Дом ушакова Казань

История архитектуры

Красивый особняк с табличкой «Пречистенка, 20» возведен, возможно, по проекту архитектора М. Казакова в конце XVIII века как главный дом дворянской городской усадьбы. Особняк имеет богатую историю. По преданию, до пожара на этом месте был деревянный дом доктора Христиана Лодера, автора проекта Первой градской больницы. Профессор открыл «Московское заведение искусственных минеральных вод», прославившись таким образом своим методом лечения великосветских недугов прогулками на свежем воздухе. Однако достоверных сведений об этом не сохранилось.

После пожара 1812 года в 1816 году на этом месте был возведен каменный особняк с переработкой фасадов в характере московского ампира. Возведенный на одной из самых аристократических улиц Москвы, особняк сменил немало именитых владельцев: Хованских, Орловых, Ермоловых. Графиня Е.Ф. Орлова, прославилась чудачествами — ее домашняя шутиха «дура Матрешка» была известна всему городу.

В теплое время года эта самая «дура Матрешка» сидела, нарумяненная, у решетки сада, облаченная в старые бальные платья графини с огромным вырезом и чудовищные головные уборы из перьев, и разговаривала с прохожими, посылая им воздушные поцелуи. Однажды она вступила в беседу с самим Александром I, проезжавшим с адъютантом по улице. Ее задорный возглас: «Bonjohr, mon cher» — привлек внимание, и адъютант был послан узнать, что это за чудище выглядывает из-за решетки. — Я — орловская дура Матрешка,- рекомендовалась та на всю улицу. Дура получила в подарок сто рублей на румяна.

Затем дом был приобретен для героя Отечественной войны и покорителя Кавказа Алексея Ермолова (1777-1861), проявивший великое мужество при участии в Бородинском сражении, отбив у французов батарею генерала Н. Н. Раевского.

Генерал Ермолов провел в особняке последние 10 лет своей жизни. По причине преклонного возраста он отошел от военных дел, но принимал участие в общественной московской жизни и даже был избран начальником городского ополчения во время Крымской войны. Дом на время стал чем-то вроде штаба ополчения. Генерал собрал богатую библиотеку, предсказывал судьбу знакомым, написал подробное руководство по переплетному делу.

Позднее здесь жил В.Д. Коншин — потомственный дворянин, коммерции-советник, учредитель и председатель правления Товарищества Костромской Большой льняной мануфактуры, преемник торгового дома «П.и С. братья Третьяковы и В.Коншин», член Попечительского совета Комиссаровского технического училища.

За пристрастие к примулам его называли московский «лорд Биконсфильд» (британский премьер-министр того времени). В отличие от Ермолова новый хозяин прославился полным отсутствием книг в своем доме, у него была всего одна книга — официальное описание коронации Александра II. Для реконструкции дома Коншин пригласил в 1873 году московскую знаменитость — архитектора А.С. Каминского.

В 1900 году (есть предположение, что в 1890году) в особняк заселился миллионер-промышленник А. К. Ушков, владелец чайной фирмы «Губкин и Кузнецов», имевший плантации даже на Цейлоне. Его жена, балерина Александра Балашова, блистала на сцене Большого театра.

