Как избежать горной болезни?

Что такое горная болезнь?

Горная болезнь относится к видам высотной гипоксии, это состояние проявляется из-за недостатка кислорода при подъеме в горы. Большинство из нас живет на малых высотах относительно уровня моря. При подъеме на высоту более 2 тысяч метров, в организме могут происходить непредсказуемые процессы.

Чем больше высота, тем меньше атмосферное давление и парциальное давление кислорода в воздухе. Из-за этого в кровь поступает меньше кислорода, и весь организм в целом ощущает его нехватку. А ведь клеткам нужен кислород, причем ежесекундно. При подъеме на гору, с каждой пройденной сотней метров, кислорода поступает все меньше и меньше, организм испытывает гипоксию, — дыхание учащается, сон нарушается, ощущается упадок сил. Обычно спустя сутки организм привыкает к новым условиям и состояние стабилизируется. Но на адаптацию нужно время. К слову, на высоте чуть больше 5 тысяч метров в Андах даже есть поселения горных народов. Они привыкли к таким условиям, адаптировались к жизни в них и чувствуют себя отлично.

Как действовать при появлении симптомов горной болезни?

Как таковые лекарства от горной болезни не существуют. Все принимаемые препараты направлены на устранение симптомов. Легкие симптомы горной болезни не требуют медикаментозного лечения, они могут наблюдаться практически у всех, кто поднимается на большую высоту. При появлении нарушений работы желудочно-кишечного тракта можно выпить Имодиум или активированный уголь. Главное — следить за водным балансом и постоянно его восполнять.

При появлении головной боли нужно принять обезболивающее, например, Ибупрофен или Цитрамон. Высокую температуру сбивают Парацетамолом или другими жаропонижающими. При рвоте и тошноте можно принять противорвотный препарат – раствор Церукал. Важно обеспечить больному покой, дать ему отдохнуть.

При более серьезных симптомах помочь может только спуск вниз. Случается, что при тяжелой степени болезни требуется госпитализация пациента, но чаще всего симптомы проходят сами по себе спустя несколько часов после возвращения на привычную высоту. Независимо от стадии «горняшки», после спуска состояние здоровья улучшается.

История «горной» болезни. Диагноз: «Неизлечимо болен Арменией»

Я хожу по зимней Москве и всех радую своим отменным загаром. Знакомые удивляются: «Откуда ты такая? В Египет ездила? В Индию? В Таиланд?» А я ездила в Армению, в город Цахкадзор. И очень жалею, что это у меня не написано на лбу – я бы всем-всем-всем хотела бы рассказать о том, что главное, что я привезла из отпуска, это не сочный загар (который, кстати, скоро с меня начнет слезать), а настоящую, поселившуюся на всю жизнь в сердце, любовь – к горам. Даже точнее скажу – к армянским горам.

Вообще-то, это чувство зародилось во мне еще задолго до поездки – я много читала об Армении, слышала немало хороших отзывов от друзей-армян. Но по-настоящему я заболела «горной болезнью» тогда, когда увидела далеко внизу маленькие домики, верхушки деревьев и много-много снега. Тогда, когда стояла на горе Тегенис и у горизонта с одной стороны видела синеющую полосу озера Севан (которое местные между собой называют морем – такое оно большое), а с другой стороны в далекой дымке голубой Арарат.


Про «горных» людей

Ни я, ни моя подруга толком кататься не умели, однако ехали сюда с огромным желанием научиться – она на лыжах, я – на сноуборде. И, думаю, мало где можно было бы встретить такое внимание к катающимся, какое мы встретили в Цахкадзоре – на горе нашей нелегкой судьбе новичков не сочувствовал только ленивый. Сколько раз мою дорогую подругу вылавливали из «пропасти» – не счесть! Сколько раз меня собирали в кучу после приземления на пятую точку– пальцев не хватит посчитать! И что поразительно, с нами возились абсолютно бескорыстно – спасатели почли своей священной обязанностью поставить подругу на лыжи. Видимо просто не могли смотреть, как она «попой портит трассу». Мне тоже заботливо выдали шлем – чтоб «прическу не попортила». И даже, за что очень благодарна, составили компанию на 3-ую очередь – самый высокий склон, откуда нам страшно было бы одним спускаться и откуда потрясающе красивый вид на Арарат. Одним словом, мы, москвичи, ежедневно пихающиеся в метро и наступающие без извинений друг другу на ноги в автобусе, к такой заботе о незнакомых людях не привыкли. И потому были ей очень рады.

