Город призрак вароша Кипр

Вароша – это район города Фамагуста. В шестидесятых-семидесятых годах это был самый популярный курорт Кипра и одно из популярнейших мест отдыха во всем Средиземноморье. Пляж длиной в 4 километра был застроен новенькими отелями, самыми шикарными и современными на тот момент. Здесь были ночные клубы, магазины, рынки, дорогие частные виллы.
Но наступил 1974-й год, на Кипре произошел военный переворот, совершенный греческими националистами, мечтающими о воссоединении с метрополией, в ответ на него турецкая армия высадилась на острове и заняла северо-восточную его часть. В том числе, под турецкую оккупацию попала и Вароша. Греческое население в спешке покинуло этот район, оставив внутри вещи, мебель, все-все-все, нажитое непосильным трудом. Тогда им казалось, что они вернутся сюда через несколько дней. Но прошло уже 37 лет, а город так и стоит пустым.
Турецкая армия оцепила его, обнесла забором и установила по периметру пункты наблюдения. Кроме того, внутри есть и ООНовские посты. В общем, сотни людей непонятно зачем охраняют абсолютно пустой город.
В последнее время появляются планы по передачи Вароши греческой стороне для реанимации здесь курорта мирового уровня с условием, что большинство рабочих мест там достанется туркам-киприотам. Впрочем, пока что это лишь планы, и когда начнется их реализация, неизвестно.
А сейчас же внутри этого района таки работает один отель. В нем находится дом отдыха для офицеров турецкой армии.
В Интернете ходят рассказы, будто жизнь в Вароше застыла в 1974-м году, что в тамошних отельных номерах и комнатах частных домов до сих пор стоит мебель, магазины полны товаров, а на столах стоят тарелки с едой, оставленные бегущими в панике греками во время войны.
Но это все совершенно не соответствует действительности. Вернее, все это было так, но в 1977-м году, через 3 года после турецкого вторжения, когда в Вароше побывал шведский журналист Ян Олаф Бенгтсон, слова из статьи которого до сих пор цитируются на многих сайтах и во многих отчетах.
Но на тридцать с лишним лет все сильно изменилось. Сейчас Вароша абсолютно пустынна. Все, что можно было оттуда вывезти, все было вывезено. Причем, как турецкими военными, так и бывшим греческим населением района (мало кто знает, но бывшим жителям разрешено бывать время от времени внутри).
Надо сказать, что город-призрак Вароша не ограничивается забором с предупреждающими знаками на нем. Заброшенные в 1974-м году дома обнаруживаются еще на подходе к нему, они окружают район, как спутники окружают планету. Причем, совершенно непонятно, почему один дом заброшен, а другой – нет. Дело ведь не только в праве собственности (турецкое население в 1974-м провело множество самозахватов жилых и административных зданий).
Отдельно стоящее заброшенное офисное здание
Большинство окрестностей Вароши выглядит весьма непрезентабельно. Впрочем, бывает и наоборот. К примеру, вышли мы к забору этого района по оживленной городской улице с административными и офисными зданиями на ней. Шли-шли и вдруг обратили внимание, что за круговой развязкой впереди уже видны дома с пустыми окнами и забор.

