Дагестан Махачкала дербент

Дагестан посетил ровно год назад, как раз во время рамадана, когда в Махачкале бывает проблемно со спиртным.

Махачкала начинается с железнодорожного вокзала (станция Махачкала-Порт). И привокзальной площади, на которой высится конная станция Махача (Магомеда-Али) Дахадаева, одного из главных борцов за Советскую власть в Дагестане, расстрелянного белыми. В его честь город и получил своё современное имя, означающее «крепость Махача».

Современной политике Махачкала обязана обилию милиции на улицах. Единственное посещение здания вокзала (забежал посмотреть расписание электричек на Хасавюрт) привело к 5-минутной проверки документов с вопросами «где остановился? И чего вообще тут забыл?»
С привокзальной площади ходят разные городские маршрутки, тут же набирают пассажиров таксисты до Дербента.
На площади есть и одна любопытная достопримечательность. Вот эта памятная доска на старинном доме налево от вокзала –

Днём её скрывает витрина соседнего киоска, так что заметил я её только вечером, когда киоск закрыт был.
Жил в гостинице «Ленинград» на углу проспекта Расула Гамзатова (бывший Ленина) и улицы Ярагского (бывшей 26 Бакинских комиссаров).

Заведение советского типа, на 1-м этаже там ещё «М-видео». Дабл на 9-м этаже стоил 890 рублей/сутки, вода только холодная, зато с балкона Каспий виден. Такой вот «номер с видом на море»:) Ну и мечеть, с которой пять раз в сутки исправно звучал азан.
На перекрёстке Гамзатова и Ярагского можно поймать маршрутку в любой конец города. Улицы в Махачкале и правда переименовали – в честь разных известных людей либо жертв террористической активности. Но чего-то не до конца, так что таблички идут обоих типов, нередко на одном и том же здании –

На маршрутках пишут «Ленина», а не «Гамзатова», стоят они 10 рублей. У самой гостиницы – киоск с шаурмой/кебабом (по 60 рублей).
В окрестностях – несколько супермаркетов, из которых стоит отметить «Шафран» на углу Гамзатова и Дахадаева, напротив здания УФСБ по Дагестану. Только он в рамадан и торговал спиртным. Ну и несколько И-нетень поблизости, 20-25 рублей/час.
В отличии от Грозного с его усреднённой формой одежды предписанного образца, публика в Махачкале одевается весьма разнообразно – от мини-юбок до классических хиджабов, как-то даже чёрную паранджу вполне ближневосточного типа видел.
Главная махачкалинская мечеть, соперница Большой мечети в Грозном – Джума-мечеть (официально – «Юсуф-бей джами») – расположена на углу улиц Дахадаева и проспекта имама Шамиля (бывший Калинина).

Был там во время вечернего намаза в предпоследний день рамадана и особого скопления народа не заметил.

Помимо магазинов, киосков и прочего на Гамзатова-Ленина есть и несколько театров. У одного из них – Русского театра им.Горького – в сентябре 2010-го ещё стоял неоткрытым памятник Расулу Гамзатову.