По желанию супруги Ушаков стал немедленно перестраивать особняк — и снаружи, и внутри. Новый фасад в точности повторил все декоративные особенности фасада ушковского дома в Казани, построенного архитектором Мюфке. Забавная деталь: русский купец, человек консервативных взглядов был ярым… бонапартистом. Все бонапартистские эмблемы и атрибуты — орлы, оружие, военное снаряжение и т.д. — украсили снаружи особняк на Пречистенке. Изысканы кованая решетка фигурного балкона второго этажа в центре фасада и литая ограда слева от дома.
А в интерьере ампирную утонченность сменила эклектика конца века. Здесь были залы помпейский, римский, два наполеоновских, севрский и, конечно же, мавританский — так требовала мода. Сперва в этом стиле была задумана ванная комната, но ее заменила курительная для гостей. Проектировал ее Шехтель. Для домашних репетиций в особняке была оборудована специальная комната со стенами, сплошь покрытыми зеркалами. После революции семье Ушкова пришлось покинуть Россию, однако особняк с зеркальной комнатой пустовал недолго.
После революции особняк был национализирован. Жила в доме и другая известная балерина Айседора Дункан. Она заселилась в особняк № 20 в 1921 году, открыв здесь детскую хореографическую студию. Произошла забавная ситуация: балерины как будто поменялись местами — Александра Балашова поселилась в Париже на Rue de la Pompe в доме Айседоры Дункан, а американская балерина приехала в России и обосновалась в особняке, ранее принадлежавшем Балашовой. Узнав о таком «обмене», Айседора рассмеялась и назвала его «кадрилью». В 1922 году после свадьбы Есенин переехал в Пречистинский особняк к Айседоре. Здесь он с увлечением работал и написал свою «Волчью гибель». Айседора Дункан и Сергей Есенин прожили в этом особняке 2 года.
В 1926 году в особняке жили работники Мельстроя, Большого Театра, консерватории, таинственного Губотд. Деревообдел. и Руссобуха, врачи.
В 1930-х годах в доме помещалась Выставка охраны материнства и детства, а затем здание было передано Наркомату иностранных дел. ГлавУпДК бережно относится к доверенному его попечению историческому и культурному наследию. Проведенная Главным Управлением в 1999 году реставрация особняка признана победителем конкурса на лучшую реставрацию, реконструкцию памятников архитектуры Москвы. В процессе реставрации был открыт «мавританский зал» — одно из ранних творений архитектора Федора Шехтеля, казалось, навсегда утраченное в 20 — 30-е годы.
Восстановительная бригада работала в очередном зале — скучном, плоском, беленом. Посреди одной из стен торчал неработающий камин. Когда приступили к потолку, обнаружилось, что он дощатый, подшивной. Убрали доски — и открылись остатки купола и следы сбитой лепнины. Часть ее нашли позже, сняв пол, — кто-то заботливо сложил куски в две коробки из-под обуви как послание потомкам, которые будут не ломать, а строить.
Открытия продолжались. Под многими слоями белой краски, покрывавшей двери, обнаружилась сложная вязь резного орнамента, когда-то покрытого сусальным золотом. Камин оказался мраморным, украшенным резьбой по камню и тоже позолоченным. Среди витиеватых орнаментов виднелись арабские надписи. Впрочем, изощренные глаза искусствоведов и реставраторов, подключившихся к исследованиям, быстро увидели в них совсем неарабское слово «Ушковъ», повторенное четырежды: имя последнего владельца особняка перед революцией. Оно стало ключом к разгадке: строителями был найден «мавританский зал» Федора Шехтеля.
http://www.prechistenka.com/
http://www.apartment.ru/Article/4875729.html
http://www.prech.ru/dunkan/
http://www.updk.ru/rent/culture/detail.php?ID=296http://mosday.ru/forum/viewtopic.php?t=2191
http://www.panfilovarealty.ru/documents/articles/Prechistenka_20_Moskovskaya_saga/
http://all-photo.ru/portret/balashova/index.ru.html?big=on&img=29155
http://www.tunnel.ru/view/post:172393
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Zkharov-Yermolov.jpg
http://all-photo.ru/empire/index.ru.html?id=13633
http://moskva.rodstvo.ru/guide/msk51bis.htm
http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=103&rubric_id=205&crubric_id=1001539&pub_id=256449
http://www.photosight.ru/photos/1520033/
http://www.itogi.ru/archive/2002/6/93253.html
Памятники архитектуры Москвы. Земляной город. Москва «Искусство» 1989

