25 17 Иркутск 2018

АД № 38. БАНДИТСКИЙ ИРКУТСК ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

«Февраль! Достать чернил и плакать,лить слезы над листом…»-сказал один великий поэт.Вот и закончился январь и пришел последний зимний месяц! и Вместо листа у меня монитор компьютера и форма ЖЖ,а вместо чернил кучка нулей и единиц которые xитрым и непостижимым для меня образом превращаются в буквы и слова.Потому мы плакать тоже не будем,xотя и для веселья поводов тоже немного!Через полтора часа откроются биржи и посмотрим очередную кардиограмму страны! Потому как кризис…
В последнее время слово «кризис» прочно вошло в наш лексикон. И бывает произносим мы его, предрекая возвращение бандитизма, подобного преступности девяностых годов. Народ резко обнищал, в стране безработица, так что кризис вернет лихие девяностые и нынешние горести покажутся молодежным сериалом по сравнению с грядущими кровавыми разборками. Вернутся или нет девяностые?
К этому есть все предпосылки: безработица, озлобленность, богатеющие, несмотря на всеобщий экономический спад, верхи,все чаще открытую говорится о том, что скоро мы станем свидетелями криминального реванша. Бандитизм после непродолжительной передышки снова пошел в наступление. И это обернется еще большей кровью, чем было тогда! А раз так не будем забывать о прошлом
Беспрецедентное по своим масштабам массовое убийство произошло 14 декабря 2002 года в Иркутске. В самом центре города, возле Дворца спорта, в семь часов вечера автоматными очередями были расстреляны две машины, в одной из которых находился бывший иркутский положенец Павел Киселёв. За компанию с «авторитетом», который и был главной мишенью для убийц, погибли ещё семь человек, в том числе две женщины и подросток. Свершившаяся казнь конкурента и последнего оппозиционера Братского преступного сообщества ознаменовала собой полную победу этого воровского клана в борьбе за криминальное влияние на Приангарье.

Киселев Павел Евгеньевич, 1966 года рождения. В 1990 году судим за грабеж. В 1996 году поставлен на оперативный учет ВС РУБОП как положенец Иркутска по кличке Кисель. Он учредил посредничес-кое частное предприятие «Киселев», кото-рое нередко выступало гарантом коммер-ческих организаций, бравших кредиты в банках. В последнее время являлся гене-ральным директором фирмы. В 1997–1998-х годах привлекался по 11 статьям Уголовного кодекса РФ, в числе которых организация преступного сообщества, грабеж, незаконное хранение, ношение оружия, мошенничество, присвоение или растрата, незаконное предпринимательст-во, легализация денежных средств, приобретенных незаконным путем, лжепред-принимательство, заведомо ложная реклама. 28 февраля 2002 оправдан областным судом «за недоказанностью участия в преступлениях»
Выборы «серого» мэра
С середины 90-х годов Кисель находился в областном центре, что называется, на положении. Занимая должность криминального мэра, он имел огромный вес среди блатных. По иерархической лестнице в преступном мире Павел Киселёв начал подниматься ещё в зоне, отбывая срок за грабёж. Его друг и подельник рассказывал на следствии, что у криминальных авторитетов Кисель вызывал уважение тем, что никогда не терял самообладания в трудной ситуации, спиртное и наркотики не употреблял, предпочтение отдавал занятиям спортом. Все признавали, что он имел нюх на деньги: безошибочно чувствовал, какие направления легального бизнеса сулят хорошую прибыль и кому предложить свою «крышу».
фото с места убийства
В 1996 году, сразу после освобождения из колонии № 2, Павел Киселёв попал в поле зрения сотрудников Управления по борьбе с организованной преступностью как главный криминальный лидер Иркутска, положенец города. Именно в это время близкой связью «серого» мэра стал один из молодых братских «авторитетов» Вячеслав Гамерник. По информации УБОП, в 1997–1998 годах Гамера возглавлял группировку из жителей Братска и Ангарска, которая занималась квалифицированным вымогательством, криминальным автобизнесом (хищением машин и возвратом их владельцам за вознаграждение) и поставками в столицу Приангарья крупных партий героина. Действовал начинающий бандит с размахом и быстро сколотил капитал, который вложил в легальный бизнес, став владельцем и учредителем крупных предприятий и уважаемым в деловых кругах человеком. При этом Гамера никогда не забывал о нуждах криминального сообщества и, не мелочась, отстёгивал в общак большие деньги, благодаря чему попал в расположение к вору в законе Тюрику. Вороватый Кисель, напротив, впал в немилость коронованной особы, растратив серьёзную сумму из воровской казны на собственные нужды.