Проспект выводит на площадь Ленина, благодаря дагестанской политике давно ставшей пешеходной зоной – блокпосты с бетонными блоками перекрыли все подъезды. Перед самой площадью на проспекте есть ещё пара памятников, в том числе погибшим милиционерам-
На самой площади стоит большой Ленин. За его спиной – мэрия Махачкалы, а глядит Ильич на бывший обком, где ныне квартируются президент, правительство и парламент Дагестана. По левую руку у В.И. – музей краеведческий.
Вокруг – старые кварталы, местами весьма обшарпанные, местами оживлённые местной экзотикой вроде банкетных залов.
Чтобы добраться до Каспия, надо пересечь железную дорогу – по пешеходному мосту сверху или путепроводу снизу.
Маршрутки в Хасавюрт/Кизылюрт/Грозный ходят с Новой автостанции на юго-западе города – ехать городскими маршрутками 16-й и 17-й с железнодорожного вокзала, 4б и 77-й – от «Ленинграда». В горы и на юг республики ездят с Южной автостанции.
Перебираюсь в Дербент, самый южный и самый древний город России. Конечно, «Дербенту-5000 лет» из той же серии баек, что «Киеву-1500 лет» или «Казани-1000 лет». Но за пару тысяч лет можно ручаться.
Железнодорожная линия идёт вдоль берега Каспия. Поезда в Дербенте приходят к зданию старинного вокзала, построенного к открытию железной дороги Петровск-Дербент в октябре 1898 года.
Внутри здания только кассы. Помимо дальних поездов, вокзал порождает пару электричек до Махачкалы-Хасавюрта (5:58 и 13:10) и 4-ре на юг – до Самура-азербайджанской границы. Проезд оплачивается внутри электрички ходящему по вагонам кондуктору, причём никаких билетов не выдаётся.
В городе есть и две автостанции – Северная и Южная, недавно переехавшие из центра на выезды из города, соответственно у Северного и Южного постов ДПС.
Городской транспорт представлен маршрутками – белыми и жёлтыми «Газелями», проезд стоит 8 рублей. Есть ещё автобусики-ПАЗики 17-го маршрута, ходящие от Северной автостанции через рынок в аэропорт, из которого уже давно ничего не летает.
Маршрутки в городе тусуются у рынка и на привокзальной площади. 1-я и 3-я ходят между ними, 10-я – с рынка на Северную автостанцию, 7-я – между двумя автостанциями через рынок.
На привокзальной площади имеются киоски-магазинчики, ресторан «Дубай» и ряд кафешек, пекарня и пара чайхан (чайничек зёлёного чая с тройкой замечательных свежих больших пряников с изюмом – 50 рублей). В кафешке же нормально поесть на двоих – свежий салат, двойное жаркое с картошкой или жареная рыба местная (в меню даже осетрина есть), пиво с рыбой вяленой или бутылка местного вина – выходит 350-400 рублей. «Это вам не Россия» – сказала владелица кафешки по поводу цен.
Жили в «Красном баке» (1500 рублей/номер) – уютной частной гостинице на самом берегу Каспия, напротив и кафешка была. Место неплохое, минуты 3-4 ходьбы от железнодорожного вокзала.
Сам город в «новой части» – самый обычный провинциально-российский, с провалившимся (до песка) асфальтом на одной из центральной улиц Буйнакского,
со слабо-различимыми «зебрами», не перекрашивавшимися с советской эпохи, многочисленными рыночками и гастрономами.
Хрущёвские пятиэтажки и редкие современные многоэтажки сочетаются с дореволюционные особняками, превращёнными в коммуналки, малоэтажным строительством первых сталинских пятилеток и целыми улицами каменных домов деревенского типа.
Поток машин на улицах, разве что кроме пробок в базарные дни на Буйнакского, невелик, так что улицу можно переходить в любом удобном месте.
Центр города – рынок № 1. Местные говорят, что китайские шмотки дешевле покупать у торговок из Баку, которые по краям рынка стоят.
На Ленина, 22 находится местная православная церковь Покрова Богородицы. Её освятили в 2009-м, перестроив из дореволюционной церковно-приходской школы. Батюшка храма пользуется большим уважением у всех местных жителей.
Главный же собор Дербента был в советское время уничтожен, был он на площади Свободы рядом с рынком, где ныне за забором скрывается и местный памятник Ленину.
