Еврейское кладбище Прага

Старое еврейское кладбище — самое таинственное место в Праге

А сейчас идем уже на само кладбище! Надгробные камни здесь густо прижимаются друг к другу. Это потому, что территорию кладбища в течение 350 лет, когда здесь погребалось, уже не было куда расширять, и поэтому мертвых было нужно погребать друг на друга. Из-за экономии места погребалось в большинстве случаев без гроба на глубину не менее 56 см. Старый надгробный камень затем всегда был приподнят. Семьи не похоронены вместе, потому что всегда хоронили там, где было место. Старые гробы не разрешалось нарушать, поэтому мы никогда не узнаем, если здесь есть 3, 4, или, может быть, даже 12 погребальных слоев, как говорится. В общей сложности здесь насчитывается 12 000 надгробных камней, но похорон здесь было намного больше.

На надгробных камнях находятся надписи на иврите, старейшие представляют собой или простые прямоугольники или же заканчиваются щитом или аркой. Совсем самое старое, до сих пор не прочитанное, надгробие датируется 1439 годом и принадлежит ученому поэту Авигдору Каре, сыну Исаака. Ренессансные надгробия уже были более украшены, а с 1600 года начинают появляться тумбы (саркофаги). Но гроба в них нет, он находится под ними в земле. Кроме того, более новые надгробия имеют изображения символов, которые выражали принадлежность мертвого к определенной семье или его земную задачу или общественное положение. Внимательно смотрите, вы увидите чайник, льва, волка, виноград или кедровую шишку …

Обязательно обратите также внимание на надгробия, расположенные на внутренней стене, которые были на более старом кладбище во Владиславской улице. Оно было закрыто уже в 1489 году.

Раввин Лев

Шаги всех посетителей направлены к месту возле стены напротив главного входа, где стоит тумба ученого раввина Иехуды Лива бен Бецалель, вероятно, самой прославленной еврейской личности, которая здесь похоронена. Вы наверняка его знаете под именами раввин Лев или также Махараль. При жизни он был уважаемым религиозным ученым и педагогом, автором многих философских трактатов.

В Чехии известна и популярна легенда, по которой он является создателем Голема, глиняного гиганта, который оживлялся шемом и исполнял приказы того, кто его оживил. Голем, якобы, до сих пор находится на чердаке Староновой синагоги, и хотя его там пока что никто не нашел, нам нравится верить в его существование. Но это не единственная легенда, которая связана с Махаралем. По другой легенде якобы его тумба в 1655 году сама передвинулась, чтобы сделать место его внуку Шемуэлю.

Говорится, что ученые еврейские покойники якобы могут исполнять желания. Вы можете попробовать: желание напишите на маленькую бумажку, дайте на надгробие и положите небольшой камешок. Хорошо поддержать свои старания молитвой и проявлением уважения к мертым.

Столько историй…

Мраморная тумба с двумя львами принадлежит Хендель Башеви (умерла в 1628 г.), которую называли «матерью бедных». Ее муж был примасом еврейской общины и первым евреем в Чехии, который был повышен в аристократы.

Другая тумба принадлежит Мордехаю Майзеля (умер в 1601 году), строителю Майзеловой синагоги, он был примасом пражского Еврейского города.

На холме ранее стояла еврейская больница, которая сгорела при пожаре в 1689 году. С начала XVIII столетия здесь хоронили детей, которые умерли вскоре после рождения. Также здесь похоронены перенесенные останки из части кладбища, которая была упразднена из-за строительства здания Музея прикладного искусства.

Несмотря на то, что кладбище сегодня представляет скорее туристическую достопримечательность, чем тихое место упокоения, его очарование продолжается. Если мы можем посоветовать, для его посещения выберите скорее время до обеда, когда бывает мало людей. Тишина и одиночество к такой прогулке относится.

В следующей части мы познакомимся с пражскими синагогами.