В 1998 году Павел Киселёв был арестован. С помощью Интерпола его экстрадировали из Чехии, куда он скрылся после того, как выстрелом из гранатомёта взорвал дом по улице Коммунистической, пытаясь расквитаться с хозяином, вставшим ему поперёк дороги. Вместо неприятеля, вовремя унёсшего ноги, Кисель тогда сжёг его жену и 17-летнюю дочку. За три года, в течение которых «авторитет» отдыхал от дел в СИЗО, его бывший друг Гамера перевёл под свой контроль все легальные коммерческие структуры, находившиеся «под крышей» положенца, и прибрал к рукам весь его криминальный бизнес, в том числе каналы поставки наркоты. При поддержке благоволившего к нему вора в законе и его правой руки, лидера Братского преступного сообщества Михаила Скрипника, он стал неформальным положенцем Иркутска, захватив соответствующие властные полномочия. Теперь уже Гамера проводил «стрелки», вникал во все споры между преступными группировками города, следил за наполняемостью и расходованием средств из общака, не скупясь при этом на «грев» иркутского следственного изолятора и поддержку семей заключённых. Главу регионального криминального правительства Тюрика новый положенец областного центра, верный интересам Братского сообщества, устраивал гораздо больше, чем его предшественник.
вор в законе Тюрик(Тюрин Владимир Анатольевич)
В феврале 2002 года Иркутский областной суд оправдал Павла Киселёва и семерых его подельников, обвиняемых в бандитизме, многочисленных убийствах, разбойных нападениях и кражах – за недоказанностью их участия в преступлениях, имевших место в действительности. Тем самым Фемида подписала Киселю смертный приговор, передав его в руки безжалостных конкурентов по криминальному бизнесу. Ко дню торжественного освобождения бандитов в зале суда все сферы криминального влияния в городе были уже перекроены, и попытки бывшего положенца вернуть свои позиции не понравились новым лидерам Братского преступного сообщества Гамернику и Скрипнику.

Агрессивная политика братчан, подмявших к тому времени под себя не только мелкий и средний бизнес, но и крупные предприятия региона в сфере лесопереработки, торговли нефтепродуктами, строительства, всё больше напрягала новых собственников. Многие всерьёз надеялись, что вернувшийся в строй Кисель, борясь за место под солнцем, сможет переломить ситуацию, поставить зарвавшихся братских на место.
Кисель и сам, похоже, в это верил. По информации УБОП, он попытался сплотить вокруг себя негативно настроенных к братчанам лидеров организованной преступности. В ответ на эту меру совершаются покушения на его союзников Андриевского и Повара, смерть настигает ещё одного экс-положенца – Толстика.
В октябре 2002 года Павел Киселёв отправился в Сочи, чтобы встретиться там с представителями грузинского воровского клана. Это был смелый шаг, явный вызов братчанам. Именно «лаврушники», как называли блатные из славян грузинских варягов, занимали лидирующие позиции в криминальном мире Приангарья до середины 90-х годов, пока новый коронованный вор Тюрик, уроженец города Братска, не вытеснил их со своей родной земли. Киселёв мечтал при поддержке лаврушников увенчать свою голову короной вора в законе и составить Тюрику серьёзную оппозицию. Однако претворить этот прожект в жизнь ему не удалось: грузины его не поддержали.
После чего Киселёв делает последнюю попытку утвердиться в криминальном мире: развернувшись на 180 градусов, он едет в Москву к Тюрику, чтобы убедить его в своей лояльности. Однако встреча, назначенная в офисе вора, так и не состоялась. Гамерник и Скрипник успели в тот день опередить Киселя, и после их беседы с Тюриком ходатай не удостоился аудиенции вора, понапрасну просидев в его приёмной до вечера. Это могло означать только одно: коронованный правитель дал добро на физическое устранение экс-положенца Иркутска. «Тюрик на Киселе поставил крест», – говорили между собой сами бандиты. Так завершились «выборы» криминального мэра областного центра. Правда, в кресле хозяина города Вячеслав Гамерник продержался недолго: через полгода, в июле 2003 года, его труп с огнестрельным ранением в голову был обнаружен возле гостиницы «Советская» в Москве. Убийство так и осталось не раскрытым правоохранительными органами. Зато «суд блатных» найти виновного не затруднился: ответственность за это преступление была возложена на голову телохранителя Гамеры, лидера банды «Пожарники» Алексея Бердуты (в феврале этого года он был приговорён Иркутским областным судом к пожизненному заключению).
Банда скриповцев
После неудавшейся аудиенции у вора дни Киселя были сочтены. Он и сам понимал, что стал мишенью, для охраны нанял троих телохранителей-профессионалов, заключив договор с агентством «Гром». Они повсюду сопровождали машину криминального лидера и смерть приняли вместе с ним.
Впрочем, подготовка к убийству Киселя началась уже за несколько месяцев до этого. Организацию казни неугодного «авторитета» взял на себя Михаил Скрипник, доверенное лицо вора в законе. К середине 90-х годов он руководил одной из самых беспредельных банд, хозяйничающих в регионе. Формирование, известное под именем «скриповцы», имело четырёхуровневую структуру. Члены группировки называли своего шефа Человеком с большой буквы: «Человек приказал», «Человек торопит». Авторитет Скрипника был непререкаемым, неисполнения его приказов не допускалось. На рядовых бойцов Человек не выходил, выражая свою волю бригадирам Павлу Баженову (Башке) и Михаилу Захарину (Лыжнику). А те уже сами подыскивали подходящие кадры – «надёжных ребят» они вызывали из Братска, на время выполнения задания снимали им в Иркутске квартиры, покупали машины для «служебных целей», снабжали деньгами на продукты, выдавали необходимые экипировку и оружие. Получив от Скрипы команду, бригадиры самостоятельно разрабатывали планы преступлений, распределяли роли между своими сотрудниками – Человек в это не вникал. А по окончании «работы» Башка выплачивал всем «зарплату». Она была дифференцированной: от каждого по способностям – каждому по труду. После убийства Киселя, к примеру, рядовой боец Артём Клабук, который с августа по декабрь 2002 года ежедневно с раннего утра до позднего вечера занимался тем, что следил за «объектом», в том числе с помощью прибора ночного видения, получил 10 тысяч рублей. Олег Зырянов, занимавший в банде несколько привилегированное положение, благодаря многолетнему стажу «работы» на Скрипника, был вознаграждён 25 тысячами. Самим бригадирам за выполнение этого ответственного задания перепало от Человека по 50 тысяч рублей.