Вообще, склоны Тегениса – идеальное место для «чайников». Тут много некрутых трасс – хочешь повыше забирайся, хочешь — сиди в «лягушатнике». Скучно точно не будет. Есть прокат и прочие радости жизни. Найти инструктора – раз плюнуть, ведь в Цахкадзоре каждый с детства стоит на лыжах. Встречаются даже мастера спорта — мой Армен, например. Спасибо ему еще раз – если бы не он, я бы точно так и продолжала кататься на борде, как на «подоконнике» (это здесь такая шутка гуляет про «досочников» — дескать, последнее время в Цахкадзоре все чаще в домах пропадают подоконники).

С погодой нам очень повезло – за 7 дней и снежок выпадал, и солнышко светило. В последние дни нашего пребывания так пригревало, что казалось, будто это уже весна пришла. В один из таких безветренных солнечных дней с нами вновь (второй раз за эту неделю!) катался бывший президент Армении Роберт Кочарян. Простота, с какой он сюда приезжает и катается, меня поразила – ни единого ограничения в отношении других катающихся! Кочарян вел себя абсолютно не вызывающе – если б не сказали, кто это, я б и не узнала. Его тут все знают и всегда рады его приездам. Что забавно, наверное, от троих точно я слышала историю о том, как он учил президента кататься.

За неделю, проведенную здесь, я попала под бешенное обаяние «горных» людей. «Горные» люди – это те, что дни напролет проводят на горе. Узнать их легко – все они с неиссякаемым чувством юмора. И очень и очень загорелые. Правда, смуглые у них только те части тела, которые не прячутся под спортивными комбинезонами, шапками и очками. Как правило, это лицо. Как обещали местные, за двадцать дней здесь любой превратиться в такого «горца». Мне хватило недели, чтобы крепко обгореть.

Кстати, своими глазами видела мужчину в шортах – щеголял на подъемнике голыми волосатыми коленками. Весной, говорят, это в порядке вещей – кататься в шортах. Надеюсь, шутят.

А еще нам рассказывали, то ли шутя, то ли серьезно, что каждый год здесь принято выбирать королеву горы – после коронации ее торжественно везут вниз с самой вершины горы. В любом случае здесь любая женщина способна почувствовать себя королевой – спасибо знойному темпераменту армянских мужчин.

Кстати, забыла спросить, почему не выбирают короля горы? В моих глазах каждый мужчина, сносно владеющий лыжами или бордом, выглядел героем. А уж инструкторы — просто небожители! Единогласно решили с подругой, что все они эталоны: сильные, решительные, уверенные, терпеливые. Одним словом, покоряют воображение. Наверное, это «Синдром мужчины в форме» — любой мужчина в форме кажется супергероем. Знаю точно, что у нас с моей спутницей есть как минимум один повод для гордости – пусть даже мы не стали корефееями лыжного спорта (еще все впереди, ого-го!), зато мы вдохновили взяться за сноуборд одного хорошего парня — туриста из нашей гостиницы. Одним «горным» человеком больше.

Гостиница

Жили мы в «Доме писателей». Очень милая гостиница, так сказать «историческая» — во всем чувствуется дыхание советской эпохи. Как можно понять из названия, здесь отдыхают писатели и прочие литераторы. Так что вполне возможно, что за письменным столом, который стоял в нашем номере, была написана какая-нибудь книга, может даже не одна. По крайней мере обстановка в гостинице к этому располагает – все убранство строго выдержано в одном стиле – «советский ампир». Народу было не очень много, крайне редко можно было встретить кого-нибудь в коридоре. Так что все время нас не покидало ощущение того, что мы попали в один из рассказов Агаты Кристи – маленькая группка людей оказалась отрезанной от мира непогодой и посему заперта в стенах отеля. «Десять негритят». Или еще более зловеще — «Сияние».

Что очень удивило, так это столовая. Точнее, как там реагировали на то, что мы прогуляли ужин или проспали завтрак (а делали мы это частенько). Утром у меня спрашивали, почему же нас не было вчера вечером в столовой? В вопросе сквозило оскорбленное достоинство гостеприимной хозяйки – так моя мама обижается, когда гости отказываются есть пятый (6-ой, 8-ой, 15-ый) по счету кусок ее «обалденно вкусного пирога». Такой заботы о своих постояльцах я ни в одной гостинице еще не встречала.

Ну а в целом, в гостинице мы бывали редко – по сути, только ночевали. Мы же сюда не в номере приехали сидеть.

Гостеприимство

Я не открою Америки, сказав, что армяне очень гостеприимны. Да, да, это не миф. Причем все это делается от души, а не просто работа такая — с туристами возиться. «Если тебе будет хорошо, то и мне будет хорошо» — я слышала эту фразу от кого-то из наших армянских друзей и, кажется, не один раз. И пусть вам сто раз повторят, что работают себе в убыток, встречая и провожая скатертью самобранкой всех своих бесчисленных туристов из разных стран, все равно делают это с огромным удовольствием. И такая политика, на самом-то деле, помогает приобретать, не теряя – а все потому, что гостей тут иначе чем «друзья» не называют. Благодаря гостеприимству у Армении в два раз больше верных поклонников. И я отныне в их числе.