Рамадана в Дербенте заметно не было – в витринах магазинов совершенно открыто стояло, а в ресторанчиках совершенно открыто разливалось спиртное. Да и население одето совсем по-российски, девушки обычно в джинсах с футболками, платки попадались крайне редко, а пару бородатых мужиков в белой традиционной одежде вообще только раз за 4-ре дня увидел, и местные на них пялились не меньше моего.
Главная достопримечательность города — расположенная на вершине высокого холма в 3,5 километрах от Каспия и видная из любого конца города цитадель Нарын-кала. Археологи нашли на территории цитадели сооружения эпохи Сасанидов (VI-VII века), дворцовый комплекс арабского периода (VIII-X века) постройки XIII века. То же, что сейчас видно внутри, построено в XVII-XVIII веках и перестроено в начале XIX века под нужды русского гарнизона инженером Карповым.
Ныне в цитадели располагается государственный историко-архитектурный заповедник, открыт с 9-ти до 18-ти часов, входная плата – 50 рублей. С 2003-го Нарын-кала (вместе со всем Старым Городом Дербента) входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Дорога к Нарын-кале поднимается крутым серпантином. На автостоянке у входа заметно присутствие свадебных процессий. Говорят, в июле-августе от них просто не протолкнутся, но во время рамадана застал всего одну. Вход — через парадные ворота Нарын-кала гапы (арабское название – Баб-аль-Астама), построенные при персидском шахе Аббасе I в начале XVII века.
За воротами идёт благоустроенная часть цитадели, с дорожками, вдоль которых с подписями лежат разные археологические находки.
Дальше всё заросло высокой сухой травой, по которой разбегаются пыльные тропки.
Ходить, конечно же, надо по стенам – сложенным из громадных тёсанных блоков местного ракушечника, толщиной 2,5-3,5 метра и высотой местами до 15-20 метров.
Правда там совершенно не огорожено, местами ширина прохода меньше метра, кое-где малость руинировано, а лететь далеко – даже внутрь цитадели 3-4 метра.
Со стены, разумеется и виды на город есть.
В сторону гор смотрят Западные или Горные врата цитадели, обычно закрытые.
Есть и ряд выступающих площадок, с которых хорошо снаружи на стены поглядеть.
В этой части цитадели издали заметна по белым куполам традиционная восточная ханская баня (Хан-хаммам). Построена в XVI-XVII веках, русским гарнизоном в XIX веке использовалась подпороховой склад.
Рядом растёт традиционное для Юждага дерево с массой ленточек на ветвях – пара местных девушек при мне спросила старушку, присевшую отдохнуть на скамеечку, правда ли это дерево желания выполняет?:)
Рядом же есть одна интересная штука – самое старое сооружение на территории цитадели, на табличке поименованное «крестообразным резервуаром».
Вроде как подземное водохранилище, но перекрыто куполом со стрельчатыми сводами, точно ориентированным по сторонам света. Так что, видимо это было раннесредневековое культовое сооружение. Вероятнее всего – христианский храм Кавказской Албании, построенный в V веке, побывший позднее зороастрийским святилищем, и лишь уже в позднесредневековое время ставший водохранилищем.
Рядом можно пройти по террасам с развалинами – это остатки ханского дворца XVII века.
От Нарын-калы тянутся до моря почти параллельно две городские стены. Расстояние между ними – 350-400 метров, и именно на этой территории вплоть до прихода русских и располагался собственно город Дербент.
Типичный восточный город с узкими кривыми улочками, тесно застроенный домами, фонтанами (булагами), банями (хаммами) и мечетями. За постсоветское время улочки стали сильно походить на фотографии 1914 года.
В стенах, разумеется, есть врата. До наших дней дошло всего восемь.
В верхней части южной стены наиболее приметны Орта-гапы – парадный въезд в город с юга.
Орта-гапы ведут в центральную часть Старого города. Центром каждого магала раньше была собственная квартальная мечеть – в 1842 году профессор Березин насчитал их 16-ть, причём практически все с минаретами и куполами. До наших дней дошло и не в полном виде только пять.
Главная – Джума-мечеть, самая старая мечеть России. По свидетельствам многочисленных источников, а также арабской надписи над входом, большая соборная мечеть была возведена завоевавшим Дербент в 115 году хиджры (733/34) арабским полководцем Масламой, сыном омейядского халифа Абд аль-Малика. Из-за базиличного характера сооружения популярна версия о перестройке мечети из раннехристианской базилики. Сейчас мечеть шиитская