Вот она – Вароша! Здравствуй, милая!
Дальше идем уже вдоль забора.
А делать это нелегко! Забор сильно петляет. Иногда он огибает здания и целые кварталы жилых домов, зубами впивающихся в тело мертвого города.
С 1974-го года тут выросло уже два поколения людей, для которых такое положение вещей – это обыденность, которые привыкли вообще не смотреть по ту сторону забора, игнорируя существование мертвого сиамского близнеца их родной Фамагусты. Поэтому наше появление на этих совсем не туристических улицах вызывает интерес. Правда, молчаливый. Люди украдкой пялятся в нашу сторону, стараясь не выдавать свое любопытство, и пожимают плечами, совершенно не понимая, что мы тут забыли.
Я уже говорил: все, что можно было вывезти с территории района, все было вывезено. Но это нельзя сказать о прилегающих территориях. Тут на улицах полно полусгнивших машин, которые последний раз двигались с места в пресловутом 1974-м году. А в одном из переулков нам посчастливилось обнаружить несколько ящиков с пустыми бутылками из-под заграничной газировки, стоящих на месте вот уже 37 лет.
Некоторые коллекционеры руку бы себе отгрызли за этот клад, а тут никому нет до них дела. Бутылки давно заполнились дождевой водой. А некоторых напитков, этикетки от которых наклеены на тару, уже вообще не существует!
— Какой хлипенький забор. – Говорит мне Сторм. – Спокойно можно перепрыгнуть.
Но прыгать не пришлось. В одном из тупиков, возле каких-то складов я обнаруживаю приличных размеров щель между прутьями забора.
— Полезли! – Предлагаю я Сторму и Фомке, но те почему-то отказываются.
Ок! Снимаю с себя сумку и лезу в щель сам.
От щели этой вглубь квартала уходит едва заметная тропинка.
Вообще в Интернете есть несколько фото и видеорепортажей от сталкеров, сумевших прогуляться по улицам Вароши. Видимо, я обнаружил как раз один из входов внутрь, которыми они пользуются.
Самому идти дальше боязно, я не знаю ни правил поведения тут, ни безопасных троп, вообще ничего не знаю. Поэтому я делаю фото на память и возвращаюсь на «большую землю».
Задача выполнена! Я был в Вароше!
Для заметки. К счастью, я не рискнул пойти дальше. По приезду я нашел место моего проникновения в Варошу на Google Earth и обнаружил, что в ста метрах от «моей» дырки в заборе находится главный въезд в этот город-призрак. А там вооруженные солдаты. Вот бы я на них наскочил! Смеху было бы…
Через каких-то десять минут мы выйдем по городской улице как раз к этому посту. Я подойду прямо к блиндажам с вооруженными автоматами солдатами, мы пересечемся взглядами, я с минуту порассматриваю улицу, перегороженную шлагбаумом, уходящую внутрь района, развернусь и пойду дальше вдоль забора.
Еще через пять минут мы выйдем на центральный стадион Фамагусты, находящейся у самой окраины мертвого города.
Собор на заднем фоне, несмотря на хороший внешний вид, находится уже на огороженной территории
Мы пройходим сквозь стадион и оказываемся в зоне прямой видимости от знаменитого пляжа Palm Beach. Отсюда уже видны три высотки у самого берега моря, некогда бывшие отелями, а сейчас являющиеся «визитной карточкой» Вароши. Их изображение тиражируется во всех статьях, посвященных этому удивительному месту.