Развлечения

Вечером вся «развлекуха» концентрируется в гостиницах. Бильярд, настольный теннис, караоке и коньяк. Одним словом, или петь, или пить, или и то, и другое. Безусловным хитом всех дискотек и всех караоке-баров была песня с говорящим названием — «Кайфуем». По сложившейся традиции я почти из каждой поездки привожу «гимн страны», из Армении со мной приехала именно эта – пела ее еще недели две после возвращения: «Кайфуем, сегодня мы с тобой кайфуем»…

Кстати (или не очень), для меня было откровением, что каждый второй мужчина в Армении ходит на охоту. Услышав что-то вроде «Я охотился на медведя», особо удивляться не стоит – это дело вполне обычное, по крайней мере, для жителей Цахкадзора. Как говорят, они водятся на «диком» склоне горы Тегенис. Конечно, никаких медведей я не встречала, только сереньких кроликов, которые безмятежно пасутся вдоль дороги к канатке, но мне было достаточно познакомиться с людьми, для которых гигантские хищники – добыча. Наверное, причина этого «хобби» также кроется в армянском темпераменте: настоящий мужчина – всегда охотник.

Экскурсии

Ах, ах, ах, хотелось всего и сразу, но в неделе, как назло, только 7 дней, за которые можно успеть посмотреть далеко не все красоты Армении. Наверное, будь у нас хоть чуточку больше времени, мы все-таки успели бы съездить еще куда-нибудь. Но желание покорить гору завладело нами полностью, оторваться от катания было тяжело, поэтому на экскурсии осталось и того меньше — побывали только на Севане и на горячем источнике в поселке Анкаване.

Горячие источники – не ахти какое развлечение, но для людей, которые вечером много пьют, потом днем много катаются и снова вечером пьют, это отличный способ расслабиться и дать передышку ослабленному организму.

А вот на озере Севан очень красиво! Жаль, мало времени там провели, но и этого хватило, чтобы прочувствовать природную мощь этого места. Погода была неясная, предгрозовая, но это еще больше подчеркнуло величие Севана: ему хоть снег, хоть солнце — он был, есть и будет еще много-много лет. По крайней мере, именно такое складывается впечатление, глядя на воды этого озера. Мы были на полуострове Севан (который раньше был островом, но сейчас вода спала), где расположен монастырь Севанаванк.


О, вот она долгожданная армянская архитектура! Эта аскетичная красота полюбилась мне еще на фотографиях, а уж когда своими глазами увидела – просто дух захватило. Про хакчары — узорчатые, некоторые буро-рыжие, некоторые словно и не тронутые временем, надгробные камни – вообще молчу! Очень красиво! Говорят, в Армении нет ни одного одинакового хачкара, и я охотно этому верю.


Ереван

Дорога в Ереван мне показалась волшебной – меня обуяла дикая, спонтанная эйфория. Каждый незначительный холмик вызывал прилив глубокого к нему уважения. «Гора!..» — думала я, глядя на очередной пригорок… не горы, конечно, но зато их было так много, и все белоснежные!

Со столицей я познакомилась очень и очень поверхностно, всего и запомнилось, что здесь намного теплее, чем в Цахкадзоре. Ереван мне показался очень южным городом, впрочем, так оно и есть – уже в феврале здесь + 12, снега совсем нет, и девушки вовсю рассекают в коротких юбках. Дома в большинстве своем построены из одинакового камня – шероховатого серого туфа, много где можно увидеть декоративный виноград, карабкающийся по стенам вверх. Летом, наверное, это смотрится очень колоритно.

Обязательно надо побывать на вернисаже, особенно девушкам – столько серебряных украшений и по таким ценам мало где найдешь! У меня глаза разбегались, по ювелирным рядам я ходила, беспрерывно шепча «Хочу!». Хотя тут можно купить что угодно – от самоучителя армянского языка до сторожевой собаки. Одно жаль – нам толком не удалось поторговаться. Ах, как мне это занятие нравится! Но нас до этого ответственного дела не допустили – родственники моей подруги, благополучно доставившие нас из Цахкадзора в Ереван, сопровождали нас и на рынке, ибо считали, что без них тут нас обязательно обдурят. Кто знает, может быть, и обдурили бы.

Что еще? Ах да, любого человека – будь то гость столицы или коренной житель — постоянно сопровождает пристальное око священной для армян горы – Арарат. Его хорошо видно с разных точек города, хотя краше всего он со смотровой площадки – в хорошую погоду блеск ледяных покровов большого и малого Арарата виден на много километров вокруг. Как гласит легенда, пока на Арарате есть снег — пусть даже чуть-чуть и на самой вершине – все хорошо. А вот если на священной горе растает снег, наступит конец света. Именно поэтому многие ереванцы, проснувшись утром, первым делом бросают взгляд за окошко – как там, есть еще сугробы на вершине?