Купол высотой в 17 метров отмечает центральное помещение с михрабом и хорошо виден из-за стены, господствуя над плоской кровлей остальных крыш. Стену местами украшают яркие плакаты пропагандистского содержания. Входные ворота – с юга, внутри – тенистый дворик с тройкой вековых платанов.
Спускаюсь ниже по Рзаева, сворачиваю налево и иду по Крупской – достаточно широкой и с заметным трафиком (для магалов) улице. Ведёт она к Кырхляр-гапы – главным вратам в северной стене.
Построены в VI веке, описание арабского историка X века Ибн аль-Факиха вполне соответствует современному их виду. Но вот за тысячелетие появилось много машин, на что древние врата не рассчитаны. И тротуара там нет. Так что проходить их надо осторожно, прижимаясь к стене.
Около врат находится и Кырхляр-мечеть, вторая по величине после Джума-мечети.
Спускаюсь по Рзаева дальше к площади Свободы. Тут будет армянская церковь во имя Всеспасителя.
Ныне в ней находится краеведческий музей. Работает с 9-ти до 18-ти, вход – 10 рублей, фотографирование – 20 рублей.
Экспозиция обычная краеведческая – кинжалы, чеканка, ковры. Судя по табасаранским коврам с портретом Ильича или олимпийским мишкой – давно не обновлялась.
В один из солнечных сентябрьских дней из Дербента проехался по окрестным горам.
Федеральная трасса «Кавказ» оказалась двухполоской с ужасным покрытием. Дербентский район славится на весь Дагестан своими ГАИшниками. Неудивительно – это на севере и в горах им приходится на фундаментальных блокпостах околачиваться, а в Юждаге они ещё сохранили старинную российскую традицию прятаться в придорожных зарослях.
Нюгди находится в 37 километрах от Дербента. Село обширное и, судя по домам, зажиточное, раньше село было армянским, но ныне живут почти одни лезгины и азербайджанцы. До местной достопримечательности (спрашивать у сельчан «армянскую церковь») пилить через всё село минут десять до его противоположной окраины.
Армянская часовня Св.Григориса (Сурб Григорис) построена на месте мученической смерти внука Св.Григория Просветителя. Первое письменное упоминание о ней относится к 1857 году, но очевидно, что построена она была много раньше.
У села Советское сворачиваем с трассы «Кавказ» направо и вверх, по указателю «Касумкент». Удивительно, как съехали с федералки – сразу пошёл великолепный асфальт и скорость движения ограничивалась только обязательными на всём Востоке «лежачими полицейскими».
Сулейман-Стальский район славен своими фруктами, вдоль дорог идут сады, сидят бабушки с вёдрами, полными крупных яблок, груш и персиков, ничуть не уступающих им размером (ведро стоило рублей 70-ть).
Касумкент — один из крупнейших райцентров Дагестана (12 тысяч жителей), широкие улицы, двухэтажные дома в зелени. Автостанция на центральной улице, в окружении базарчиков-магазинчиков.
Что в Касумкенте посмотреть? Разумеется, мост. Большой, 17-пролётный Алискендеран 30-х годов постройки. Находится он в северной, старой части посёлка – не на основной дороге.
Сама река Чирагчай после жаркого лета совсем обмелела и живо напомнила индийские реки в разгар лета.
Кстати, там заприметил и такой вот скромный дагестанский домик –
За Куркентом дорога уже заметно идёт в гору. Несколько раз переезжаем Чирагчай, который течёт в узком ущелье.
Это уже Хивский район и здесь не жарко даже в полдень.
За селом Цпит в чистом поле белело местное мусульманское святилище – пир.
Сама дорога очень живописна.
Так и добираемся до райцентра Хив. От центральной площади, где стояла пара маршруток, немного пройти направо и вверх – там и будет местная башня.
Можно и наверх залезть – по грязной и местами порушенной лестнице внутри. С вершины башни открывались вот такие панорамы Хива и его окрестностей.
По пути вниз горная свежесть исчезла где-то в Касумкенте – снова навалилась 30-градусная жара. На дорогу то и дело выбредали коровы, но в отличие от индийских, автосигналов они боялись и не перебегали дорогу перед носом машины. Водитель сказал, что коровы – это ещё ничего, самые страшные на дорогах – бараны, эти прут стадом, ничего не разбирая.