Павла Киселёва и его жену Светлану часто можно было видеть вместе в публичных местах —
Справиться с экс-положенцем Иркутска оказалось не так-то просто. Планов разрабатывалось несколько, но все попытки воспользоваться ими проваливались. Сначала бандиты хотели убить Киселя из винтовки с оптическим прицелом с чердака дома, стоявшего напротив ночного клуба «Стратосфера» – «авторитет» частенько туда наведывался. Потом стали готовиться к устранению «объекта» с территории детского сада, расположенного по соседству с домом Киселёва. Каждый вариант прорабатывался детально, приобретались и пристреливались то ружьё, то винтовка, то автомат – оружие подбиралось в зависимости от обстоятельств планируемого покушения. Но Кисель был осторожен и не подставлялся. В конце концов киллеры остановились на варианте, который сразу предполагал большое количество «побочных» жертв. Киселёв время от времени наезжал в магазин «Вояж».

При этом он обычно был не один, а с приятелями, но это уже не имело значения. Покончить с ним решено было после очередного такого шопинга. Клабук, тенью ходивший за жертвой, передал по рации, что «объект» выходит из магазина и садится в «Тойоту» вместе с женой, незнакомой женщиной и подростком, их сопровождают «Жигули» с охранниками и приятелем Киселя. Получив сигнал, к операции подключается Зырянов на автомобиле «Ниссан», украшенном маячком и шашечками такси. Он перегораживает проезд машинам экс-положенца. И тут же с двух сторон начинают палить из автоматов Баженов и Захарин. Хотя в банде Скрипы имелось звено киллеров, самую ответственную работу приближённые Человека брали на себя. Позицию стрелки заняли беспроигрышную: пока Кисель с женой примеряли шмотки, они в масках-шапочках и с автоматом наперевес уже дожидались сигнала по рации возле световой опоры восточной трибуны стадиона «Труд».
На фото именно та опора у подножия которой все и случилось
Шансов у охранников не было: пока они выскочили из своих «Жигулей», чтобы встретить смерть лицом к лицу, Кисель был уже изрешечён из «калаша». А вместе с ним и его 34-летняя жена, и случайная попутчица – продавец из «Вояжа». Она заканчивала смену и попросила постоянных покупателей подбросить её до подруги, у которой накануне была в гостях и забыла перчатки. В салоне машины оказался ещё один пассажир – 15-летний Миша Соломинский, сын погибшего в криминальных разборках вора в законе Соломы.(о нем в другой раз) Мальчишка в том магазине выбирал себе кроссовки, и «авторитет» пригласил его вместе поужинать.
Криминалисты насчитали 41 выстрел, попавший в цель. 25 из них произведены Баженовым из автомата Калашникова: автоматной очередью он скосил всех, кто сидел в «Тойоте». Захарин, стрелявший из сборного АКМ, тоже не промазал: 16 выстрелами были убиты трое сотрудников охранного агентства «Гром» и ранен приятель Киселёва. Уцелел лишь водитель, который выскочил из машины и спрятался под ней. Автомобиль-«такси» и «засвеченные» стволы убийцы-профессионалы бросили неподалеку от места преступления, а сами скрылись на поджидавшей их машине с транзитными номерами под управлением Алексея Быкова.