Старое еврейское кладбище

В числе самых посещаемых достопримечательностей Праги – Старое еврейское кладбище (Starý židovský hřbitov), которое находится в Еврейском квартале Йозефов рядом с Церемониальным залом и Клаусовой синагогой. Пристальный интерес туристов вызван тем, что возраст этого места достигает пяти сотен лет. Кроме того, это одно из древнейших еврейских захоронений во всей Европе.

Процессии на этом кладбище происходили в течение почти четырех веков (с 1439 – по 1787-ой год). На сравнительно небольшом участке земли захоронено более 100 тысяч умерших, а число надгробий достигает 12 000. Более давние
погребения работники кладбища присыпали землей, и на том же месте возводили новые надгробия. На территории кладбища есть места, где под земной коркой разместилось 12 могильных ярусов. По истечению времени просевшая земля открыла взгляду живых старые могильные плиты, которые стали сдвигать плиты более поздние. Вид получается не только необычный, но и жуткий.

Среди многих тысяч еврейских цирюльников, лавочников и ткачей этого кладбища нашли свой покой два еврея, имена которых известны многим иудеям. Это богач Мордехай Майзел и легендарный раввин, каббалист, ученный Иегуда Лёв (Махараль из Праги), астрономы и по совместительству раввины Давид Ганс и Иосиф Дельмедиго. Еврей Мордехай Майзел владел таким количеством денег, что взаймы у него брали даже некоторые короли. В еврейском квартале Праги на его деньги было построено практически все. Именно поэтому имя мецената носит центральная улица Пражского гетто, а также одна из синагог — Майзелова синагога.

Могила Мордехая Майзела

Равв Иегуда Лёв при жизни был талантливейшим ученым-каббалистом, «прародителем» глиняного человека Голема. Со дня его смерти прошло уже более 400 лет, однако и сегодня евреи со всего мира приезжают к его могиле, чтобы преклониться перед этим человеком, загадать желание и оставить при этом камешек.

Могила Рабби Иегуды Лева

Время стерло имена этих удивительных людей с могильных плит, однако их надгробия все равно узнаваемы. Объяснить это можно тем, что согласно иудаистской традиции рельефы надгробий украшались определенными символами, которые несли какую-либо информацию: соответствовали профессии умершего, его имени или фамилии. К примеру, ножницы – это символ портных, ткачей, благословляющие руки – символ первосвященников (коэнов). На могилах можно увидеть также изображения животных. Имени Иегуды соответствует изображение льва, имени Вольф – волка, Беер – медведя.

Прогулка между надгробий и могильных плит может быть приятной не всем. Поэтому, если нет никакого желания разгадывать тайну надгробных рельефов, то посмотреть на старое еврейское кладбище Праги можно издалека, ощутив тем самым легкое дуновение истории.

Видео Старого еврейского кладбища в Праге

Как добраться?
Адрес: Široká 3, 110 00 Praha 1

Ближайшая станция метро Staroměstská, зеленая ветка A, далее идем по улице Žatecká и упираемся прямо в кладбище.

Старое еврейское кладбище на карте

Что посмотреть

Как любое историческое место, Еврейское кладбище любопытно своими памятниками. Большинство надгробий сделаны из песчаника и розового мрамора. Чаще всего кроме имени на них выгравированы профессия усопшего и соответствующие символы ремесла: ножницы, пинцет, скрипка, книга. Иногда рядом с биографической информацией можно увидеть то, что должно рассказать о характере покойного, но тут не всегда все однозначно и без помощи экскурсовода догадаться подчас непросто. Например, как понять, что белка с орехами — символ неординарного ума, а менора — женского благочестия?

Самый распространенный «фасон» надгробия — стела, у знатных покойников — тумба-саркофаг.