На коньячный завод мы так и не попали, да и под конец поездки не так уж и хотелось – при упоминании этого напитка я и моя подруга начинала нервно хихикать. Как говорится, хорошенького понемножку.

Кухня

Если меня спросят про особенности национальной кухни, то я вряд ли смогу ответить внятно. Одно могу сказать – ели много и очень вкусно. Отдельными картинками всплывает в памяти обалденный шашлык из какого-то цахкадзорского заведения, голубцы, приготовленные родственниками моей дорогой подруги специально к нашему приезду, сиг из севанского ресторана и много вкусной зелени и хлеба, которые всегда и везде подаются к столу. А больше толком ничего не могу рассказать. Потому что каждое застолье здесь – это пестро, шумно, сытно, от каждого голова кругом. Я умудрялась объесться даже яичницей в столовой нашей гостиницы.

Очень надеюсь, что когда я приеду в следующий раз в Армению, то мне удастся осуществить зародившуюся в эту поездку мечту – посидеть в теплой дружеской компании, попивая коньяк и закусывая его персиком. Именно так – коньяк и персик. Говорят, очень вкусно.

Эх, ну а коньяк… Его тут пьют, как чай – в таких же количествах. Непьющим, конечно, тяжело было бы в Армении…
А еще можно запросто пить воду прямо из-под крана – она родниковая.

Расставались мы с Арменией 13 февраля — в армянский день всех влюбленных. Возможно, именно поэтому моя любовь к этой удивительной стране такая крепкая – буду любить ее даже на расстоянии, не переставая мечтать о скорой встрече.

Вот вкратце то, что я могу рассказать о моей поездке. Прошу прощения за мой дилетантский взгляд на катание, но может и отчет «чайника» будет кому-то интересен. Если остались вопросы, с удовольствием отвечу.

Даты поездки: февраль 2009

Дарья Майорова

Вверх таких не берут: почему в горах часто болит голова

Если тебе предстоит поездка в горы, обязательно прочитай это!

Пребывание на большой высоте может плохо сказаться на твоем самочувствии — такие выводы подтвердила на ежегодной конференции Американская остеопатическая ассоциация.

Подобный эффект обусловлен высотной болезнью, и виной ей гипоксия или, иначе говоря, кислородное голодание, наступающее при подъеме выше 2000 метров над уровнем моря.

«На самом деле кислорода в горном воздухе ничуть не меньше, чем в любом другом, — отмечает Мелисса Тэйбор, директор Колледжа остеопатической медицины при Университете Нова Саут-Истерн. — Однако организм, оказавшийся в непривычной обстановке (сухой воздух плюс низкое атмосферное давление), не может получать его в том же объеме, что на малых высотах».

«Первым признаком высотной болезни является головная боль, — утверждает Тэйбор. – Вслед за ней ты можешь ощутить дурноту и головокружение; кроме того, в списке распространенных симптомов — рвота и проблемы со сном».

Как быть

Предотвратить высотную болезнь традиционно проще и быстрее, чем вылечить:

  • Дай себе день-другой на акклиматизацию: просто отсидись в номере или палатке, пересмотри наш — и не вздумай вставать на лыжи. Как ты знаешь, организму при физических нагрузках требуется больше кислорода — а его и так будет в обрез.
  • Если впереди долгий подъем, а ты знаешь о своей склонности к высотной болезни, поднимайся постепенно — не больше 400 метров за сутки.
  • Измеряй свои показатели: к твоим услугам все «умные браслеты», собирающие биометрическую информацию, кардиотрекеры, аппараты измерения давления и проч. Поймешь, что организм в норме — можешь идти на склон.
  • Накануне отъезда убедись, что обзавелся всеми необходимыми медикаментами на случай вышеупомянутых симптомов.

Кстати, отнюдь не факт, что высотная болезнь тебя настигнет. В группе риска — подростки, люди, живущие в низине, и те, кто рвется к вершине слишком быстро. Впрочем, даже если это к тебе не относится, перестраховаться в любом случае не помешает — последствия острой фазы горной болезни, мягко говоря, не из приятных: от отека легких, сопровождаемого внутренними кровотечениями, до летального исхода.

Однако не переживай: люди и в 70 Эверест покоряли. Кроме того, есть и хорошие новости: как правило, симптомы высотной болезни дают о себе знать в промежутке между шестью и двенадцатью часами пребывания на высоте, так что, если не заметил их за первые полдня, можешь расслабиться — до следующего восхождения.