Киллерскую машину с транзитными номерами милиционеры обнаружили в паре сотен метров от места преступления – на бульваре Гагарина, 6. Служебно-розыскная собака след преступников не взяла, очевидно киллеры пересели в другую машину. Пока милиционеры не говорят, числилась ли обнаруженная иномарка в угоне, о «мирном» применении автомобиля незадолго до произошедшей бойни лишь косвенно свидетельствуют таксистские шашечки на крыше. В «Ниссане» киллеры оставили два автомата Калашникова калибра 7,62 мм, магазин одного из них был пуст, в рожке второго – 6 патронов. Уже установлено, что один из стволов с 1986 года находится в федеральном розыске за Министерством обороны, то есть был похищен из воинской части.
Невинная жертва заказного убийства
Светлана Радзиловская погибла в центре Иркутска во время нападения на машину Павла Киселева. Невероятно обаятельная женщина одна воспитывала тринадцатилетнего сына. Светлана работала продавцом в торговом центре «Вояж». Постоянные клиенты ее бутика предложили подвезти до дома после рабочего дня. Во время нападения Светлана была застрелена в упор.
– Павел Киселев вместе с женой зашли в ее павильон дорогого постельного белья, когда Светлана уже вызвала такси, – рас – Она долгое время работала в элитных магазинах, и многие покупатели ее знали. Светлана не была подругой жены Киселева, просто знакомым продавцом. Когда ее предложили довезти до дома, она отменила такси и села в их машину.
Сын ночевал у дедушки. Светлану стали искать утром, когда она не вышла на работу. А потом всех ее близких людей вызвали на опознание… . Света купила на свои деньги подарки даже для покупателей: барашки-сувениры в честь символа будущего года.
Светлана Радзиловская училась на биофаке ИГУ, родила сына, неудачно вышла замуж, развелась. Светлана немного занималась коммерцией, потом работала косметологом и продавцом в элитных павильонах.
Света очень любила общаться с людьми, поэтому выбирала такие профессии. Когда работала косметологом, постоянно участвовала в конкурсах. Она всегда следила за собой и очень любила делать красивыми других женщин: красила чуть ли не всех моделей Иркутска.
Погибшая была бескорыстным человеком: своим жизнелюбием помогала всем близким и просто знакомым.
Тем летом он ездила в Иволгинский дацан, и лама посоветовал быть ей особенно осторожной в конце года. Меня пугало, как она часто рассуждала о смерти и рассказывала, как ее похоронить, если что-то случится.
Благодаря энергии Светланы класс, где учился ее сын, стал уникальным. Дети и родители сами отремонтировали несколько помещений для занятий живописью. Родители на равных готовились к много-численным конкурсам, в которых всегда выходили победителями.
К любому празднику мы готовились сутками, но и с огромной радостью, – рассказывает Ирина Лялина, знакомая Светланы. – Она была заводилой во всех начинаниях нашего класса. На все вечеринки родители приходили в таких же смешных костюмах, что и дети. Летом вместе ездили на турбазы. При своей великолепной внешности Светлана не чуралась никакой работы. Я не представляла, как она своими изящными ухоженными руками клеит обои и делает любой ремонт.
– Девочки нашего класса на любом представлении были самыми красивыми, – говорит Елена Нечаева, классный руководитель сына Светланы. – Света Радзиловская делала им исключительный макияж. Многим неблагополучным детям из нашего класса Света приносила качественную одежду. Все делала с огромной радостью. После ее убийства как будто бы у всего нашего класса выбили опору. Для нее не существовало никаких проблем, Света была способна помочь любому человеку. Она очень любила жить…
ПРОДОЛЖЕННИЕ СЛЕДУЕТ!