Tags: Москва, дворцы, эклектика

Среди музеев Казани мы побывали в доме Ушковой.
Путеводитель гласил, что это уникальный по своему интерьеру особняк, но он же нам поведал, что там находится в настоящее время национальная библиотека республики Татарстан. Из чего мы сделали вывод, что туда попасть нельзя, кроме как записавшись в читальный зал, да и открыт ли он?
Однако благодаря вскользь брошенной фразе нашим гидом мы поняли, что за 50 руб. мы сможем на него посмотреть изнутри и более того — послушать экскурсию. А посмотреть там было на что.
«Дом Зинаиды Ушковой был построен в 1908 году по заказу Алексея Ушкова, сына купца и промышленника, владельца Бондюжского химического завода Константина Ушкова. Алексей Ушков во время учебы в Казанском университете горячо влюбился в Зинаиду Высоцкую, дочь профессора. В качестве свадебного подарка для будущей жены Алексей Константинович заказал известному архитектору Карлу Мюфке, лауреату различных художественных премий, дом. Свадебный подарок Алексея Ушкова стал одним из удивительнейших зданий Казани.»
Мы входим внутрь и попадаем в прихожую, сделанную в японском стиле.
Мне так понравилась эта парадная, что я никак не хотела оттуда куда-либо дальше двигаться. Ушла только потому, что сюда все равно пришлось бы возвращаться. «А где у нас выход? А там же где и вход.»
Рассматриваем элементы отделки и потихоньку поднимаемся вверх. В отделке использовались самые дорогие и эксклюзивные материалы на тот период. Стекла специально заказывались в Венеции, витражи из Франции. Привозились порой с рамами, выполненными на заказ.
Поднимаясь на второй этаж, на середине пути увидели эту дверь, которая раньше служила дверью для прислуги и вела в подсобные помещения. Краска наносилась на поверхность при высокой температуре под давлением и сохранилась до сих пор, ни разу не реставрировавшись.
Поднимаясь по лестнице, я обратила внимание на кант, очень похожий на бамбук. «Это не «под» бамбук, это и есть бамбук, покрашенный в цвет деревянных панелей. Тут нет ничего «под», все, что вы видите — настоящее» — было нам ответом гида.
На втором этаже мы сразу попадаем в… читальный зал. Паркет на полу повторял рисунок на потолке, но его практически не видно из-за столов. Я снимаю на камеру и периодически ловлю на себе недоуменно-недовольные взгляды посетителей.
Мы проходим читальный зал и попадаем в самое удивительное и уникальное помещение этого особняка — в зимний сад.
Здесь летали птицы, в центре комнаты бил фонтан, а вечером, когда включалась люстра, свет преломлялся о воду и играл зайчиками в окнах, отражаясь от маленьких стекол, определенным образом приклееных к стенам.
Цветы расцветали к дню рождению хозяйки дома,
И здесь тоже по всей видимости был фонтанчик
Ну а мы продолжаем наш путь по тем немногим комнатам, которые открыты для посетителей. Попадаем в мавританскую комнату, бывшую курительную. От обстановки которой сохранились лишь двери.
Заходим в балкончик, который снаружи точно повторял архитектуру церкви, располагавшуюся в соседнем тогда здании. А изнутри повторял элементы мечети.
Мы заходили в другие комнаты, но больше всего в них сохранились потолки. Стоит ли говорить, что рисунок и цветовая гамма отделки не повторялась?
В одной комнате сохранились также два камина, зеркало на котором давало отражение не того угла, которое при таком ракурсе дает обычное стекло. Мы не поверили и пошли проверять. И правда, в этом зеркале отражается не противоположный, а соседний угол, расположенный по той же стене.
Так выглядели комнаты целиком.
Столовая, стены которой выполнены из тончайших пластинок дуба. В этой комнате сейчас находится архив, а мы смотрим на нее с балкончика, на котором находился оркестр.
На этом наша экскурсия подходит к концу. Спускаемся вниз, снова по этой шикарной лестнице с драконами.
Дом был построен, молодая семья въехала, однако долгой и счастливой жизни не сложилось. Они разошлись спустя несколько лет. Дом достался супруге, Ушковой. А муж — Ушков, уехал в Москву и там на Пречистенке построил второй такой же, схожий по богатству и уникальной внутренней отделке особняк, в котором в свое время жили Сергей Есенин и Айседора Дункан. А этот дом был национализирован, и по указу супруги Ленина в нем основалась национальная библиотека республики Татарстан.

Описание

Дом Ушковой представляет собой двухэтажное оштукатуренное кирпичное здание, имеющее в плане форму незамкнутого каре с несколькими небольшими плоскими ризалитами на фасадах.