Именно под такой конструкцией похоронены Мордехай Майзл, богатый еврей и меценат, много сделавший для своего народа, и раввин Иегуда Лёв бен Бецалель, который, согласно легенде, создал голема — человека из глины. Самый же старый памятник, принадлежит рабби Авигдору Каре, умершему в 1438 г. Это обветренный и потертый камень. У Авигдора Кары репутация святого, к его могиле совершаются паломничества.

> Практическая информация

Многослойное еврейское кладбище в Праге

В прошлом, когда на кладбище заканчивалось место и расширяться было некуда, новое кладбище создавалось путем нанесения земли на старые могилы. Именно так все время происходило на старом еврейском кладбище в еврейском квартале Праги. Не один раз, не два, а все двадцать!
Это кладбище — одно из старейших сохранившихся еврейских мест захоронений в мире. Оно было основано в начале 15 века, старейшая могила датируется 1439 годом. Последнее захоронение было сделано в 1787 году. Между этими двумя захоронениями прошло примерно 350 лет, и на кладбище было похоронено более 100 тысяч человек — друг поверх друга, и так двадцать слоев.

В те времена евреев в Праге было разрешено предавать земле лишь в еврейском квартале Йозефов. Кладбище несколько раз расширяли, но места все равно не хватало. Еврейская вера запрещает перемещать могильные плиты, и на существующие могилы наносили слои земли, а старые могильные камни выкапывали и клали на новый слой почвы. Сегодня же там порядка 12 тысяч могил.
Вот такая история есть про это кладбище:
Издавна евреи называли свое кладбище садом — и это действительно сад, хоть и печальный и тоскливый. Ветви старых деревьев и заросли кустов сирени затеняют могилы, заросшие травой, и бесчисленное количество надгробий из сливенецкого мрамора и песчаника. Они вытесаны в форме навеса, постепенно проваливаются в землю, надгробие рядом с надгробием, памятники с многочисленными словами и памятники без надписей, лабиринт судеб, от которых остались лишь камни. Они накренились от старости, ветер и дождь уже стерли большинство имен, а с ними и воспоминания, но все еще можно читать на старых могилах, словно в книге, автор которой давно уже позабыт.
Кладбище было основано в 13 или 14 веке. Евреи перенесли сюда кости своих единоверцев с Уезда, а также с большого захоронения, которое находилось между нынешними Спаленой и Юнгманновой улицами. Камни с этого сада мертвых были вмонтированы в кладбищенскую ограду, а предание рассказывает, что это были надгробия самоубийц или людей, которые проклинали своих родителей за то, что им дали жизнь.
Другие предания напоминают, что на этом месте захоронение было уже при князе Борживое, задолго до основания Праги, еще раньше, чем на Вышеград пришла княжна Либуше. На одном из надгробий стоит дата 606, на других — 941, 979, а под одним камнем, говорят, похоронена женщина, которая умерла за сто лет до основания Старого Места. Но мудрые люди вспоминают, что в еврейских датах отсутствовала одна цифра — жители гетто не обозначали камни настоящими датами из опасения, чтобы могилы не были опустошены войсками крестоносцев или во время погромов.
Так, вероятно, самым старшим надгробием является памятник Абигдора Кара от апреля 1439 года, известного поэта, который написал псалом об убийстве и грабеже в гетто в 1389 году: «И могилы были выкопаны, а кости давно истлевших предков с мест вечного упокоения вырваны, надгробные камни уничтожены, а могилы сровняли с землей…».