Сам Palm Beach Hotel сейчас находится на реконструкции. Впрочем, пляж у его подножия вполне доступен для посетителей. Тут есть современные лежаки, душ, раздевалка, кафе. И все это прямо возле забора, за которым стоят пустые отели.
Но сначала мы идем не на сам пляж, а на старый полуразрушенный пирс, выдающийся из него в море.
На пирсе уже есть с десяток человек. Преимущественно, местных. Все они фотографируются на фоне моря. Нам же на море пока что начхать. Мы фотографируемся на фоне уходящих вдаль заброшенных отелей, выстроившихся в ряд вдоль берега.
— Ого! – Говорит Сторм, увидев открывшуюся с пирса панораму. Он-то знал о Вароше только то, что этот район существует. И наши прогулки вдоль забора с одно-двухэтажными домиками по ту сторону не сильно его вдохновили. А тут такое зрелище!
Мы спускаемся с пирса на пляж. Пора бы снова покупаться в море. Тем более, такая красота вокруг!
На пляже я краем уха слышу русскую речь. Судя по акценту, московскую. Подхожу к ним, здороваюсь, спрашиваю, платили ли они за лежак, а, если да, то сколько.
— Два евро. – Отвечают москвичи. Теперь ясно, на какие деньги на пляже поддерживается инфраструктура.
Нет! Никаких лежаков! Обоснуемся на песке.
Ах, какой там песок! Мелкий, чистый, приятный на ощупь. Теперь понятно, почему этот курорт был таким популярным в свое время. С таким-то замечательным песком! Читал в Интернете, что песок тут один из самых лучших на всем побережье Средиземного Моря.
Искупавшись, иду по берегу до самого забора, перегораживающего пляж перпендикулярно воде и отделяющего живой город от мертвого. Над забором этим возвышается сторожевой пункт турецкой армии.
Я рассматриваю разрушенные здания по ту сторону забора, размытый пляж и берег, поглядываю на будку, прикидывая, следит ли кто-нибудь сейчас за мной. Вроде никто.
Но эта безмятежная тишина прекращается тогда, когда к забору подходят двое чешский парней и пытаются сделать пару снимков.
— Не фотографировать! – Кричит внезапно появившийся в окне наблюдательного пункта человек в военной форме. Чехи спешиваются и быстро уходят.
— А почему не фотографировать? – Вмешиваюсь я. – В Интернете ведь полно фотографий Вароши.
— Тогда зачем вам еще одна? – Невозмутимо парирует меня солдат.
Я возвращаюсь к своим друзьям. Мы еще некоторое время нежимся в лучах заходящего солнца, фотографируемся на фоне мертвых гостиничных корпусов, затем собираемся и идем смотреть Старый Город Фамагусты, пока еще светло. Вчера ведь нам не удалось это сделать!
Другие отчеты серии:
День 1. Прибытие в Стамбул
День 2. Formula 1
День 3. Туда-сюда по Стамбулу
День 4. Разделенная Никосия
Город-призрак Вароша
День 5. Фамагуста, развалины Саламиса, город-призрак Вароша
День 6. Кирения – город-курорт, город турецкой славы
День 7. Антакья-Антиохия. Город крестоносцев и первых христиан
День 8. Каппадокия, самое красивое место на Земле! Или одно из них
День 9. Каппадокия продолжается!
День 10. Еще немного Каппадокии, как мы оказались в Анкаре
День 11. Анкара
День 12. Измир, древний город Эфес
День 13. Измир, возвращение в Стамбул

День 14. Стамбул, острова Адалары, путь домой
Tags: Кипр, путешествия

Государственный переворот

В 1974 году Фамагусту захватили турки. Не только этот город перешел под их юрисдикцию. Через некоторое время вся северная часть острова была турецкой. В результате возник Северный Кипр – государство, не признанное в мире. Однако это не мешает существовать Северному Кипру и сейчас, спустя много времени. И на острове совершенно спокойная обстановка для туристов. Они даже могут посетить обе части острова – республику Кипр и непризнанное государство. Правда, для этого придется пересекать буферную зону по определенным правилам. Частично (а может быть, и полностью) такой порядок поддерживается благодаря войскам ООН, которые контролирую буферную зону.

Но вернемся к событиям 1974 года. Турки, захватив Фамагусту, оцепили район Вароши и предписали жителям освободить район в течение суток. Правда, часть жителей Вароши сбежала на юг острова и в другие страны чуть раньше, когда начались бомбардировки с турецкой стороны. Тем не менее район быстро опустел. Многие жители, а почти все они были этническими греками, надеялись, что военный конфликт скоро закончится и они вернутся обратно. Поэтому многие семьи уходили налегке, оставив свое имущество. Но эти надежды не сбылись, и турки прочно обосновались в северной части Кипра.

Возможно, сначала район действительно охраняли, не допуская мародерства. Однако потом турецкие солдаты начали вывозить чужое имущество. К ним присоединились и жители Фамагусты, приветствовавшие новое правительство, по большей части, это были этнические турки. В общем, через несколько лет фешенебельный район был разграблен и обветшал. Сейчас Вароша контролируется армией Северного Кипра и войсками ООН. Район обнесен забором и охраняется солдатами.

Можно ли посмотреть город-призрак?