Внутренняя планировка дома построена по анфиладной системе и отвечает назначению помещений: на верхнем этаже располагались жилые парадные комнаты; на нижнем этаже располагались торговые залы, отделённые коридорами от подсобных помещений:25.

Входы в торговые помещения размещались на уличных фасадах. Парадный вход в дом находится почти в центре главного фасада. Архитектурная композиция, декоративное убранство фасадов и интерьера, несмотря на разнохарактерность стилей, отличаются высоким мастерством. Два одинаковых по высоте объёма сопрягаются под прямым углом, где на кронштейне помещён круглый эркер, увенчанный куполом, прорезанным люкарнами.

Нижний этаж, стоящий на невысоком цоколе, прорезан глубоким горизонтальным рустом и обработан «под шубу»; почти квадратные витрины окна обрамлены профилированной тягой и завершены ажурными металлическими сандриками. Между этажами проходит антаблемент с узкими горизонтальными филенками во фризе.

Верхняя часть фасадов декорирована лепным орнаментом с элементами барокко. Для подчеркивания наиболее важных композиционных частей здания в орнамент включены изображения орлов, драконов. Окна верхнего этажа частично прямоугольные и частично с лучковыми перемычками, обрамлены наличниками. Обработка прямоугольных окон очень пышна: перевитые гирлянды и пилястры, несущие полукруглые фронтоны с картушами. Окна с лучковыми перемычками украшены более скромными сандриками с лепниной. Металлические решетки балконов стилистически подчинены основному декору фасада. Венчающий карниз украшен модульонами. Над ризалитами размещаются аттики.

Согласно вкусам конца XIX — начала XX веков каждое помещение отделано в своём стиле (неоготика, бонапартистский ампир, рококо, псевдовосточная стилистика). Мебель в комнатах была подобрана соответственно стилям. Полы почти во всех помещениях из наборного паркета.

Находящийся на втором этаже парадный зал выполнен в стиле ампир: потолки покрыты богатым орнаментом, включающим военную атрибутику (щиты, мечи, орлы, изображения Горгоны, крылатых львов и коней) и вензели «N» («Наполеон»). Десюдепорты лакированных дверей украшены горельефами орлов.

Оригинальный витраж

Стены бывшей столовой обшиты панелями из морёного дуба, а потолок обработан в виде кессонов, в готических мотивах.

В помещении бывшей гостиной, отделанной под рококо, сохранился камин из тёмного мрамора, в ампирных формах.

Главным украшением мавританского зала являются двери, покрытые арабской вязью. Жемчужиной особняка считается «сад-грот» — зал верхнего этажа, напоминающий пещеру: с потолка свисают сталактиты, в расщелинах стен, облицовка которых выполнена из природного ракушечника, пробиваются вьющиеся растения:26. В огромном аквариуме сохранились раковины, камни, фонтанчик в виде диковинной рыбы.

Интерьер парадной лестницы исполнен в «китайских» мотивах (в духе «Шинуазри») с живописными витражами-картинами, расписанными стенами-панно, обрамлёнными деревом, с имитацией под бамбук, с драконами в ограждении лестницы и на двери.

Кроме того, сохранились витражи на лестнице работы мастерской Шарля Шампиньоля, знаменитого французского мастера.

История

Вид на Дом Ушковой с улицы Лобачевского

Во время учёбы на естественном факультете Казанского университета Алексей Ушков (1879—1948) — один из сыновей владельца предприятий «Товарищества химических заводов П. К. Ушкова и К°» К. К. Ушкова и внук чайного магната А. С. Губкина — женился на Зинаиде Николаевне Высоцкой — дочери Николая Фёдоровича Высоцкого (1843—1922), профессора хирургической патологии.

В качестве свадебного подарка для жены Алексей Константинович заказал архитектору-строителю Казанской художественной школы и Казанского университета:23-25 Карлу Людвиговичу Мюфке проекты перестройки домов в Москве (особняк Ермолова на Пречистенке, 20) и в Казани (здания на Воскресенской улице). О том, кто занимался перестройкой московского здания, точных сведений нет. Реконструкцию казанских зданий осуществил сам К. Л. Мюфке. Оба были выполнены в смешанном стиле с преобладанием ампира и барокко.

