на позитив. Покупки делайте с удовольствием, тогда запас хорошего настроения останется еще на долгое время после возвращения.
  • После окончания трапезы нельзя оставлять палочки воткнутыми в пищу и тем более торчащими из чашки. Нельзя направлять на человека носик чайника.
  • Чаевые принято давать только носильщикам и за лечебный массаж в гостинице. В ресторанах и такси туристу обязательно дадут сдачу.
  • В отелях рекомендуется пользоваться сейфом для хранения документов, денег и драгоценностей. Если сейф в номере, уточните — можно ли пользоваться им бесплатно или за дополнительную плату. Не стоит носить все деньги с собой — в Китае, особенно в людных местах, развито мелкое воровство.

Цены на некоторые товары

Зависят от магазина и способности туриста договориться с продавцом

Одеяло из шелкопряда (2-спальное)

680 руб.

Подушка пуховая (90% пуха)

250 руб.

Халат банный (микрофибра)

300 руб.

Простынь махровая (2-спальная)

300 руб.

Плед флисовый (1,5-спальный)

70 руб.

Шуба (стриженый бобер)

15—25 тыс. руб.

Пихора с енотовым воротником

7 тыс. руб.

Пуховик (90% пуха)

1500 руб.

Джинсы (вышивка, стразы)

550 руб.

Джемпер (акрил)

300 руб.

Палантин

80 руб.

Сапоги зимние

1500 руб.

Сапоги осенние

1500 руб.

Мокасины

300 руб.

Сумка (прессованная кожа)

350 руб.

Сумка дорожная на колесиках

680 руб.

Сумка (натур. кожа)

1000—1500 руб.

Детские вещи

Ветровка (на флисе)

300 руб.

Сапоги демисезонные (натур. кожа)

700 руб.

Спортивный костюм (трикотаж)

200 руб.

Колготки (полушерст.)

35 руб.

Босоножки

100 руб.

Джемпер

200 руб.

Джинсы (вышивка, стразы)

300 руб.

История

В разные эпохи с древнейших времён нынешнюю местность города населяли различные племена. В их числе хунну, дунху, чжурчжэни, кидани, сяньби, монголы и другие. Со времён империи Цин река Аргунь стала разделителем территорий России и Китая.

В 1901 году в соответствии с Российско-Китайским договором было закончено строительство Китайско-Восточной железной дороги, которая связала автономную область Маньчжурия с Сибирью и Дальним Востоком. У границы возникла станция Маньчжурия, которая впоследствии выросла в город.

В 1909 году на этой территории был официально образован уезд Лубинь (胪滨县) провинции Хэйлунцзян. Рост населения на этой территории вызвал необходимость уточнения проведения границы; Цицикарский протокол 1911 года оставил эти земли за Китаем. После Синьхайской революции уезд Лубинь был упразднён.

В 1923 году уезд Лубинь был образован вновь. В 1931 году началась оккупация китайского Северо-Востока японцами, которые в 1932 году создали марионеточное государство Маньчжоу-го. В 1933 году власти Маньчжоу-го упразднили уезд Лубинь. В 1941 году Маньчжурия получила статус города, непосредственно подчинённого правительству провинции Синъань. После образования в 1949 году автономного района Внутренняя Монголия город Маньчжурия оказался в составе аймака Хуна (呼纳盟). В 1953 году восток Внутренней Монголии был выделен в особую административную единицу, а Маньчжурия была подчинена напрямую правительству автономного района. В 1954 году город вошёл в состав аймака Хулун-Буир, в 1969 году вместе с аймаком вошёл в состав провинции Хэйлунцзян, в 1979 году вместе с аймаком вернулся в состав Внутренней Монголии.

В 1992 году Маньчжурия становится городом открытой торговли. В связи с этим, в период с 1992 по 1997 год в строительство города было инвестировано 2 миллиарда долларов.