Вароша на Кипре могла бы стать отличным аттракционом для туристов, как Припять (Чернобыльская зона) или Фукусима в Японии. И даже лучше, потому что в Вароше нет никакой радиационной опасности. Заброшенные урбанистические ландшафты нравятся многим туристам. Но в сам район попасть официально нельзя, он охраняется. На заборе, отделяющем другие районы Фамагусты от Вароши, висят предупреждающие таблички о запретной зоне.

Однако фото города-призрака Вароши время от времени появляются в СМИ и интернете. Его посещают:

  • журналисты (редко власти пускают их на территорию и еще реже разрешают фотографировать),
  • сталкеры (нелегальные посетители, находящие лазейки в ограждении, или (по некоторым сведениям) сумевшие подкупить охранников).


Настоятельно не советуем пытаться проникнуть на территорию Вароши, так как солдаты турецкой армии вооружены и вправе применить оружие. Его даже нельзя фотографировать, стоя за забором. Но можно сделать снимки с побережья, куда открыт доступ. Даже оттуда заброшенные высотные здания с пустыми глазницами окон производят жуткое впечатление.

Возможно, когда-нибудь власти Северного Кипра поймут, какую выгоду можно извлечь из посещения туристами города-призрака. И организуют туда экскурсии. А пока можно посмотреть на него издалека или на фото, которые сделаны счастливчиками, побывавшими внутри Вароши.

Обзор

Сумма всех оценок статьи:

Спросите меня, каким макаром очутилась на Кипре? И что я забыла на курорте в декабре? Как бы случайно судьба занесла 🙂 Отдыхала себе в Белграде, как оказалась в тепле, на острове в Средиземном море. Въезд сюда безвизовый, в паспорт турки-киприоты печати не ставят, только на отдельную бумажку. На греческий Кипр я не ездила, визы нет, да и всего сюда на 3 дня прилетела… Зато побывала в Левкоше, где проходит граница двух частей Кипра, и погуляла по ничейной буферной зоне. За моими передвижениями онлайн следите лучше в Инстаграме, а длинные отчет в ЖЖ будут позже..
Конечно, есть масса наблюдений, сравнений турецкого Кипра с Черногорией. Но первым делом расскажу о Фамагусте, а вернее о части города — знаменитом некогда курорте Вароша. Сейчас это город-призрак. Мое ощущение от него было таким — «Я в Чернобыль попала?» 4 км побережья — заброшенный курорт, виной всему война 74 года между турками и греками-киприотами. Сейчас контроль принадлежит турецкой армии и ООН.

Вароша — это квартал в г. Фамагутса (на карте). До турецкого вторжения он был популярным туристическим местом, его сравнивали с Монте-Карло, сюда приезжали отдыхать голливудские звезды. А теперь тут полуразрушенные отели, частные квартиры, пострадавшие от мародеров, брошенные автомобили в гаражах и т.д.

Мы взяли экскурсовода на авто, чтобы прокатила по достопримечательностям. Я жгла всю дорогу 🙂
— Сколько у вас публичных домов? За сколько денег можно выкупить девушку навсегда? Покажите мне публичные дома, когда будем проезжать мимо.
— Их 39. Все девочки работают по разрешениям, все тут цивильно и по закону….
— Первое, что меня интересует в экскурсии — мертвый город, остальное — второстепенно. Я хочу попасть за колючую проволоку
— Это нереально. Нужно разрешение. Там стоит армия.
— Мне все равно. Должен быть проход.

Она потом призналась, что я первая в ее 12-летнем опыте работы в туризме, кто просит показать такие странные места. Мне ее было жаль еще до поездки 🙂 Потом я ей призналась, что мы эмигранты из Черногории, тоже работаем в туризме, и стала обсуждать наши общие проблемы. Ей стало немного легче, но когда повела в Варошу, все извинялась, что не могла близко паркануть авто, что ведет нас долго пешком из Фамагусты.
— Вы что ли не видите? Я НЕ на каблуках. Я знала, куда иду, и мне не в облом прогуляться.
— Не фотографируйте военных с автоматами. Вас попросят стереть фото.
— Ок, — отвечаю я. И снова достаю Айфон. Ну у меня ж не супер аппарат с объективом, никто и не поймет, что я делаю с телефоном.
Как раз на том полуостровке с домиком ходил солдат с автоматом, косившийся внашу сторону.