Дом Ушковой был реконструирован в 1904—1908 годах (по другим сведениям, в 1903—1907 годах) из трёх домов, располагавшихся на Воскресенской улице. Архитектор был настолько увлечён работой, что даже иногда пренебрегал своей безопасностью:

Вчера на стройке дома Ушкова с лесов упал архитектор Мюфке…

— «Казанский телеграф», 1906.:26

Он сломал два ребра, но работу не оставил и, отряхнувшись, мужественно полез на леса:26.

Здание было умело вписано в окружающее пространство. Круговой эркер выполнен по мотивам Воскресенского собора, стоявшего напротив северного фасада. Непосредственно у северного фасада дома, на углу Воскресенской улицы и улицы Лобачевского (бывшей Поперечно-Воскресенской), находится небольшой сквер Лобачевского, в котором стоит памятник Н. И. Лобачевскому. Напротив главного фасада, через улицу, находятся Ректорский дом, а также западное крыло главного здания Казанского университета, пристройкой которого также занимался Мюфке.

Большая часть помещений здания с момента постройки сдавались внаём — под жильё и коммерцию. Например, на первом этаже располагались магазины.

После Октябрьской революции собственность Ушковых была экспроприирована. В 1919 году Дом Ушковой стал главным зданием Центральной губернской библиотеки (с 1923 года — Центральная городская библиотека им. В. И. Ленина, с 1934 года — Областная библиотека им. В. И. Ленина, с 1941 года — Республиканская библиотека им. В. И. Ленина, с 5 ноября 1991 года — Национальная библиотека Республики Татарстан) — одной из крупнейших библиотек Поволжья (объём фондов которой превышает 3,2 миллиона экземпляров документов, в том числе 98 тысяч документов на татарском языке и 78 тысяч — на иностранных языках).

В доме прекрасно сохранилась первоначальная внутренняя планировка и отделка интерьера.

Постановлением Совета Министров Татарской АССР № 21 от 13 января 1961 года здание было поставлено на охрану как памятник архитектуры местного значения. Указом Президента Российской Федерации № 176 от 20 февраля 1995 года Дом Ушковой признан памятником градостроительства и архитектуры федерального значения.

Примечания

  1. 1 2 Указ Президента РФ № 176 от 20 февраля 1995 года «Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения» // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 9. — Ст. 734.
  2. 1 2 3 4 5 6 Дом Ушковой (недоступная ссылка) // Сайт Министерства культуры Республики Татарстан на официальном портале Кабинета Министров Республики Татарстан.
  3. 1 2 3 4 5 6 Бичанина З. И. Созидатель: очерк жизни и творчества К. Л. Мюфке. — М.: AOO «Международный союз немецкой культуры», 2008. — 112 c., илл. — ISBN 978-5-98355-054-4.
  4. 1 2 3 4 5 Гульнара Бекмансурова. Национальная библиотека Республики Татарстан (недоступная ссылка) // Казанские истории. — 2011. — 2 октября.
  5. 1 2 Юлия Глазырина. Мюфке Карл Людвигович, архитектор и педагог (1868—1933) Архивная копия от 22 августа 2011 на Wayback Machine // Казанские истории. — 2010. — 20 сентября.
  6. 1 2 3 Лев Жаржевский Национальная библиотека: дом для молодой жены Архивная копия от 13 мая 2012 на Wayback Machine // Inkazan.Ru Жизнь Казани в фотографиях. — 2010. — 13 сентября.
  7. Карл Мюфке в Казани (недоступная ссылка) // Казанские истории. — 2003. — № 1-2.
  8. Андрей Лебедев. Дом для молодой жены стал книжным хранилищем (недоступная ссылка) // Республика Татарстан. — 2011. — 10 июня.
  9. Лобанова Н. Г. Справка о Балашовой Александре Михайловне из Отдела учёта и использования документов Архивного Фонда Российской Федерации (недоступная ссылка) // Официальный сайт мэрии городского округа Тольятти.