>Административно-территориальное деление

Городской уезд Маньчжурия делится на 1 район уездного подчинения и 11 уличных комитетов.

Транспорт

Железная дорога

Поскольку Маньчжурия является пограничным и таможенным пунктом, здесь находятся крупный грузовой железнодорожный терминал и пассажирский вокзал. Переход Манчжурия — Забайкальск связывает Биньчжоускую железную дорогу с Забайкальской железной дорогой.

Через Маньчжурию проходят грузовые и пассажирские поезда среднего и дальнего следования: Пекин—Москва, Пекин—Иркутск и другие. Также популярны туристские маршруты: Маньчжурия—Чита, Маньчжурия—Иркутск, Маньчжурия—Улан-Удэ.

Автомобильный транспорт

В Маньчжурии берёт начало автомагистраль общенационального значения Годао 301 и трасса S203.

Воздушный транспорт

Основная статья: Сицзяо (аэропорт)

В 2004 году в Маньчжурии был построен аэропорт с одной взлётно-посадочной полосой, который находится в 9 км от центра уезда. Это позволяет добраться до центра Маньчжурии всего за 10 минут. Поездка на такси обойдётся примерно в 30 юаней.

В 2009 году аэропорту присвоили статус международного. В связи с чем в Маньчжурию были открыты регулярные рейсы из Иркутска, Читы, Красноярска и Улан-Удэ.

>Общество

Образование

К 2015 году в Маньчжурии ожидается открытие Института Русского языка, который будет обучать китайских студентов.

Отрывок, характеризующий Маньчжурия (город)