Никто уже не выяснит, где именно в этом большом печальном саду был похоронен первый мертвый. На надгробии Йозефа, сына Гаона Ицхака, написано, что он был сведущий в Писании, Мишне, Талмуде и во всех книгах, что он мог перечислить все предписания в Турим, был знатоком грамматики и поэзии, и не было ему равного ни в этой стране, ни за границей.
А здесь лежит Давид, сын Мойжиша Корефа, мясник, о котором написано, что он поддерживал пражских сирот, невзирая на их веру, а в праздники раздавал бедным столько мяса, сколько весили его дети вместе взятые. Чуть дальше покоится пани Гендела, мать пражских бедняков, которая щедро поддерживала ученых и приглашала нищих к своему столу, раздавала белье, одежду и обувь, заботилась о сиротах.
От других остались только имена:
Йошуа, сын Иегуды, чтец, похоронен в 941 году,
Шендл, супруга ученого Габриола, умерла в 979 году,
Авраам, сын Якуба, мученик
Гедалья, лекарь и управляющий старой синагоги
Здесь еврейские, немецкие имена, не счесть чешских с 16 века: Краса, Черны, Шарка, Людмила, Слава, Добрушка, Славка, Кршесомысл, Итка и Божена, Незамысл, Мната, Воен и Либуше.
В старых книгах написано, что во Франции жил мудрый рабби Шломо бен Исаак, которого звали РАШИ. Он много странствовал, был в Италии, Греции, Палестине, Египте, Персии, пока судьба его не занесла в Прагу. Предание рассказывает, что он был мудрым и образованным, но именно из-за его мудрости у него было много врагов: некоторые его набожность называли лицемерием, его науку — ересью. Его очерняли перед власть имущими — утверждали, что он выдает себя за спасителя, что этот фальшивый мессия хочет вывести еврейский народ из Праги.
Ненависть в конечном итоге принесла свои черные плоды — однажды вечером, когда рабби сидел в своей комнате над старыми книгами, к нему проник наемный убийца и кинжалом пронзил его сердце. Но супруга раввина накапала на рану своего мужа несколько капель чудодейственного бальзама, рана затянулась и к РАШИ вернулась жизнь. Чтобы избежать следующих нападений, раввин похоронил пустой гроб под надгробием со своим именем, а сам тайно уехал. Его противники несколько раз удаляли с надгробия имя своего врага, объявили проклятие на его сочинения, но люди продолжали их читать, а имя РАШИ каждое утро снова появлялось на камне. Только спустя годы, когда рабби умер на самом деле, его тело было похоронено в предназначенную для него могилу.
Много историй рассказывают о надгробии раввина Лёва. Рядом с родителями должны были похоронить и их сына, но он умер в Колине, там и похоронен. Позже на почетное место рядом с раввином претендовал его внук. Единоверцы, однако, засомневались и вызвали мертвого раввина Лёва, чтобы дал знак, желает ли он этого. Тогда могила расширилась, а после похорон вернулась к прежним размерам. Другое предание рассказывает, что, наоборот, могила сузилась, чтобы между могилой раввина и соседней было достаточно места для следующего покойника. Новая могила была небольшая, потому что в ней покоился ребенок.
На надгробии недалеко от могилы раввина Лёва изображен дворянский герб, под которым лежит Гендель, супруга Башевича – первого пражского еврея, получившего дворянский титул. У него было право чеканить монеты, он служил Альбрехту с Вальдштейна. В конце жизни ему пришлось сбежать из Праги в Младу Болеслав, там он вскоре умер, а его супруга Гендель осталась одна и в могиле. Еще эту старую историю рассказывают иначе. Говорят, что под великолепным надгробием Гендель покоится польская королева. Король ее выгнал, и королева из страха за свою жизнь сбежала из Польши.
Добралась до Праги и нашла убежище в Еврейском городе, предполагая, что там ее никто не будет искать. Жители улочек вокруг Староновой синагоги приняли ее не только из-за того, что она беззащитна и обречена скитаться по дорогам и бездорожью, но и по более практичной причине – королева имела право чеканить монеты. Она жила в гетто, говорят, счастливо и спокойно. Те, кто ее знал, поставили ей над местом вечного упокоения мраморное надгробие, на котором лев в когтях держит герб с тремя полями: в среднем три звезды, а в боковых изображение льва. Только вместо ее имени жители гетто вытесали иное, т.к. опасались, чтобы соотечественники их королевы когда-нибудь в будущем не выкопали тело и не вернули его в Польшу.