В 1970-х годах Фамагуста была основным туристическом центром на Кипре. Среди звёзд, которые его посетили, были Элизабет Тейлор, Ричард Бартон, Ракель Уэлч и Брижит Бардо.

Тут действительно потрясающие песчаные пляжи. Мне чем-то напомнили Велику плажу за Ульцинем в Черногории.

А сейчас на Северном Кипре повсюду военные объекты и 50-тысячная армия. Зрелище странное, учитывая 1,5 миллионный приток туристов в год, как в Черногории. Но у нас то нет пугающих людей в форме на военных машинах.

Слышала истории от местных, как люди венчались, улетали в медовый месяц, возвращались — а домой уже не пускают! Владельцы отелей остались вмиг без бизнеса…

Когда находишься в центре Фамагусты, видишь живой город, кафе, туристов. Только отъезжаешь к пляжу, начинается трэш.
15 августа 1974 г турецкая арми вторглась в Фамагусту. Греческие жители процветающего курорта Вароша бежали от турецких оккупантов, оставляя все, как есть: немытые тарелки на столе, развешенное белье на веревках, крутые тачки в гаражах. Опустел, онемел 16-ти тысячный городок, как будто и не было его на восточном побережье Кипра.
Теперь это памятник гражданской войне. За колючую проволоку попасть почти нереально. Местных жителей пускают раз в год забрать личные вещи, посмотреть на жилье.
Когда идешь вдоль моря в Варошу, людей на улицах встречается немного.
Забавно, как турки не убрали еще надписи на греческом. А может и специально для редких индивидумов оставили.
В этих белых высотках ждивут военные. А вдалеке виднеется синий отель Palm Beach, он работает как казино и гостинница.
Мы видели много людей, выходщих оттуда. Может конференция была, может из казино выходили… За его стенами заканчивается всякая жизнь и начинается 4 км мертвой тишины.
Представляю мысли отдыхающих, плескающихся в этом бассейне с удручающей панорамой.
Хотя не все так грустно тут. Есть даже уличные кафе, на первом этаже того белого здания — тренажерный зал. Так что в 100 метрах от Вароши жизнь идет в обычном ритме. Ведь в Фамагусте учится 40 000 студентов, они + военные стали неким заменителем туристов.
Люди также рожают детей, только вот повенчаться в соседнем православном или католическом храме не удасться — они заброшены.
По резолюции 550 Совета безопасности ООН, принятой в 1984: «Попытки заселения любой части квартала Вароша кем-либо, кроме ее жителей, недопустимы». Вот так она и остается заброшенной. Турки поставили свой и киприотский флаги на пляже и навряд ли пойдут на мировую с соседями греко-киприотами, у которых тоже есть часть города Фамагуста.
А этот апендикс, некогда фешенебельный курорт, как напоминание истории 40-летней давности.
Вдалеке — длинное здание, сразу за ним начинается греческий Кипр. Недавно лидер турко-киприотов предлагал вернуть курортный город. Тогда не согласились греко-киприоты. Теперь они готовы забрать Варошу, однако турко-киприоты требуют в обмен на город-призрак разрешение на ведение прямой торговли со всеми странами-членами Евросоюза.
Ранее тут было 109 отелей на 11 тысяч мест. Часть гостиничных комплексов Вароши до сих пор юридически является частной собственностью граждан из 20 стран мира. Один из отелей начал работу всего за 3 дня до трагических событий. По мнению кипрских экономистов, недвижимое имущество Вароши (отели, виллы, земельные участки) можно оценить в 2 миллиарда фунтов
Какое-то философское это место. Наводит не то чтобы страх, а скорее недоумение, зачем 40 лет людей не пускают в свой дом, зачем было гробить шикарный курорт… Да, это политика, понимаю.
Не будем о грустном! Я уже в прекрасном Стамбуле, где солнечно и вкусно 🙂