Впереди пошел граф с Марьей Дмитриевной; потом графиня, которую повел гусарский полковник, нужный человек, с которым Николай должен был догонять полк. Анна Михайловна – с Шиншиным. Берг подал руку Вере. Улыбающаяся Жюли Карагина пошла с Николаем к столу. За ними шли еще другие пары, протянувшиеся по всей зале, и сзади всех по одиночке дети, гувернеры и гувернантки. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. Звуки домашней музыки графа заменились звуками ножей и вилок, говора гостей, тихих шагов официантов.
На одном конце стола во главе сидела графиня. Справа Марья Дмитриевна, слева Анна Михайловна и другие гостьи. На другом конце сидел граф, слева гусарский полковник, справа Шиншин и другие гости мужского пола. С одной стороны длинного стола молодежь постарше: Вера рядом с Бергом, Пьер рядом с Борисом; с другой стороны – дети, гувернеры и гувернантки. Граф из за хрусталя, бутылок и ваз с фруктами поглядывал на жену и ее высокий чепец с голубыми лентами и усердно подливал вина своим соседям, не забывая и себя. Графиня так же, из за ананасов, не забывая обязанности хозяйки, кидала значительные взгляды на мужа, которого лысина и лицо, казалось ей, своею краснотой резче отличались от седых волос. На дамском конце шло равномерное лепетанье; на мужском всё громче и громче слышались голоса, особенно гусарского полковника, который так много ел и пил, всё более и более краснея, что граф уже ставил его в пример другим гостям. Берг с нежной улыбкой говорил с Верой о том, что любовь есть чувство не земное, а небесное. Борис называл новому своему приятелю Пьеру бывших за столом гостей и переглядывался с Наташей, сидевшей против него. Пьер мало говорил, оглядывал новые лица и много ел. Начиная от двух супов, из которых он выбрал a la tortue, и кулебяки и до рябчиков он не пропускал ни одного блюда и ни одного вина, которое дворецкий в завернутой салфеткою бутылке таинственно высовывал из за плеча соседа, приговаривая или «дрей мадера», или «венгерское», или «рейнвейн». Он подставлял первую попавшуюся из четырех хрустальных, с вензелем графа, рюмок, стоявших перед каждым прибором, и пил с удовольствием, всё с более и более приятным видом поглядывая на гостей. Наташа, сидевшая против него, глядела на Бориса, как глядят девочки тринадцати лет на мальчика, с которым они в первый раз только что поцеловались и в которого они влюблены. Этот самый взгляд ее иногда обращался на Пьера, и ему под взглядом этой смешной, оживленной девочки хотелось смеяться самому, не зная чему.
Николай сидел далеко от Сони, подле Жюли Карагиной, и опять с той же невольной улыбкой что то говорил с ней. Соня улыбалась парадно, но, видимо, мучилась ревностью: то бледнела, то краснела и всеми силами прислушивалась к тому, что говорили между собою Николай и Жюли. Гувернантка беспокойно оглядывалась, как бы приготавливаясь к отпору, ежели бы кто вздумал обидеть детей. Гувернер немец старался запомнить вое роды кушаний, десертов и вин с тем, чтобы описать всё подробно в письме к домашним в Германию, и весьма обижался тем, что дворецкий, с завернутою в салфетку бутылкой, обносил его. Немец хмурился, старался показать вид, что он и не желал получить этого вина, но обижался потому, что никто не хотел понять, что вино нужно было ему не для того, чтобы утолить жажду, не из жадности, а из добросовестной любознательности.
На мужском конце стола разговор всё более и более оживлялся. Полковник рассказал, что манифест об объявлении войны уже вышел в Петербурге и что экземпляр, который он сам видел, доставлен ныне курьером главнокомандующему.
– И зачем нас нелегкая несет воевать с Бонапартом? – сказал Шиншин. – II a deja rabattu le caquet a l’Autriche. Je crains, que cette fois ce ne soit notre tour.
Полковник был плотный, высокий и сангвинический немец, очевидно, служака и патриот. Он обиделся словами Шиншина.
– А затэ м, мы лосты вый государ, – сказал он, выговаривая э вместо е и ъ вместо ь . – Затэм, что импэ ратор это знаэ т. Он в манифэ стэ сказал, что нэ можэ т смотрэт равнодушно на опасности, угрожающие России, и что бэ зопасност империи, достоинство ее и святост союзов , – сказал он, почему то особенно налегая на слово «союзов», как будто в этом была вся сущность дела.
И с свойственною ему непогрешимою, официальною памятью он повторил вступительные слова манифеста… «и желание, единственную и непременную цель государя составляющее: водворить в Европе на прочных основаниях мир – решили его двинуть ныне часть войска за границу и сделать к достижению „намерения сего новые усилия“.
– Вот зачэм, мы лосты вый государ, – заключил он, назидательно выпивая стакан вина и оглядываясь на графа за поощрением.
– Connaissez vous le proverbe: «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена», – сказал Шиншин, морщась и улыбаясь. – Cela nous convient a merveille. Уж на что Суворова – и того расколотили, a plate couture, а где y нас Суворовы теперь? Je vous demande un peu, – беспрестанно перескакивая с русского на французский язык, говорил он.
– Мы должны и драться до послэ днэ капли кров, – сказал полковник, ударяя по столу, – и умэ р р рэ т за своэ го импэ ратора, и тогда всэ й будэ т хорошо. А рассуждать как мо о ожно (он особенно вытянул голос на слове «можно»), как мо о ожно менше, – докончил он, опять обращаясь к графу. – Так старые гусары судим, вот и всё. А вы как судитэ , молодой человек и молодой гусар? – прибавил он, обращаясь к Николаю, который, услыхав, что дело шло о войне, оставил свою собеседницу и во все глаза смотрел и всеми ушами слушал полковника.
– Совершенно с вами согласен, – отвечал Николай, весь вспыхнув, вертя тарелку и переставляя стаканы с таким решительным и отчаянным видом, как будто в настоящую минуту он подвергался великой опасности, – я убежден, что русские должны умирать или побеждать, – сказал он, сам чувствуя так же, как и другие, после того как слово уже было сказано, что оно было слишком восторженно и напыщенно для настоящего случая и потому неловко.